статья


ЖЕЛЕЗНЫЙ ФЕЛИКС
или Аналогов этой музыке еще нет…

В последнее время, листая страницы «Музыкальной газеты» с частными объявлениями, нередко можно увидеть такие сообщения: «Куплю любые записи ЖЕЛЕЗНОГО ФЕЛИКСА. Дорого!!!» И само собой возникает какое-то желание узнать, кто же он, этот ЖЕЛЕЗНЫЙ ФЕЛИКС и какую музыку делает? Чем эта музыка так привлекает людей, что они готовы выложить за неё прямо-таки «любые деньги»? А тут ещё совпадение такое: сам ЖЕЛЕЗНЫЙ ФЕЛИКС просит на форуме «МГ» об интервью. И как уже, наверняка, догадался мой «неискушённый читатель», я просто не мог обойти стороной эту просьбу. И вот, встретившись и разговорившись с лидером ЖФ Сашей «Железным Феликсом», смею представить на суд читателей эту нашу довольно откровенную беседу.

– Группа образовалась в 1999 году. Начинал я один, так как музыкантов доступных в то время не было. Первые альбомы я писал накладками. Потом, собственно говоря, появились люди, и дело дало оборот. Хотя обычно люди уходили из группы сразу же после первой репетиции, потому что группа очень своеобразная. Но встречались такие экземпляры, которые оставались. Последним составом был… Да, в принципе, состава никогда-то и не было. И поэтому разные альбомы писались с разными людьми. Первый официальный альбом («Праздник безумия») мы записали вообще вдвоём, через компьютер. Был один человек, который очень хорошо на компьютере делал и барабаны, и басы, и всё остальное. Он, в принципе, знал, что я человек немножко ненормальный, и ему безумно захотелось со мной познакомиться. А до этого он меня на фотографии видел, и вот на концерте ГРАЖДАНСКОЙ ОБОРОНЫ он ко мне подошёл и говорит: «Вот, блин, очень хочу с тобой сотрудничать». Я согласился. И вот уже позже мы с ним созвонились и встретились. Его очень покатило от моей музыки, и мы записали с ним «Праздник безумия». Мы с ним записали ещё «Праздник безумия-2», и он ушёл. Как мне рассказывали, он «сделал очень больной «ритуал»: сломал свою гитару, поломал все свои кассеты, сжёг это всё и сейчас вообще далёк от музыки. А до этого он переиграл в таких группах, как НЕУЛОВИМЫЕ МСТИТЕЛИ (довольно известная в определённых кругах), КАНАЛИЗАЦИЯ и в других менее известных командах.

– Ты говоришь, что, мол, «… я – человек ненормальный…». А в чём проявляется эта самая «ненормальность»? Поясни.
– В каких-то ненормативных действиях. Просто бывает такое, что «переклинивает» что-то в мозгах и какие-то вещи могут вызывать очень сильную агрессию. И тогда я делаюсь… В принципе, на этом и замешана музыка. Я раньше увлекался разными оккультными науками, и это тоже дало свой результат. Общеизвестно, что если человек увлекается чем-нибудь подобным, изотерикой, например, то у него, в конце концов, капитально съезжает крыша.

– Прочитав пару текстов твоих песен, ощущается влияние Егора Летова и его ГРАЖДАНСКОЙ ОБОРОНЫ. А на сцене ты ведёшь себя так же, как и Летов в молодости?
– Не стану спорить, влияние есть. А на сцене я веду себя вообще по-больному. Тут никакой Летов не идёт в сравнение. У нас на самом деле не много концертов было, есть видео. И если его показать… в психиатрическую больницу, я уверен…

– Если проводить аналогию среди белорусских групп, то это, наверное, будет похоже на ГОЛУЮ МАНАШКУ…
– Нет. Я был на концерте ГОЛОЙ МАНАШКИ. Это совсем не похоже. У лидера разве «больное поведение» на сцене? То, что он на сцене валяется, я ничего в этом не вижу. У нас музыка намного больнее и более сумасшедшая, чем у ГОЛОЙ МАНАШКИ. Я вообще не знаю таких групп в Беларуси, которые занимались бы такими больными вещами. То есть я вообще не знаю групп, похожих на ЖЕЛЕЗНОГО ФЕЛИКСА.

– С кем из белорусского андерграунда сотрудничаете, общаетесь?
– Вообще, мне нравится группа МАНДРАЖ из Гомеля. Я очень хорошо знаю их лидера и это одна из моих самых любимых групп. Ещё из белорусских групп мы сотрудничали с КАНАЛИЗАЦИЕЙ, но мне совершенно не нравится то, что они сейчас делают. Я очень давно знаком с их лидером и, поверь мне, раньше было намного круче. Вообще, через нашу группу прошло много людей, которые, в принципе, и неизвестны. Просто у нас был такое, что главным была не музыка, а передача своих эмоций, состояния, идей и принципов. Поэтому, наверное, музыка у нас вообще никакая.

– То есть полностью на эмоциях всё замешено…
– Полностью на эмоциях.

– А, может, есть какие-нибудь люди, вещи или события, которые повлияли на твоё мировоззрение?
– Вообще, много чего повлияло. Вот, например, есть такой альбом «Праздник безумия». Рассказываю, как я его придумал и записал. Со мной познакомились люди из одного города (не буду говорить из какого, потому как это не для газеты). Они меня совершенно спонтанно пригласили в гости, и я поехал. Вот эти люди меня просто шокировали. Дело в том, что, приехав к ним, я попал в квартиру, где творился полный беспредел. Это была комната безумия. В связи с этим и родилась песня «Комната безумия». И вообще, после встречи с этими людьми у меня сразу же с мозгами что-то случилось. Я ходил несколько недель под впечатлением, а потом, вдруг, сел и написал этот альбом – «Праздник безумия».

– А не кажется ли тебе, что ты искусственно создаёшь образ ненормального, а на самом деле ты совсем другой?
– В принципе, знаешь, я же говорил тебе, что одно время я занимался всяким оккультизмом, и сейчас воспринимаю такие вещи, которые не совсем адекватные по своей сути. На самом деле я вполне нормальный, человек. Просто бывает такое, что во время записи наших альбомов могу переходить на совсем ненормальные уровни. Ну скажи мне, как такое нормальный человек может сделать, записать? Там же явно слышно, что ненормальный. А в повседневной жизни я вполне адекватный и вменяемый человек. Иногда бывает такое, что воспринимаешь какие-то другие реалии. Или эту нашу жизнь воспринимаешь каким-то неадекватным образом. И песни написаны под этим влиянием. Вообще, все мои песни, особенно последние, написаны в результате трансцендентального опыта. А некоторые песни вообще во сне сочинялись. Например, я иду во сне и слышу, что я, мой голос, поёт песню. И я вот запомнил текст, а потом в реальности записал его на бумаге и сыграл.

– Названия альбомов – «Ночь в дурдоме», «Душевнобольной концерт»… Неужели всё настолько плохо?..
– В принципе, сейчас я уже немного другой, а тогда песни писались в совершенно больном состоянии. Настоящие психопатские записи. В настоящее время я музыкой занимаюсь очень мало, жду какого-то определённого момента. Песни-то были всегда какие-то психоделические. И в какой-то определённый момент это всё переросло в сумасшествие. Где-то в году 2004-м. Тоже повлияли определённые события. Знаешь, когда выворачивает просто из себя, есть два выхода: либо просто ходить и держать это в себе, что я долгое время и делал, либо взять и сломать все эти барьеры, и тогда всё это выходит наружу. Я, например, учился в колледже. Учился нормально. Просто я такой человек, что если и делать что-нибудь, то делать нормально. И многие люди считали, что я интеллигентный, никогда матом не ругаюсь. Но в определённый момент мне это всё надоело. И у всех начала рушиться картина мира. Или вот однажды у меня такая ситуация была. Мы ехали с одним человеком в автобусе. И мне было как-то плохо на душе и захотелось разрядить обстановку. Я и говорю этому человеку: «Спорим, что я смогу в автобусе упасть и кататься по полу». А он тоже сумасшедший был. Мы с ним «Праздник безумия» писали. И вот он говорит, мол, давай, упади. И я упал и целую остановку с диким криком катался по полу. Вообще, такой драйв был. Там мужик какой-то за голову схватился и убежал в другой конец, одна девушка кричала «Помогите ему!!!», а я потом просто встал, отряхнулся и пошёл дальше.

– Ты играешь панк. А ведь изначально панк – музыка, где идеологическая составляющая играет даже большую роль, чем музыкальная. Какая идея твоего творчества?
– Так оно и есть и в наши дни. А идеология ЖЕЛЕЗНОГО ФЕЛИКСА… Просто в разное время идеология была совсем разная. Она не то чтобы менялась, она трансформировалась. В какой-то определённый момент она достигла такого, что просто понимаешь, что ты на самом деле ничего не можешь сделать, на кого-то повлиять. И начинаешь делать какие-то вещи для себя, расширять свои границы сознания. А другие люди тоже как-то включаются в этот процесс и, наверное, тоже для себя что-то находят в этом.

– Какую цель ты ставил перед собой, когда просил на форуме «Музыкальной газеты» об интервью?
– Заявить о себе, что мы такие есть. Потому что многие люди просто не знают о нас из-за недостатка информации. И никто не может получить то, что ему надо. И я считаю, что хоть кому-то это будет интересно, потому что такого просто нет. Я не знаю ни одной команды не только в Беларуси, но и в мире вообще, которая бы делала что-то подобное. А ещё, знаешь, иногда бывает так обидно, когда открываешь «МГ» и читаешь там о какой-нибудь банде, а потом видишь эту команду «живьём», на сцене, и понимаешь, что мы-то ничем не хуже их. То, что у людей есть хорошие гитары, ударные установки, аппаратура, это ещё ничего не значит. Эти группы все чем-то похожи, а ЖЕЛЕЗНЫЙ ФЕЛИКС – совершенно новое и оригинальное.

– Так если это настолько уникально, почему же оно до сих пор находится в подполье?
– Ну не скажи. Несмотря на галимое качество записей и сыгранность музыкантов, кому-то ведь это всё интересно. Конечно, постоянно слушать ЖЕЛЕЗНОГО ФЕЛИКСА и полностью фанатеть от него могут люди только невменяемые. Хотя не факт. Ведь людям вполне вменяемым это тоже интересно.

– А вообще, слушают ли наши люди ЖЕЛЕЗНОГО ФЕЛИКСА?
– Вокруг ЖЕЛЕЗНОГО ФЕЛИКСА постоянно находятся люди, которые хотят сотрудничать. Их эта тема интересует. Постоянно находится какая-то прослойка людей, которым это интересно. Особенно мне было любопытно вот что. Есть такой человек из Москвы, который работает генеральным директором какой- то компьютерной компании. Солидный человек. И вот он каким-то образом узнал о ЖЕЛЕЗНОМ ФЕЛИКСЕ. И не так давно он мне написал письмо, что ужасно хочет послушать наши записи. И, понимаешь, наша музыка вставила вот такого человека. Ни какого-нибудь панка, который ведёт непонятно какой образ жизни, а директора. Многих людей, наоборот, когда они узнали о моём творчестве, отвернуло от меня. Есть всякие люди, которые постоянно спрашивают насчёт альбомов. Но есть и люди, которые ругают ЖЕЛЕЗНОГО ФЕЛИКСА, критикуют. В КАНАЛИЗАЦИИ есть такой человек, с которым мы постоянно ругаемся. Потому как он постоянно говорит, что, мол, надо делать вот так, а не так. Я-то знаю, что он слушает ЖЕЛЕЗНОГО ФЕЛИКСА. Время от времени он пробалтывается, что ему это интересно.

– Знаешь, когда тебя видишь, особенно впервые, никогда не скажешь, что ты нечто подобное играешь…
– Вот в этом весь прикол. Каким-то образом я выгляжу интеллигентно. Я очень долго экспериментировал над собой, над своей психикой, сознанием. Всякие эксперименты ставил больные. И я что-то понял из этого, какие-то выводы для себя сделал. И теперь могу какие-то вещи себе позволять.

– Какие последние пять записей, альбомов ты прослушал, и какой концерт посетил последним?
– Надо подумать… Я, честно говоря, даже и не вспомню. Я регулярно слушаю такие группы, как МАНДРАЖ, ГРАЖДАНСКУЮ ОБОРОНУ, ЖЕЛЕЗНОГО ФЕЛИКСА, хе- хе, КРАСНЫЕ ЗВЁЗДЫ (хотя эта группа мне совершенно не нравится). Последним я посетил метал-концерт. За компанию. Мне вообще лень на концерты ходить, даже и на любимые группы. Я только могу иногда за компанию сходить.

– Чем занимаешься на данный момент, и есть ли какие-нибудь планы, как в жизни, так и в творчестве?..
– Творческие планы… Знаешь, не факт, что ЖЕЛЕЗНЫЙ ФЕЛИКС будет ещё продолжаться. Если будет какая-то волна, какой-то посыл, то ЖЕЛЕЗНЫЙ ФЕЛИКС будет продолжаться и дальше. В принципе, я и сейчас пишу текста. Но уже смотрю на всё это по-другому. Вот, к примеру, лидер КАНАЛИЗАЦИИ берёт какие-то свои старые песни, которые уже актуальность потеряли, и переигрывает. А какой мне смысл искать музыкантов? Если есть какой-то толчок, то ты всё сделаешь. Зачем мне репетировать по сто раз одно и то же, ведь это будет уже искусственно. Репетируют группы, которые хотят качественно сыграть, деньги заработать. А у меня, как я уже сказал, всё замешено на эмоциях. Если у меня нет эмоций, то я тебе ничего не сыграю. Мне это будет самому неинтересно. Были даже такие случаи, когда люди собирались на репетицию, начинали играть, а я говорю: «Всё! Репетиция закончена!» И ухожу домой, даже не успев начать. Я вижу, что ничего не получается. Я что-то давлю из себя. Поэтому, если у меня появляются эмоции, я стараюсь сразу же бежать репетировать. Поэтому планов сейчас никаких нет. Сейчас же я просто наблюдаю какие-то процессы, которые происходят внутри меня, снаружи меня, в жизни. Наблюдаю за тем, как ведут себя люди. Я вижу в этом какую-то закономерность. На самом деле, можно много чего интересного почерпнуть.

– О чём ты сейчас мечтаешь?..
– О чём я сейчас мечтаю… У меня раньше были мечты. А сейчас я многие мечты осуществил. Даже и невозможные, скажем так. Я добился всего, чего хотел…

Фото предоставлено музыкантом



Дмитрий ПЕТРОВСКИЙ

© 2007 музыкальная газета