статья


Наталья Матылицкая
и её заразительная радость

Она носит протёртые джинсы и пишет диссертацию по фольклору. Преподавательница белорусской мифологии в “кульке” не стесняется исполнять народные песни прямо на парах! Заразительно энергичная и заразительно радостная Наталья Матылицкая – вокалистка группы UR’IA со славным прошлым в коллективе ЛІЦЬВІНЫ. А ещё совсем недавно Наталья представила белорусам дебютный альбом аутентичных фольклорных песен ”Пчолачка”! И диск, кстати, в рейтинге «Музгазеты» в завидном направлении движется.

– Группы ЛІЦЬВІНЫ, UR’IA. А тут – оп! Сольник! Сложно было на издание решиться?

– Долгое время сомневалась. Никто ведь до этого сольные аутентичные песни не издавал. И не была уверена: понравится ли людям? Нужно ли? Но Алесь Лось мне сказал: “Ты что?! Если есть, что сказать, если ты внутренне наполнена, записывай! И не рассуждай – нужно или не нужно!”

– Один музыкальный журналист в рецензии для «МГ» едко посмеялся над оформлением вашего диска: мол, Матылицкая – очень красивая женщина. Но, закутанная в «какую-то “аўтэнтычную”накидку», выглядит примерно так же, как Шерон Стоун в кирзовых сапогах!
– Камень в нашу традиционную культуру! В то, что для меня и для многих белорусов святое. Но камень отскакивает от святынь! Я люблю нашу белорусскую аутентичную одежду! Она соответствует музыкальной стилистике диска «Пчолачка». Дизайн моим коллегам и студентам очень нравится! Прекрасный художник Алесь Лось обложку сделал. Фото делали в музее народной архитектуры и быта, который мне дорог и где я раньше работала: проводила обрядовые праздники.

– Вы ведь филолог. А никогда не желали приобрести музыкальное образование?
– Одно время хотелось. Но, в принципе, для аутентичных песен учителя – бабушки. У нас в Институте культуры появилась недавно этнофоноведенье – учат петь в такой манере. Сами преподаватели владеют музыкальной грамотой, но по нотам никто не разучивает песни, только как в традиции – через устное перенятие! Когда только начала петь в ЛІЦЬВІНАХ, Владимир Берберов сказал: “Очень хорошо, что тебя никто не учил петь, например, в народном хоре, а то бы пришлось переучиваться!” Вообще, отсутствие специальной музыкальной образованности в этой области сыграло, может быть, и замечательную роль. (Вот оно как!.. Оказывается, не всегда в пользу ученье-мученье! – От авт.) Неизвестно, как сложилась бы певческая судьба, если бы я не поступила на филологический БГУ, ведь только там у студентов была фольклорная практика, где я просто сразу была очарована пением бабушек, подумала – это моё!

– А сбор фольклора на написание собственных текстов никогда не вдохновлял?
– В принципе, есть кое-какие тексты, но я их не представляю публике. Я ведь филолог и достаточно хорошо знаю поэзию: что стоящее, а что нет.

– Сейчас ведь очень популярен так называемый фолк-модерн. Не боитесь, что аутентичные песни затеряются в этом бурном течении?
– Не боюсь. Уверена, что не потеряются. Аутентический фолькор ведь классика. Массами, может быть, пока и не будет востребован, но от этого своей ценности он не теряет. Как к первоисточнику, к нему некоторые фолк-модерные коллективы обращаются. А если не обращаются, то уже неинтересная музыка получается. Один украинский доктор наук пишет, и это в принципе известные вещи, что аутентичное искусство ценится наравне с классикой, это высокое искусство!

– Ну, а что вам всё-таки ближе – аутентика или фолк-модерн UR’IA?
– UR’IA меня изменила. В том направлении, какого я подспудно давно желала. Я стиль одежды поменяла. Влезла в протёртые клёшные джинсы, в джуд… Но всё же мне и то, и другое интересно. Почему я пришла в UR’IA? Потому что увидела, что такая музыка имеет всё-таки более широкую аудиторию. Я видела, что ЛІЦВІНЫ законсервировались в каком-то узком окружении… Аутентика, в принципе, тоже может выйти на широкую аудиторию, но с этим ещё нужно поработать! В ближайшее время хочу заниматься фолк-модерном! Но и от аутентичного стиля не собираюсь отказываться.

– В хит-параде 1994 года ЛІЦЬВІНЫ, обогнав таких культовых рокеров, как ULIS, МЯСЦОВЫ ЧАС, вышли на первое место с песней “Восень мая доўгая”. Не думаете, что фольклор потерял сегодня былую популярность?
– Нет, популярность фольклора возросла, и, что радует, в среде молодёжи! Но в те времена были всё-таки лучшие условия для фольклорных групп. Сейчас сложнее на телевиденье и радио попасть, чтобы эти песни чаще слышали. Чтобы песни там крутили – надо платить. На Украине, например, проще. Есть государственная поддержка. Да ещё и какая! К тому же у них есть такие инициативные и популярные люди, как Олег Скрипка, которые продюсируют фолк-коллективы, работающие в аутентичном стиле.

– Вы пели с Юрой Выдронком, Миколой Трусом. С кем ещё хотелось бы?
– Одно время хотела с Войтюшкевичем спеть. Но оказалось, что не я одна! С ним на недавнем концерте пели Светлана Зеленковская, Маша Лагодич. ВСЁ! Идея потеряла эксклюзивность! Но было бы неплохо, если бы у Змитера какие-нибудь интересные идеи именно относительно меня появились!

– А кто ваш слушатель?
– Все возрастные категории. (Единственные “тяжёлые” люди – это средний возраст. Потому что они на советском, обработанном, увеселительном фольклоре воспитывались). Даже среди детей любители есть! Тамаш, семилетний ребёнок моей подруги, сын Змитера Сидаровича из группы КАМЭЛОТ, знает на память все тексты ЛІЦЬВІНАЎ! Как-то шли мы вместе по улице. Он спрашивает: “А ты действительно Матылицкая?” А потом начинает петь: “Га- а-алуб на чарэшні-і-і…” (Наталья демонстрирует свой вокальный дар. – От авт.) Я подхватила. Мы идём и поём. Сейчас он уже, кстати, и “Пчолачку” всю разучил! Хотя мне и самой было достаточно нелегко запомнить тексты на диалектах. Уникальный мальчик! Играет на скрипке, “битлов” слушает, Баха...

Шагаю домой. Искренняя и какая-то понятная радость живёт в Наталье Матылицкой! Жизненная энергия, оказывается, щедро струится не только из песен, но и при обычном человеческом общении.

Фото предоставлено автором



Екатерина БЕЗМАТЕРНЫХ

© 2005 музыкальная газета