статья


SVET BOOGIE BAND
на The Global Battle Of The Bands в Лондоне

Группа SVET BOOGIE BAND, победив в нашей, региональной, части конкурса The Global Battle Of The Bands, съездила на международный финал в Лондон и счастливо вернулась обратно. Белорусские отборочные туры активно транслировалось с сентября по ноябрь на Первом телеканале в передаче «Плей- офф», которая была довольно рискованным экспериментом, создавалась буквально на скорую руку, однако привлекла к себе такое количество зрительской аудитории, каким вряд ли могли бы похвастаться другие шоу-проекты отечественного экрана. Чтобы дать возможность вкусить зрителям программы и «финальной кухни» конкурса GBOB, мы встретились с лидером SVET BOOGIE BAND Святославом Ходоновичем и допросили его по всем статьям. Весь последующий текст – его монолог, разбитый нами для удобства на тематические разделы.

Обстановка на месте


Все было очень классно, весело и чудесно. Четкая организация, гостиница в центре города, прямо возле Британского музея, там же находится и клуб, где проходил конкурс. Все строго по графику: саундчек для каждой группы по 10 минут, сразу после саундчека по очереди все и начинается. Большой клуб, очень много людей – всех, разных, из разных стран… Отличный звук, отличная сцена, гигантский зал в два яруса с балконами, где сидит жюри и другие зрители. Все это заполнено, и такая атмосфера, знаешь… Кто бы ни выступал – всех классно принимают. Мы играли четвертыми и вызвали очень положительную реакцию у публики: все сразу заулыбались. Очень теплый прием, класс.

И – никаких накладок. Представляешь себе, такое количество групп, каждому поменять сцену, аппаратуру. Ведущий – как на боксерском ринге: 10 секунд он занимает зрителя, и выходит следующая группа.

Каждая группа исполняет по две песни, но главное – надо уложиться в 8 минут. Многие вообще одну играют. И все, абсолютно все группы делают такой современный звук, в котором присутствуют элементы ритм-энд-блюза, джаза, фанка, метала, хардкора… Некоторые группы, наоборот, – узконаправленные. Из Канады, например, такой «золотой парень», вроде Бон Джови, выскакивал. Но все очень профессионально и очень красиво. Другие ребята были, как Плант или Кавердэйл, тоже такие же патлатые, рок-н-ролл играли, все еще смеялись. Но все – очень стильно. И они этим живут. И они все такие. Ты видишь человека на улице, а он – музыкант.

Приехали американцы, три молодых парня, три здоровых негра, первый раз в Европе – просто «обалденные» – и выиграли конкурс. Когда они играли, весь зал стоял и смотрел их выступление. Потом англичане – я даже не знаю, как называется тот стиль, в котором они работают. Но ощущение мощи, праздника, классного настроения, движухи они создали очень здорово.

Австралийцы играли рэгги, ска. Но, опять-таки, это был достаточно большой состав: перкуссия, барабаны, басист, гитарист, вокалист и две дудки – саксофон и труба. И конечно, это было не то рэгги, которое я, например, слушаю – знаешь, классика всякая. У них было все намешано, и при этом – настоящее движение на сцене. Видно, что им это все в кайф.

Не совсем "Евровидение"

Они все понимают блюз и очень его любят, но при этом мы видели все остальные группы и понимали, что мы – просто вне формата конкурса. Нам говорили потом: «Да, это классно, что вы делаете; у вас есть харизма, шоу, стиль, но нам нужна группа, которая поедет качать стадионы и продавать записи».

Ведь этот фестиваль – он прежде всего коммерческий, организован фирмой Gibson вместе с какими-то ребятами-продюсерами. А как работают продюсеры в Англии? У них есть одна группа, ведущая, и от нее уже идут группы, которые занимаются такими фестивалями. Поэтому и очень жесткие коммерческие требования. Даже награждают только занявших первое место, а всем остальным – просто «до свиданья, спасибо, классно играли».Сказали между делом, что понравился еще басист какой-то, но то, что на официальном сайте висят какие-то места, это очень условно. На самом деле все идет первому месту: контракт, сто штук баксов, самые лучшие гитары Gibson и так далее.

Смысл фестиваля – очень простой. Люди – продюсеры, журналисты, гитарная компания Gibson – организуют этот фестиваль с одной лишь целью: найти себе группу, с которой они будут зарабатывать еще больше денег; группу, которая уже сейчас готова ехать и играть концерты на стадионах. Можно классно играть фолк, блюз или джаз, но это – музыка другая, это музыка, под которую люди отдыхают в клубе, пьют пиво и наслаждаются жизнью. А нужно – смесь BLACK EYED PEAS и RED HOT CHILI PEPPERS, и с этим ничего не сделаешь.

Все группы – просто фантастически классного уровня, все очень интересно играют. Разную музыку – были панки, был целый клан подражателей Ленни Кравица, были ребята, которые играют в стиле RADIOHEAD и COLDPLAY. Всего намешано очень много, но сделано это очень стильно. И, прежде всего, это – музыка мощная, которая немножко тебя прибивает в чем-то, но при этом она тебе очень нравится. С элементом депрессии или агрессии – всего два варианта. У нас оказался вариант нестандартный – теплого какого-то отношения со зрителем... А там выходит группа – и тебя просто сметает звуком. Звучит громко, но тебя эта громкость не убивает: у тебя просто трясутся внутренние органы и эффект абсолютно психоделический. Почти все группы там такие. А у нас – ну, соло-гитары: Леха дергает соло – все хлопают и улыбаются. До этого там все: «Аааа! Джжж!» А тут вышли вчетвером такие чувачки, в пиджачках, улыбаются, блюз: «Вы любите блюз?»

Центр мира и новые песни

Когда я зашел в магазин купить пластинку и увидел, что там происходит – я все понял. Там в один день все релизы, все новые записи уже есть на виниле. Это давно созданный бизнес, и на таком уровне, что просто… Поэтому и жесткая конкуренция, поэтому и все они там классно играют. Вот я купил там пару пластинок, меня очень качает, мне очень нравится; и на каждой написано, что это офигенный «incredible sound» и так далее. И в то же время я понимаю, что они купили это в 73-м году, в день, когда этот диск вышел. И кроме этого они купили еще пять таких же, или шесть таких же дисков, разных. Поэтому мне и кажется, что британцы двигают всю эту культуру.

В первый же день, как мы приехали, я нашел старый блюзовый клуб – случайно набрел – и в этот же день пел там с их музыкантами. На следующий день в этом клубе, который, как оказалось, там самый культовый, мы играли уже всей группой – еще за день до фестиваля. С этим там все очень просто. Музыканты, играющие абсолютно разную музыку, – известные и нет – просто приезжают со всего света поиграть в этом клубе блюз, METALLICA, например. Вот и получилось, что все три дня, которые я был в Лондоне, я играл и радовался.

За один вечер мы успели обойти четыре джазовых клуба – просто пешком гуляя. Мы там вообще очень много гуляли. С нами ездила съемочная группа Первого канала и Шпитальников, только они все время очень волновались. Ну и вот тебе информация шокирующая: мы же собираемся записывать клип! Материал для него был снят в Лондоне. Мы гуляли целый день, прошли от Биг-Бена, от Темзы, от Лондонского моста – и до всего… Первый это всё снимал, будет очень прикольно. Как раз перед тем, как уезжали, у нас был такой заряд, мы за день в студии на ходу сочинили три песни, а вечером еще и четвертую. И вообще – мы планируем делать новый диск.

Стоит ехать!

Всегда классно, когда твою страну кто-то представляет. Это просто так принято. Это у нас только – Национальное телевидение сразу поехало, большой резонанс… Там на самом деле совсем другое отношение. Там это – жесткий бизнес. Чтобы побеждать, нужно вести туда прежде всего «продукт». Принимать участие обязательно надо – может, даже послать сборный состав, у нас же куча музыкантов здесь. И стоит ехать не потому, что это коммерческое мероприятие, а потому, что оно происходит в Лондоне, а это общение, это опыт и очень много впечатлений. Каждый год надо участвовать и кого-то туда возить. Там ты открываешь для себя другой мир и начинаешь заниматься тем, что ты делаешь, с большим усердием, начинаешь больше уделять этому времени. Любую группу можно брать и везти туда только для того, чтобы она потом стала еще лучше. Но для того, чтобы там выиграть… Я могу, конечно, сказать, что J:МОРС мне нравятся – и еще там кто-нибудь – но смысл в том, что J:МОРС или любую другую белорусскую группу никто не будет возить по всему миру и собирать стадионы: это просто не тот продукт. Группы, которые там выступали – это то, что крутится сейчас по всем модным радиостанциям. BLACK EYED PEAS, COLDPLAY – они звучат точно так же, как группы на этом фестивале. Можно вести J:МОРС – да, они делают достаточно современную музыку, но язык...! Это не тот фестиваль, где можно удивить фолком или языком. Обязательно нужно петь на английском – или сделать что-то такое, чтобы люди, не понимая даже, о чем ты поешь, просто офигели.

Нас вот каждый отборочный тур спрашивали: чем вы собираетесь удивить Лондон? Сейчас ответ у меня уже есть: если ты думаешь, что можешь удивить Лондон, то ты или сумасшедший или счастливый человек, одно из двух. Лондон удивит тебя – в любом случае, чем бы ты не занимался. Для меня это – просто другое место, абсолютно фантастическое, там музыка – везде. И отбор – очень жесткий. Вот приезжали молдаване, очень смешные – они душевные, конечно, но по музыке немножко вокально-инструментальный ансамбль. Ну – наш, наш стиль! Вот как ты ни крути.

Там все группы, как минимум, в неделю играют 4-5 концертов: по всей своей стране, в Европе и так далее. Они просто крутятся в этом все время. У нас здесь этого всего просто нет. Это все – замкнутый круг. А там все сразу видно: группа играет или так, «ребята из подвала».

Фото предоставлено группой



Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ. Максим ИВАЩЕНКО

© 2005 музыкальная газета