статья


Дрозды
Как Наши Сочи Штурмовали

Когда было официально объявлено, что в российском конкурсе молодых исполнителей «Пять звезд» будет принимать участие белорусская группа ДРОЗДЫ, музыкальная общественность нашей страны отчасти встала на уши. Как? почему? когда? и... давайте, ребята, не подкачайте, покажите российской попсе веселый белорусский рок -- мысли, которые чаще всего отмечали свое присутствие в заинтересованных головах в то время, пока ДРОЗДЫ под гостеприимным и горячим сочинским солнцем доказывали свою достойность и неоднозначность. Ура! Доказали таки. Третье место среди всей этой бригады прототипно-фабричных (за отдельными исключениями) мальчиков и девочек -- недурственно и даже совсем. По приезде ДРОЗДОВ поздравляли все. Отметилось и ОНТ. Теперь пришла наша очередь. Поэтому – поздравляем! И начинаем разговор более детальный. Если хотите -- даже мелочный и, безусловно, впечатлительный. То есть о впечатлениях. Напротив меня Виталий Карпанов -- лидер и вокалист-балалаешник ДРОЗДОВ.

-- ДРОЗДЫ... Люди с консерваторским образованием. Не стопорит ли она сам процесс творчества -- эта консерватория?

-- Ну, во-первых, она еще не закончена. Может, мы еще и не получим этого образования, название которого так пафосно звучит. А во-вторых, консерватория не мешает. Она, наоборот, помогает лучше организовать труд и выбрать правильное направление для своей энергии.

-- Но ведь не зря же в народе бытует мнение, что столь профессиональное занятие музыкой порой давит на корню все истинные таланты (особенно сочинительства!). Правда, за редким исключением. Следовательно, случаи выпадания из настоящего творчества и максимальное внедрение в элементарный конвейер имели место. Как у вас с тем, чтобы ПРАВИЛЬНО играть?

-- Дело в том, что у нас в коллективе пять человек. И только два из них учатся в этой самой консерватории. Если мы вдруг перегибаем палку, начинаем играть слишком... правильно, то остальные ребята нас сдерживают. Они достаточно часто говорят нам, что «тут» не нужно чересчур гладко, а надо, наоборот, -- по-уличному. Так что, мы друг друга компенсируем.

-- Я знаю, что ДРОЗДЫ еще очень... просто очень-очень молоды. Но это все равно не помешает нам припомнить, с чего же все начиналось. Все-таки сегодня вы фактически национальные... пускай не герои, но любимцы уж точно. Итак?

-- Сейчас группе около года. В самом начале я творил самостоятельно. Потом понял, что надо что-то с этим делать, как-то бороться. Оно ведь все внутри болит и наружу просится. Затем ко мне в общежитие подселился друг баянист. Мы начали с ним играть вдвоем. Потом все чаще стали говорить о том, что неплохо было бы еще классического состава добавить. Добавили. Получился такой народно-эстрадный джазовый ансамбль. Начали репетировать вместе. Сняли клип. Записали альбом...

-- Я все никак ума приложить не могу, как же вам удалось попасть на этот конкурс «Пять звезд» -- практически в самое нутро российской поп- тусовки, которую негласно возглавляет Алла Борисовна? Попса она, конечно, попсой и останется, но все равно -- уровень-то какой! -- не чета нашему.

-- У нас в Москве есть хорошие друзья, с которыми мы переписываемся, общаемся, часто приезжаем в гости. Это все их затея. Они и придумали отнести туда нашу запись. Сделали это, даже не предупредив нас: просто взяли диск и доставили, куда нужно. Честное слово, мы ничего об этом не знали! А потом они позвонили нам и сообщили, что нас отобрали из пятисот претендентов и мы стали одними из сорока. Мы приехали в Москву, сыграли перед жюри и попали в двенадцать! Потом поехали в Сочи.

-- На вашем счету это первый подобный конкурс или были еще?

-- Первый. Да и наше первое выступление-то было совсем еще недавно -- осенью на праздник города.

-- А я вот слышала, что вы особо ни на что не рассчитывали. Но и не расстраивались по этому поводу: мол, поедем в Сочи, на солнышке погреемся, на песочке поваляемся, в море искупнемся -- чем не красота! А приз -- это уж как выйдет. Правда? Отношение ко всему действительно было таким?

-- Конечно. Там ведь было такое количество мегаструктур, эстрадных звезд, популярных артистов! Мы же все это предполагали и видели, поэтому и понимали, что претендовать на что-то коллективу из Беларуси (!!!), который особо-то и не готовился... Поэтому мы ехали, скажем так, отыграть. Но отыграть так, чтобы не было стыдно ни перед коллегами, ни перед теми, кто просто решит телевизор посмотреть. К поездке мы подготовились, как могли: купили плавки, чтобы хорошенько искупаться в море.

-- Ну, думаю, стыдно за вас не было никому. Тем более, что после одного из концертов мне несколько наших музыкантов говорили: «Видела? Видела ДРОЗДОВ с балалайками? Правда, здорово?»

-- Ну, раз так, то, значит, стыдно действительно не было. А нам было очень приятно. Не из-за третьего места, а потому что артисты оценили. Нам на самом деле не было стыдно перед коллегами. Многие из них подходили и говорили: «А вы молодцы. Настоящие. Не обманываете народ».

-- ДРОЗДАМ вручили приз за третье место. А вообще, выигравшие люди как-нибудь премировались? Или это все было так: получил сувенир на память -- чего же боле? -- поставь на полку и любуйся?

-- Ни гран-при, ни какие-либо другие места не премировались. Единственный ценный приз получила Алена Высотская, которую выбрала Пугачева, -- десять тысяч долларов. А все остальные -- так: делай с ним, что хочешь, с этим дипломом. А что ж вы еще хотите? Вас показали по телевизору, вас заметили. Хватит уж...

-- Насколько тяжело было прорываться сквозь тернии к самым настоящим, прямо всамделишним звездам эстрады? Да и вам, гостям-белорусам, на российской земле самих себя-то как ощущалось?

-- Действительно было тяжело. Особенно психологически: очень много репетиций за такие краткие сроки, постоянный грим... Нас же снимал Первый канал, и мы постоянно слышали: этим боком не поворачивайся к камере, так носом не дергай... За все то время у нас взяли просто массу интервью. Но такое ощущение, что все это делалось зря, потому что они не вошли ни в одну программу. Наверное, мы вели себя не совсем форматно. А может, говорили неправильно или вообще не то, что от нас хотели услышать. Но ведь действительно, если подумать, то мы там были на самой грани формата.

-- На ваш взгляд, кто был самым сильным соперником? С кем было бороться в удовольствие?

-- Лично мне очень понравилась Алена Высотская. Именно по своим творческим начинаниям. Телевизор -- это ведь одно, там все одинаково красивые выходят, если над ними специальные люди поработают. Но когда мы с Аленой просто разговаривали, без камер, она мне рассказала, что у нее был уже такой-то проект, что она успела записать альбом. Вот это настоящий творческий человек.

-- Совсем недавно вы побывали на «Авторадио». В разговоре с вами ди-джей (девочка Маша) задала примерно следующий вопрос: «Не считаете ли вы себя продолжателями дела группы ЛЯПИС ТРУБЕЦКОЙ?» На сию реплику вы достаточно осторожно ответили что-то вроде: «Ляписы» -- «ляписами», а ДРОЗДЫ – ДРОЗДАМИ». Как я понимаю, вам не очень-то импонируют подобные сравнения?

-- Самое интересное в том, что нас начали сравнивать только в Беларуси. Наверное, потому что обе команды белорусские. В Москве же нам сказали: «Ребята, вы молодцы. Такого у нас сейчас нет!» Там даже и не упоминали о том, что до этого были «ляписы». Нам все артисты говорили: «Вы классные!» И это несмотря на то, как распределились места в конкурсе. Мы там у всех ходили в любимчиках. Наверное потому, что постоянно шутили, у нас не было никаких расчетливых мыслей о призах, старались со всеми общаться открыто и по-доброму... Конечно, группа ЛЯПИС ТРУБЕЦКОЙ в какой- то момент повлияла на нас. И нельзя говорить, что мы ее не знаем. Как это? Конечно, знаем. Наверное, мы взяли от них то, что нам особенно понравилось, таким же образом коварно использовали и другие, правда, зарубежные группы. Теперь же мы имеем то, что имеем, и делаем то, что делаем.

-- Меня всегда интересовал момент написания таких чудесных песен -- разудалых запевок-припевок. Считается ведь, что самый пик творчества наступает в тот момент, когда человеку плохо. Грубо говоря, настоящему художнику необходимо сидеть на строжайшей диете, скрупулезно подсчитывая и отмеряя граммы и калории пищи физической и духовной. Ибо ему (художнику, то бишь) положено быть голодным -- и все тут! Творчество ДРОЗДОВ тоже рассматривается с заданного обществом ракурса?

-- Песни пишутся в первую очередь, как появятся вдохновение, настроение и элементарная внутренняя потребность. Да, конечно, есть такой момент, относительно остроты мировосприятия. Ведь творческие люди отчего творят? От неудовлетворенности. Поэтому подобный подход тоже нельзя снимать со счетов. Часто ведь бывает так, что сегодня мне хорошо -- я пробую писать песни. Вроде что-то выходит. А завтра мне вдруг невыносимо плохо, а получается намного лучше. Хотя есть и вероятность того, что «завтра» может не получиться совсем.

-- Хочу вернуться к «Пяти звездам». После того, как были объявлены итоги конкурса, во всевозможных СМИ появилась просто туча статей, что называется, на тему. Не отстать пытались все. Так вот, один из самых модных московских журналистов (по-моему, Гаспарян, хотя утверждать на все сто не стану, потому как статью видела достаточно давно и мельком) выдал вам, прямо скажем, «за даром» навязчивое определение. Он писал примерно следующее: «Третье место было отдано эксцентричной группе ДРОЗДЫ». Согласитесь ли вы с подобным видением и трактовкой вашей музыки, да, в принципе, и вас самих, как личностей?

Виталий: А что такое эксцентричный? Мне кто-нибудь может доступно объяснить?
Вячеслав Гулевич (продюсер коллектива): Это когда твоя непосредственность круче, чем у всех остальных. Максимальная неординарность то есть. Виталий: Ну, если наше естественное состояние назвали именно этим словом, то пусть они его, как угодно определяют. Потому что то, что мы делаем, -- не искусственное, а естественное.
Вячеслав Гулевич: Я вообще не понимаю, к чему этот журналист притянул сие определение.

-- Виталик, говорят, там у вас был интересный момент с Филиппом Киркоровым. В чем суть? И насколько это было остро?

-- Когда мы вышли играть еще только первую песню, я сразу же увидел комиссию. Среди всех был и Киркоров. А у меня по поводу Филиппа всегда возникала уйма разных юморных идей, часто хотелось над ним как-нибудь подшутить. И вот, когда я увидел его в комиссии, то сделал совершенно дурацкое движение рукой: здорово, друг, кореш и брат! Потом смотрю, а он мне таким же движением отвечает. Получилось, что я над ним поприкалывался, а он мне всерьез ответил! А что? Всем ведь хорошо было!
Вячеслав Гулевич: ДРОЗДЫ были на конкурсе настоящим лучом света.

-- Что вы имеете в виду?

Виталий: Мы ходили такими, какими приехали: без костюмов, в удобных кедах... Все за нами наблюдали, даже те, кто был строго проинструктирован, как нужно себя вести и как, и что может быть. Все буквально смотрели нам в рот, когда мы шутили, и с удовольствием отмечали для себя то настроение, с которым мы выходили на сцену.
Вячеслав Гулевич: Там почти у всех артистов было все до мелочей просчитано и продумано: какие мальчики-девочки и где должны стоять, что и кому говорить, как смотреть в камеру... А непосредственность ДРОЗДОВ подкупала всех. И еще: никто из артистов никого не поздравлял, а на ребят все накинулись, как только они после вручения награды прошли со сцены за кулисы.

-- Уж позвольте поинтересоваться насчет дальнейших планов. Мне на самом деле очень интересно, а будет ли продолжение. Потому как... столь громко начав, и дальше двигаться, пожалуй, следовало бы соответственно...
Виталий: Думаем поехать на «Евровидение». Собираемся подать заявку. Конечно, это достаточно трудно себе представить.

-- Кхм... По-моему, даже более чем. Это не в упрек ДРОЗДАМ. Я ни в коем разе не хочу умалить ваше творческое достоинство. Но ведь, эти чиновники от музыки вряд ли пропустят группу, не попадающую в категорию «поп». Хотя мне было бы это очень приятно и близко.

-- Почему сложился стереотип, что на подобный конкурс могут ехать лишь красивые и ровные? Почему бы не взять такой коллектив, как мы, и не показать Европе Беларусь в таком свете? Конечно, мы пока еще с юмором относимся к нашему стремлению. Но вдруг та же самая балалайка в Европе покажется смешной и пройдет хотя бы в финал -- эта балалайка? Ну, а если нас не пустят на «Евровидение», то мы сами поедем. Купим билеты, прилетим в Афины и хотя бы поиграем около сцены.

-- А конкурсов, подобных «Пяти звездам», вы себе еще не наметили на будущее? Может, какие-нибудь знаковые фестивали?

-- Мы ничего не планируем. Так же, как не планировали и до этого. Я вообще считаю, что в жизни все должно происходить естественно. Самим да еще заранее придумывать сложно. Это ведь все и воплощать придется!

-- А как же рыбка, которая без труда не ловится? Это сейчас вам так подвезло. Что если дальше локтями себе дорогу чистить придется? А вы даже не собираетесь...

-- Рыбка? Сначала надо песню сочинить -- это уже труд. А там и удочки можно закидывать, чтобы ловилась.

Фото предоставлено группой



Ольга САМУСИК

© 2005 музыкальная газета