статья


Колесников, Константин
Удивляет И Удивляется

Разрешите доложить: Константин Колесников прибудет чуть ниже. Сейчас целью имею представить данного персонажа. Нет, вы не подумайте, Костя очень хороший! Просто он играет на бас-гитаре. Нет, не так. ОН ИГРАЕТ НА БАС-ГИТАРЕ! О-па! Это уже ближе к телу. Давно-о-о уж играет. По разным командам прошелся. В данный момент обретается в... трех, по-моему (там дальше по тексту разберемся)... Вот, что я вам о нем (о Костике, то бишь) скажу: неутомим, заводящ и в своем роде уникален. С ним легко и весело, комфортно и творчески. А еще как-то всегда... по-дружески, что ли? В общем, я же с самого начала совершенно убедительно заявила, что Костя очень хороший! А теперь -- держите! -- вот он сам, как и обещано было -- ниже.

-- Костя, на твоем «басовом» счету просто уйма групп... Некоторые из них в свое время звездили очень и очень. Но это как-то все больше в прошлом. А сегодня мы имеем... IQ 48 (тоже, в общем-то, не обделенная популярностью и своеобразностью команда), zygimont VAZA (этакий рок- динозавр), ПАРУ РУБЛЕЙ... Все? Или есть еще что-то?

-- Мне кажется, что и этого пока достаточно. Я действительно за свою жизнь где только не играл. Были и весьма удачные коллективы. Например, те же ЛЕПРИКОНСЫ. Из этой группы меня вынесло в 2001-м году осенью. Вывалился за борт корабля, идущего на всех парусах...

-- Самостоятельно выпал или помогли? И... ты что, на самом деле считаешь ЛЕПРИКОНСОВ суперуспешным коллективом? Где ж они теперь-то, эти баловни фортуны?

-- Ну, по своей инициативе, как известно, не выпадают из обоймы. А насчет успеха ЛЕПРИКОНСОВ... Это ведь был 2001-й год. Они действительно попали в волну популярности. Только вот сейчас, судя по продажам дисков, дела их продвигаются не очень хорошо.

-- Когда ты оставил «Митько и компанию»... что стал дальше делать? Ведь, насколько я понимаю, эта команда была основным местом твоего музыкального пребывания.

-- Мне пришлось начинать все сначала. В буквальном смысле. Это было не очень просто.

-- То есть ты был настолько морально подавлен, что практически убит?

-- Не убит -- подбит. Или ранен. В любом случае с музыкой я завязывать не
собирался. Хотя бы потому? что к тому времени стал каким-никаким музыкантом. Прошел достаточно долгий путь приходящего и довольно быстро уходящего (почти сессионного) бас-гитариста. Пробовал играть в LONG PLAY, IMПЭТ, с Андреем Кравцевичем... Были коллективы, которые звали помочь в студии или на концерте. Но когда я приходил в группу, через какое- то время понимал, что это не то. Наверное, потому что после ЛЕПРИКОНСОВ осталось непреодолимое желание всех удивить. Хоть чем-нибудь. Это было главным критерием.

-- Скажу, что, похоже, твои поиски увенчались таки подобающим успехом. Те же IQ 48 нельзя сравнить ни с одной существующей в Беларуси командой. Это настоящий эксклюзив, олицетворяющий собой синтез ВСЕХ возможных стилей музыки. Как тебя туда занесло (будем продолжать пользоваться именно такой терминологией, коли решили, что из ЛЕПРИКОНСОВ -- вынесло)?

-- Однажды я прочитал в «Музыкальной газете» объявление о том, что несколько классных парней ищут бас-гитариста в свою группу. Позвонил. Оказалось, что здесь играет мальчик Женя, принимавший участие в небезызвестной группе ЧУДОПЛАН, которая была на пике году в 95-м. Подобрались отличные музыканты, сумевшие родить смесь панка, рэпа, хардкора, фанка... да еще все это -- по-белорусски, да еще с саксофоном. Стали постепенно нарабатывать материал, съездили на «Басовище»... А в прошлом году, как ты помнишь, выдали альбом «Вар’яты».

-- Доподлинно известно, что в IQ 48 не просто мальчики, а «здаровыя лосi». Ну, по крайней мере, вы сами так себя называете. Вот ты -- как личность и индивидуум -- на самом деле ощущаешь себя этим... «здаровым лосем»?

-- Да постоянно!

-- А как вообще выглядит этот уникальный житель городских лесов?

-- «Здаровы лось» -- это всегда изумленный молодой человек, который удивляется всему и всегда, но только по-доброму. Это исключительно положительный герой.

-- С IQ 48 мы пусть и не беспощадно, но разделались. Предлагаю дальше о zygimont VAZA поговорить. Группа, скажем прямо, «металевая». Ты-то как там оказался после IQ’шного панка-фанка?

-- В прошлом году Скрипа искал музыкантов для записи новой пластинки. С подачи бас-гитариста ZET (по просьбе артистов сохраняем их исключительное инкогнито. -- Прим. авт.) мы с ним встретились. Поговорили. Оказалось, что мы еще и одного года рождения (что сблизило вас, как я понимаю, окончательно. -- Прим. авт.), музыкой начали заниматься почти одновременно, какое-то время слушали одни и те же группы... Стали сотрудничать. Это получилось очень легко. Сначала мы решили делать только студийный проект и задались целью записать очередной Скрипин альбом -- Kajin. О концертах думали: «Как получится...» Но они получались. Пусть и не очень много... Мы тогда играли классическим минимальным составом: барабаны, бас и гитарист-вокалист. Такой олдскул. Скрипа оказался доволен сотрудничеством. Стали появляться наметки на новую пластинку. Кроме того, группа сейчас расширили состав. Но пусть все подробности этого пока останутся в секрете -- мы будем всех удивлять!

-- Костик, пару слов про... ПАРУ РУБЛЕЙ. Ха! Каждому РУБЛЮ -- по слову! Как я представляю, коллектив пока еще совсем новый?

-- Да. Мы собрались примерно год назад. Только начинаем набирать обороты. Приятно то, что поет в этой группе Миша Кравцов, с которым мы уже пересекались в году 94-м в JAR JABBER. Кто бы мог тогда подумать, что спустя десять лет мы снова сойдемся и опять будем делать общую музыку! Правда, она уже совершенно другая. Кто-то говорит, что ПАРУ РУБЛЕЙ -- панк. Но я думаю, это ближе к ска. По крайней мере, мы стараемся придерживаться этого направления, пытаемся сделать его более чистым, без панк-примеси. Но мы все там ребята горячие, иногда срываемся, и вылазит это желание: дать драйва посильнее!

-- Если сравнить все три команды (IQ 48, zygimont VAZA и ПАРУ РУБЛЕЙ), получается, что по стилистике «рубли» находятся где-то посередине: не настолько многомерны, как IQ, но и не так тяжелы, как zygimont?

-- Ну, я бы не назвал zygimont VAZA «тяжелой» группой. (?!?! -- Прим. авт.). Хотя, если принимать в расчет именно музыку, то, пожалуй, да -- потяжелее остальных будет. Но с ПАРУ РУБЛЕЙ мы еще не знаем, в какой мы середине -- слишком молоды. Сейчас мы заняты тем, что нарабатываем материал. Пара-тройка концертов ведь еще ничего не значат. Нужно сделать так, чтобы музыки было как минимум на час. В той же Москве к этому очень жесткие требования. Там ведь в афише всегда указывается только одна группа, а в дополнение к ней уже идут разные ди-джеи. Команда должна выйти и играть час-полтора. Причем так, чтобы народ завелся, чтобы было интересно слушать, чтобы тебя потом еще раз позвали сюда и чтобы элементарно не набили морду... Вот именно к этому стремятся ПАРУ РУБЛЕЙ. А то ведь есть у нас такие коллективы, которые за три года существования сделали всего семь песен, две из которых -- каверы. Это что -- темпы? Да и ребята там играют вроде не маленькие.

-- А можешь ли ты сегодня сказать, что твои «блуждания» по многочисленным командам принесли тебе определенный музыкальный опыт, музыкальную практику и, если угодно, музыкальный навык?

-- Ты ведь не всегда сразу знаешь, в качестве кого именно тебя приглашают: сессионного басиста, помощника в студии или постоянного музыканта. Сложно угадать -- придется ли тебе просто воспроизводить уже созданное или же принимать непосредственное участие в сочинительстве. Согласись, постоянно поднимать то, что до тебя переиграло пять басистов, не очень захватывающе. В IQ 48 мы всеми силами боремся за креатив. Я, например, как и все остальные участники группы, приношу порой целые музыкальные куски, тексты... В общем, здоровое коллективное творчество.

-- Я бы заметила, что в IQ 48 бас ведет основную линию.

-- Мы ведь хотим удивлять людей. Отсюда и яркая басовая пария в каждой песне.

-- И все-таки продолжим о музыкальном опыте, а то ты как-то съехал с ответа на вопрос…

-- Вполне возможно, опыт все же был. Но когда ты только приходишь в группу, то сперва пытаешься понять, что они там играют, подыгрываешь, чтобы не мешать, со временем пробуешь их заинтересовать. Некоторые команды просто не были готовы к такому подходу. Инициатива понемногу затухала. В результате, когда из группы уходил яркий человек... она, конечно, не разваливалась, но почему-то куда-то пропадала... Да, про опыт. Он был. Опыт творчества и опыт общения.

-- Как ты считаешь, выработался ли у тебя к нынешнему дню определенный почерк при игре на бас-гитаре?

-- Знаешь, если говорить о конкретном музыкальном направлении... я приверженец совершенно разных стилей, слушаю все: от джаза до хардкора. И играю также обязательно во всех стилях. Это неплохо. Хотя не всегда бывает нужно. Например, если ты играешь какой-нибудь целенаправленный панк, как ТАРАКАНЫ!, то тебе придется выдерживать рамки. Но учитывать нужно и то, что музыка не стоит на месте. Наблюдая за чартами, всегда можно сказать, что именно на плаву. Поэтому и пробовать себя надо во всех стилях. Лично я не задаюсь целью делать из себя суперпопулярного бас- гитариста. Я хочу быть частью группы. Но, так или иначе, свой стиль все равно появится. Ты поймешь, как тебе удобно играть: на пяти-, шести- или же четырехструнной гитаре, нужны тебе какие-либо педали или тебе лучше вообще без них.

-- Скажи-ка мне, Костя, чисто по-человечески, что ты ощущаешь, когда на одной сцене выступают одна за другой сразу несколько групп, в которых играешь ты. Ну, взять, к примеру, то же «Басовище», где друг за другом засветились и IQ 48, и zygimont VAZA. Как скоро удается перестроиться?

-- Ну, для того, чтобы быстро перестроиться, существует тюнер. Раз -- и готово!

-- А ну-ка не цепляйся к словам! Я ведь тебя не про техническую сторону спрашиваю.

-- Если серьезно, у меня с этим нет никаких проблем. Я привык играть и по полтора, и по два часа. И группы, идущие в списке одна за другой, меня никогда не парили. Обычно все это проходит как на одном вдохе. Особенно на фестивале, где созданы все условия, чтобы музыкант смог без проблем показать себя.

-- Тебя вообще не утомляет такая жизнь: постоянные репетиции, достаточно частые поездки с каждым коллективом по очереди?

-- Иногда, конечно, устаешь. Например, если концерты идут подряд и в разных городах. Но, честно говоря, я считаю путешествия и поездки самой приятной стороной гастрольного графика. У тебя есть возможность посмотреть на другие города, познакомиться с новыми людьми и, в конце концов, купить что-нибудь на халяву!

-- А «клина» никогда не случается. Например, знаешь, что у тебя концерт, знаешь, во сколько. Но вот где или с кем -- как отрубило! Бывает такое?

-- На счет концертов -- нет. А в отношении репетиций -- случается. Поэтому мы стараемся совмещать. Хорошо, что все люди, с которыми я работаю, понимающие... Знаешь, а ведь с той периодичностью, с которой у нас проводятся концерты, спокойно можно играть и в двух, и в трех группах. Если шибко активный, то и в четырех. Можно еще позволить себе помогать кому-нибудь в студии. Здесь у музыканта совершенно не большая нагрузка. Вот и занимаемся совмещением, потому что играть хочется каждый день.

-- А тебе, небось, удалось хлебнуть и настоящей артистической жизни. Ты-то еще успел на тот период, когда ЛЕПРИКОНСЫ взорвали радиоэфиры, после чего с мечтой о светлом завтра подались в Россию пробовать?

-- Да, это было время, когда «Хали-гали» неслось из всех динамиков. Мы поехали в промо-тур. Десять дней -- девять концертов по московским клубам. Вот тогда все и поняли, что такое музыкальная жизнь. Во-первых, полностью поменялся график. Ты утром рано встал, перекусил что-нибудь, поехал в клуб на отстройку, потом до концерта провел где-нибудь время, отыграл, притащился домой, упал... Проснулся, перекусил что-нибудь, поехал в клуб на отстройку... Мы узнали, что значит жить всемером в двухкомнатной квартире. Выяснили, что неплохо бы иметь не один комплект струн, а несколько про запас... что если вечером отрываться на концерте по полной, на следующий день есть некоторые проблемы: ладно гитары еще можно подстроить, а вот что делать с голосом, который из-за слишком громкого или неправильного пения после третьей песни начинает сипеть? Поняли и элементарное: одежду тоже кому-то надо стирать, а то после двух-трех выступлений она начинает конкретно вонять... Поэтому, сидя здесь и играя один концерт в три недели, сложно говорить о жизни музыканта. Но если начинать делать карьеру, то готовиться надо с самого начала именно к подобным вещам.

-- Да, вот он -- истинный путь к популярности. Нелегок, тернист, ухабист. Только стоит ли? Не зря же ведь бытует мнение, что популярность, как явление, в некотором роде если и не убивает, то хотя бы упрощает креативность. Тебя лично не пугает (или же не пугала) подобная потеря индивидуальности?

-- Как говорит один мой друг, это палка о двух концах. Когда группа еще молодая, находится в поиске, все стараются выжать себя максимально, придумывают почти невероятные партии... Если же команде случится попасть в колесо шоу-бизнеса и появится толковый продюсер, который грамотно подскажет, что надо в куплете играть не семь аккордов, а всего два... Тогда-то и начнешь понимать, что лучше всего действительно обыграть этих два аккорда, но сделать это вкусно и красиво... А что касается специфического отношения отдельных музыкантов к популярности... смотря кто и что подразумевает под этим. Если брать именно Минск, то здесь реально добивается чего-нибудь только тот, кто упирается рогом. Надо очень хорошо поднатужиться, чтобы родить что-то необычное тут, отточить это и только потом везти показывать миру.

-- В одном из недавних разговоров со Скрипой ты (не знаю, шутил ли) сказал, что скоро бросишь работу и будешь только и делать, что ходить по клубам с гитарой. Так вот ответь мне Костя, это был просто дружеский треп, или подобные намерения действительно имеют место? Если последнее верно, то замечу, что это весьма рискованно, так как мы все прекрасно знаем, насколько у нас в сей области глухо и аномально.

-- Я не помню, при каких обстоятельствах и после какого стакана происходила наша со Скрипой беседа... Если же дело было утром, то у меня, наверное, болела голова после «вчерашнего». Но ведь если смотреть на вещи здраво, то в Минске даже столько функционирующих клубов не наберется... А вообще, конечно, хотелось бы. Потому что это уже было когда-то. Но надо, чтобы сошлись все колесики и шестеренки: были хорошие песни, пробивной продюсер... Есть и еще один момент -- у нас любят героев. Чаще всего нужно уехать отсюда хотя бы на какое-то время, чтобы «завоевать» ТАМ и вернуться уже с именем. Вот тогда тебе будет почет и уважение.

-- Кстати, а почему именно бас? Он просто первым попал в твои руки или ты до него добрался через какие-то другие инструменты?

-- В девятом классе (год 87-й, по-моему) я и два моих друга пришли записываться в школьный музыкальный кружок. Три гитариста. Естественно, все хотели играть на гитарах. Но музрук сказал исполнить что-нибудь на инструменте. Оказалось, что на тот момент я играл хуже своих друзей. Поэтому мне и вручили бас: дескать, струн меньше -- быстрее освоишь.

-- А что, на басу на самом деле проще играть?!

-- Не сказал бы я так. Проще всего НИГДЕ И НИ НА ЧЕМ не играть. После того, как мы закончили школу, я не видел тех ребят в музыке. А у меня как- то пошло, я стал интересоваться. И теперь есть то, что есть.

- Фактически, музыкальный стаж у тебя получается... восемнадцать лет! Мамочки! А неплохо ты, однако, сохранился. Ты, вообще, учеников не думал брать?

-- Хоть я в дипломе и значусь как учитель, но только не по бас-гитаре. Правда, есть люди, которые обращаются за помощью, просят показать, рассказать. Я всегда с радостью иду им на встречу. Но, наверное, неплохо было бы давать частные уроки. Ведь когда кому-то что-то объясняешь, сам проходишь то же самое по второму разу.

-- А откуда сам черпаешь советы для практикума? И что ты вообще думаешь по поводу таких белорусских басовых монстров, как, например, Валерий Башков, Николай Неронский...

-- Я регулярно обращаюсь к мировой классике. Например, Жако Пасториус... Но и у нас есть прекрасные музыканты. Недавно ведь проходил фестиваль BassDay. Я видел там отличных музыкантов, которым действительно есть, что показать. Это и упомянутые тобой Башков и Неронский, и Игорь Сацевич, и многие другие... Я этих людей очень уважаю. Они действительно успели за жизнь выработать свой определенный стиль. Сразу видно, какие любимые басисты у человека. Причем стиль может быть совершенно непредсказуемым: от классического джаза и экспериментов со звуком из различных процессоров до прекрасного минимализма...

-- Но вот говорят, что все это мегаумение зачастую перерастает в сухой профессионализм. И больше ничего. Ну, бегают пальцы с неимоверной скоростью по грифу. Но ведь на лице нет ни одной эмоции, свидетельствующей о том, что человек, стоящий перед тобой, в данный момент творит, а не занимается технарством...

-- Иногда это лишь первое впечатление. Меня совершенно искренне всегда удивляли люди, которые на расслабоне и с улыбкой на лице играют так, что яйца отваливаются!

-- Костя, у тебя есть сын...

-- Да. И уже не маленький -- девять лет...

-- Цыц! Не перебивай. Дай закончу... Ну и как этот мальчишка смотрит на тебя: как на папу или как на музыканта? Я, собственно, почему спрашиваю: глядя на тебя, я не представляю, у кого может повернуться язык назвать тебя «папой»...

-- Коля смотрит на меня как на папу-музыканта!

-- А как сильно этот человек проявляет интерес к твоему занятию? Вообще, гитару уже просит подержать?

-- Ну, не зря же говорят про семейные традиции, про то, что дети идут по стопам своих родителей... Конечно, он иногда просит и гитару подержать, и поиграть ему что-нибудь. Пару раз сам просил попробовать. Но ему еще трудно. Вообще-то, бас -- это пока не тот инструмент. Хотя бы потому, что слишком толстые струны и ребенку тяжело их зажимать. Надо, чтобы сначала у него появилось просто понятие о музыке, о координации рук... На первое время достаточно будет фоно или обычной гитары. Но этот маленький человек ничего не пугается. Ему больше всего нравятся барабаны. Он несколько раз был на репетициях и так колотил там по тарелкам!..

-- На концерты часто сына с собой берешь?

-- Очень редко. Концерты -- это ведь вещь такая...

-- Снова палка о двух концах?

-- Вот именно! Сама же знаешь, что они часто хорошо начинаются, но не совсем подобающе заканчиваются. Да и детям вообще трудно долго смотреть на одно и то же и вести себя при этом спокойно. Коле просто необходимо быть в постоянном движении и чувствовать прикованное к себе внимание.

-- А что он сказал, когда первый раз увидел тебя на сцене?

-- «Папа, ты такой смешной!»

-- Ну, а не обидны ли тебе, Костя, все эти бесчисленные анекдоты, отпускаемые в адрес бас-гитаристов? Помнишь, хотя бы тот, что про две ноты в голове вместо мыслей о ночи с шикарной девушкой?

-- Я на это совсем не обижаюсь. В конце концов, в каждой шутке есть доля шутки!

-- Как бас-гитарист, уже повидавший кое-что на своем «басовом» веку, ты уж посоветуй что-нибудь эдакое начинающим.

-- Играть, играть и играть. Исходить из того, на каком ты уровне находишься. Понимать, что с самого начала занятий тебе просто не удастся «снять» Жако Пасториуса: ты не поймешь, что там и к чему. Бери сперва простые вещи. Освой их хорошенько. Пройдись по всем стилям, определись, какой нравится больше и развивай себя в нем. При этом, тоже начинай с простых композиций: если фанк, то обратись к Джеймсу Брауну, если панк -- к SEX PISTOLS (там и так все понятно), если метал -- бери ранний, например, METALLICA Kill’em All (83-го года) и сыграй так же быстро, четко и сочно. И еще: не забывай, что надо себя периодически... нет, постоянно подталкивать. Потому что часто бывает так лень!

Фото предоставлено музыкантом



Ольга САМУСИК

© 2005 музыкальная газета