статья


Корольчук, Зоя; Сахончик, Владимир
В Чьих Руках Сердце Рептилии... И Немного О Кошках...

Дела «тандемные» занесли меня на сей раз к паре, которую, пожалуй, можно назвать одним из самых ярких и «тяжелых» (относительно музыки) союзов. Зоя Корольчук и Владимир Сахончик. «И кто ж в этом «курятнике» петух?» -- спросите вы. Сейчас разберемся…

-- Ребята, по-моему, вы являете собой самый четкий пример «руки об руку». Мало того, что личные отношения -- одни на двоих, так еще и дело общее делаете -- ЗЬМЯЯ называется. И все же я желаю разобраться, кто из вас ведущий, а кто «ведется» -- ведомый то бишь. Какие будут мнения на этот счет?
Зоя: Я думаю, у нас нет такого разделения. Скорее всего, мы вместе. Наверное, в некоторых вещах я Вову дополняю. А если дела касаются группы, то тут я всегда советуюсь со всеми ребятами. Они поступают точно также. Это о музыкальной деятельности. Ну, а личные отношения... Как правило, ведь мужчина -- глава семьи.
Вова: А Зоя тогда -- хранительница очага, мягкий и слабохарактерный человек.

-- А я вот, наоборот, слышала, что Зоя -- генерал. Выходит, клевету навели?
Зоя: В принципе, я согласна с Вовой. Но, несмотря на слабохарактерность, я часто высказываю свое мнение. Правда, не очень громко и навязчиво. Но те, кто меня игнорировал, как правило, позже понимают, что я была права.

-- Мальчик любит девочку, девочка к мальчику тоже неровно дышит (уже, между прочим, который год. Дай бог памяти... шестой, по-моему...). Вова, вопрос в лоб: интимные песни Зое посвящаешь?
В.: Конечно. Их насобиралось уже альбома два. В основном, это песни, которые можно играть на акустической гитаре... Больше всего писАлось в самом начале отношений. Тогда был просто настоящий прорыв -- в день по песне: со словами, с законченной мелодией...
З.: Только Вова петь не умеет. Но потом я стала ему помогать. Это песни не для группы -- только для меня...

Ну, что за группа такая мне в любимые попалась! Ни одной встречи по-тихому не прошло. В прошлый раз нас атаковали охотники за бутылками, настойчиво предлагая сперва поделиться с ними содержимым, потом -- тарой. Сейчас, правда, никакой экзотики в личностях. Если только не принять за личность огромного рыжего кота, появившегося на горизонте. Знала, что эти твари поют при физической потребности. Но думала, что случается сие все больше в марте (это ж тогда у них... простите... стояк?) и звучит не столь вожделенно и истерически настойчиво. Ей богу, настоящий символ тандема. На ловца, понимаешь ли! Кис-кис-кис! -- Прим. авт.

З.: Вот. Примерно так поет и Вова.
В.: Получилось, что у меня нет вокальных данных, но зато есть способности к сочинению музыки.
З.: А у меня совсем наоборот. Я вообще не могу сочинять музыку. Когда-то давно моя подруга придумывала мелодию, давала мне. Я, в свою очередь, накладывала слова и играла ее на гитаре. Самое ненормальное в том, что девочка эта не владела ни одним музыкальным инструментом... Что-то похожее происходит и у Вовы. Он порой придумывает потрясающие, но очень сложные вещи, которые он же сам не может обыграть до конца. -- Отношения между мужчиной и женщиной имеют под собой в основе контакт двух противоположных полов: сильного и слабого. Правда, частенько в нашем комьюнити происходит перемена мест слагаемых, ну да ладно... Вова, опять к тебе обращусь. Ты считаешь себя рыцарем по отношению к Зое? Если да, как бы ты оценил степень своего рыцарства?
В.: Если коснуться, например, подозрительных товарищей, которые могут пристать к Зое на улице... то, конечно, я стараюсь решить эти проблемы быстро.
З.: Да?! А по-моему, я сама разбираюсь со всеми вопросами.
В.: Но я же тоже к этому имею отношение...

-- Извиняйте, визуализация... Представьте: стоит Зоя. Перед ней здоровый бугай, жаждущий то ли денег, то ли женского сочувствия. А за спиной у Зои прыгает Вова и подначивает: «Врежь ему! Врежь ему!» Вова, такое отношение ты имеешь?... (все смеются. -- Прим. авт.)
В.: Нет, я просто хотел сказать, что мое -- неприкосновенно.
З.: Но, с другой стороны, Вова мне доверяет. Наверное, знает, что я не способна на глупости.

-- Зоя, твоя очередь кидать шары. По крайней мере, ЭТОТ шар мы тебе переадресовываем. Ты видишь Вову рыцарем? Сперва разберемся с общим образом, а потом уже будем конкретизировать: ланселоты -- дон кихоты (коль обнаружиться необходимость)...
З.: Если Вова и рыцарь, то очень разбалованный. То есть, он знает, что может что-то сделать, но понимает, что совершенно не обязан. А я почему- то не настаиваю... поэтому я бы определила его, скорее, как джентльмена: мудро-тихо-спокойно-галантно... Что, Вова, приятно, когда тебя хвалят? Я редко это на людях делаю. Обычно не хвалю.

-- По поводу «не хвалю»... А слабО сейчас покопаться в отрицательных качествах друг друга и по возможности вынести на свет и суд какую-нибудь подноготинку?
В.: (Зое. -- Прим. авт.) Ну, давай, начинай.
З.: Я же говорила -- джентльмен: сначала меня выслушает, а потом, сделав выводы, и сам скажет...
В.: Все свои отрицательные черты я знаю. Неряшливость, рассеянность, неаккуратность... -- это мы сейчас услышим.
З.: А я ведь совсем не про это хотела поговорить. Со всей твоей рассеянностью и неаккуратностью... для этого, между прочим, и существую Я. ...Ты бываешь чрезмерно вспыльчивым. Настолько, что никого вокруг не слышишь и не видишь, не понимаешь, что все это напрасно. И переубедить тебя в такой момент совсем нереально. Вот с этого я хотела начать, а ты про неряшливость... Это ведь присуще всем нам, только многими тщательно скрывается и избегается. И раздолбаем, порой, очень хочется побыть каждому. Поэтому я даже не считаю это отрицательным качеством... А еще Вова очень замкнутый по отношению к малознакомым людям. Кстати, эта необщительность присуща и мне тоже, да и вообще -- всей ЗЬМЯЕ.
В.: Ты, правда, так думаешь?

-- Я могу подтвердить, господин Сахончик, сию теорию о малознакомых людях. Вспомни-ка, Вова, наше первое интервью (почти год назад это случилось). Восстанавливаю события: диалог происходил в основном с Зоей (то ли в силу женской природной общительности, то ли из-за того, что надо было спасать положение -- раз договорились с журналистом о встрече, надо ему (пардон, ей) ведь и сказать что-нибудь -- тянули вы жребий, выкидывали пальцы... я не знаю -- об этом вы уж без меня разберетесь). В это время Вова все больше молчал, грамотно заняв нейтральную позицию, чем, правда, дал сто очков вперед Евгению Бровко, который нервно курил на протяжении всей беседы, чем обнаружил эмоциональную нестабильность в сей конкретный момент (ну, у всех бывает... не всегда же, понимаешь ли...)... Зоя, возвращаемся из воспоминаний о светлом прошлом. Еще Вовины минусы?
З.: Он совершенно не воспринимает критику. Сразу краснеет, на лбу вырастают рожки, дыхание становится прерывистым и нервным... Особенно ярко это видно на репетиции. Если Женя его покритикует -- это еще полбеды. Но когда я вступлю с тем же замечанием -- все: Вова становится в позу, гитара висит ниже бедер, ноздри нервно пырхают, глаза смотрят исподлобья. А на лице словно написано: «Я с вами больше не дружу! Не дружу я с вами! Поняли?»

-- Вова, тебе предоставляется возможность нанести ответный удар. Только аккуратно, не забывай, что вокалист зачастую -- лицо команды. Поэтому -- чтобы без видимых последствий. А то грима перед концертом не напасешься на нее -- синяки замазывать.
В.: Зоя слишком открытая. Она часто людям говорит такие вещи, которые я, например, считаю личными и предпочитаю никому не рассказывать (опа! Получи, Зоенька. Это тебе, как я поняла за «пырхающие ноздри». -- Прим. авт.). А еще она слабохарактерная. Я про это уже упоминал. Она легко попадает под влияние других людей... Чрезмерно доверчива. Это касается не только меня, а даже тех, кого она встречает впервые. Я же, наоборот…

-- Насколько часто вы, ребята, ссоритесь? Шесть лет вместе -- ведь это уже немало, и далеко не каждая существующая пара возлагает на свои отношения столь продолжительные надежды.
З.: Первые два года ссоры были просто ужасными. Причем, в большинстве своем -- бытовуха. Отношения мы в тот период выясняли очень громко. А сейчас конфликтов почти нет. Если и возникают, то имеют под собой музыкальные дела: например, я не написала вовремя текст для новой песни.

-- И что тогда? До вашего сведения, мадам, доводится то, что вы необязательны, безответственны, нетворчески и иже?
З.: Нет. Просто Вова сильно переживает по этому поводу... А часто бывает, я готовлю что-то на кухне или уборкой дома занимаюсь, а он бегает за мной с гитарой и постоянно наигрывает, беспрерывно бормоча: «Ну, как? Ну, как?» Хорошо, что сейчас у меня диктофон есть. Вова туда все запишет, а потом я сажусь и начинаю писать слова. Мне необходимо, чтобы дома вообще никого не было, присутствие людей мешает. А когда текст готов, я звоню Вове и говорю, что песню уже можно петь, он таким радостным сразу становится, восторженным, будто бы ребеночек родился. Прямо вижу, как он потирает от удовольствия руки: «Так-так-так... сегодня репетиция!»... Честно говоря, Вовке очень повезло: он сочиняет всегда и везде. Из него эта музыка просто валит.
В.: У меня действительно есть постоянная потребность придумывать что-то новое. И оно должно быть обязательно лучше предыдущего. Еще о ссорах... Зоя очень сглаживает конфликты. Если бы не ее позиция, их было бы намного больше. Все дело в том, что Зоя умеет прощать, в отличие от меня.
З.: Я просто стараюсь не обращать внимания на некоторые малозначительные, на мой взгляд, вещи.

-- Как сильно в вашем общем деле смешиваются две стороны: творческая и личная. То есть, во время репетиций, концертов, записи относитесь ли вы друг к другу как близкие люди, или же коллеги -- наиболее точный вариант? Какой оттенок человеческого контакта избирается вами в данных случаях?
З.: Как коллег я все же воспринимаю больше Женю и Сашу (басиста и барабанщика), а Вова служит для меня катапультой. Если увлечься романтикой: он пускает воду, а я в ней плаваю. Личных отношений в такие моменты нет. Кстати, во время концертов -- полное отсутствие всех на сцене, и меня в том числе.
В.: «Коллеги» мне все же поближе будут. Особенно на репетициях. Хотя иногда я вижу в Зое свою девушку, но это, наверное, подсознание срабатывает. Во время репетиций мы целенаправленно работаем, там вообще не до отношений.

-- Ребята, мое личное наблюдение таково: вы внутренне непохожи настолько, что с трудом представляю себе, что вас соединило-то, хотя ни в коем не исключаю взаимный интерес (вот так вот все порой бывает: просто, понятно и легко). Вы со мной будете соглашаться, противоречить или подробненько прокомментируйте?
З.: Я по знаку Зодиака -- Весы, а Вова -- Козерог. По гороскопу мы, получается, вообще друг другу не подходим. Такие люди не должны не то, что жить вместе -- даже пересекаться в общении, чтоб не получилась какая-нибудь курица в шоколаде... Так что нам даже дружить нельзя. У нас на самом деле интересы совершенно разные, кроме музыки, конечно.
В.: Ну, почему? Мы же смотрим с тобой вместе канал мультиков FoxKids! (Вова, надеюсь, я не слишком удивлю тебя, если замечу, что это и мой любимый канал? -- Прим. авт.) А если сказать по правде, Зоя даже музыкой не интересовалась бы, если бы не я.
З.: У меня действительно интерес к ней интенсивно не проявляется. Парадокс какой-то. Я за всю свою жизнь купила одну кассету – ГрОб, «Невыносимая легкость бытия», после чего долго плевалась, и один диск -- ВОПЛI ВIДОПЛЯСОВА, потому что мне на том альбоме жутко нравилась одна песня. А! Была еще пластинка -- Земфиры, но ее я подло стырила у сестры.
В.: С моей подачи ты начала слушать тяжелую музыку. Вспомни, сколько мы от тебя добивались, чтобы ты перестала петь всю ту же Земфиру. З.: Хорошо, договорились: я -- статуя, а ты -- скульптор.

-- Мне припомнился вопрос, который, вроде, нужно было задать вначале. Хотя, в вашем случае, я думаю, здесь ему и самое место. На фоне всего, что было УЖЕ сказано или еще только собирается облечься в словесную форму... насколько ваш союз... гм!.. союзный? И что в вашем представлении оно такое есть -- этот самый тандем?
З.: Наверное, так: я хочу, чтобы появилась новая песня. Я постоянно думаю о ней, представляю ее себе, она во мне варится. Тут приходит Вова и говорит: «Я кое-что придумал, послушай-ка...» И он играет, то, что мне так хотелось услышать. Может, какие-нибудь телепатические сигналы всему виной. Но я считаю, что это и есть настоящий тандем.

Завершив совсем не двусмысленные развлечения (нашел таки падла кошечку, процесс описывать не буду. Скажу только, что было громко и совсем по- кошачьи), сытый символ тандема с задранным кверху пушистым рыжим хвостом шествует мимо, одаривая нас презрительным удовлетворенным взглядом. Все провожают его глазами и потом, будто спохватившись, возвращаются в разговор. -- Прим. авт.

-- Мы уже говорили о Вовиных песнях для Зои... Пожалуй, будет справедливо, если я спрошу о том, что когда-либо посвящалось Вове. Зоя, возьмем, например, альбом ЗЬМЯI «Усё дзеля вас». Есть ли там хоть один текст, который касается Вовы напрямую иль косвенно?
В.: Можно я скажу? Когда Зоя написала слова на «У яму» и принесла их мне почитать, первое, что она сказала мне: «Только не подумай, пожалуйста, что это про тебя».
З.: Песня действительно грустная. И не про Вову. Да про него я вообще текстов не делала. Раньше я писала очень много стихов. Именно стихов. Они все кому-то или чему-то посвящались. Но потом я встретила Вову и перестала посвящать кому-либо и вирши, и песни, начала писать о себе. Наверное, потому что у нас все хорошо. Про любовь ведь легче пишется, когда что-то не ладится.

-- А бывает такое, что вы говорите друг другу гадости? Но чтобы от души и со знанием дела...
З.: Лично я стараюсь вообще избегать этого. Близкого человека ведь настолько нетрудно обидеть. Особенно когда ты знаешь его незащищенные места. Это с чужими все всегда хорошие -- и добрые, отзывчивые и приветливые -- чтобы про тебя ничего «такого» ненароком не подумали.

-- Внимание, ввожу новые особенности в рубрику «Тандем». Теперь вы, мои хорошие, будете задавать вопросы друг другу. Ну, созрели же у вас какие- нибудь вещи, которые все хотелось узнать, да времени не хватало, из головы улетучивалось, элементарно не решались... Итак, приступаем. З: Вова. Чего ты вообще ждешь в результате от нашей творческой деятельности?
В.: Окончание не имеет значение. (ну, прямо язык чешется добавить: так же как и размер! Только не поймите и не сочтите... -- Прим. авт.)
З.: Кем ты видишь своих детей?
В.: Не знаю. Но только не музыкантами -- неблагодарная это профессия. Хотя если все-таки решат -- придется помогать.
З.: Я вот, наоборот, хотела бы, чтобы у них был талант и дар музыканта. И они обязательно будут музыкантами. Это ведь очень важно. Музыка сопровождает человека везде: кто-то под нее просыпается, кто-то спать ложиться с ней, кто-то любовью под музыку занимается... Вова, а тебя не смущает, что в твоей группе поет женщина?
В.: Да, есть люди, которые не воспринимают команду как тяжелую именно потому, что поет девушка. Но это нас и выделяет из общей каши. И, тем более, у тебя мужской характер. Так что ты не девочка.

-- Зоя, может, есть что-нибудь, что ты так хотела когда-то сказать Вове, но не представилось, что называется. Я сегодня в роли феи -- дублирую шансы. Так что -- пользуй...
З.: Есть много мужчин, на которых я засматриваюсь... но нет во всем мире ни одного такого, который знал бы меня лучше, чем знает Вова. Просто потому, что он меня ЗНАЕТ. И если бы не было между нами этих отношений, не было бы и ЗЬМЯI, как бы кощунственно это не звучало.

Фото предоставлено группой



Ольга САМУСИК

© 2005 музыкальная газета