статья


Харченко, Анна
Ей Не Страшно Играть Другую Музыку

Заучили человека просто до умерщвления таланта... Нет-нет, да и скажут что-нибудь подобное о том, кто имеет ВЫСШЕЕ МУЗЫКАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ. Не о всяком, правда, но отдельным личностям «на конфеты» достанется. А еще сожалеть будут, сочувствовать: «Ты ж, мать, вспомни, каким виртуозом семь (десять, двадцать) лет назад была. А теперь вот уроки пения в школе преподаешь». Нет, вбивать в кудрявые детские головушки разумное-доброе- вечное -- дело нужное, пусть даже пение никем из родителей не воспринимается как обязательный школьный предмет. Но как реанимировать заглохший, затухший, задохнувшийся и задушенный, «благодаря» классическому репертуару и ПРАВИЛЬНОЙ игре, творческий потенциал? Как быть, чтобы потом ТЕБЕ не было? В смысле, жаль... Нужно просто не допустить, иначе -- почки отвалятся…

Хочу представить вам человека, у которого хватило сил, стремления и желания не оглядываться ежесекундно на свое консерватОрское прошлое. «Девочка-девочка, а откуда у тебя -- такой маленькой -- такая больша-а-ая скрипка?» Знакомьтесь -- Анна Харченко. Играет на виолончели (ее же и пронесла через всю свою музыкальную жизнь). А кроме -- на дуде, флейте, скрипке (на сей раз обычной), контрабасе... Участвует во многих проектах (в том числе и инди-группа beZ bileta). Учит маленьких детишек играть на ма-а-аленьких виолончельках. А главное -- она не боится. Себя. И того, чего хочет.

-- Аня, ты ведь с полным правом можешь заявить, что музыка действительно твоя ПРОФЕССИЯ. Образование-то высшее имеется...
-- Я закончила консерваторию по классу виолончели. А до этого был лицей при той же консерватории. Я на самом деле горжусь, что мне удалось успешно пройти и то, и другое, потому что это была настоящая школа на выживание. Ведь к восемнадцати годам лицей делает человека чересчур самоуверенным: я все могу, я на все способен... Тем более, подготовка там шла на московскую и питерскую консерватории. Но потом обычно начинаются обломы. Ты получил высшее образование, и дальше что? Либо иди работать либо удовлетворяй свои потребности, если таковые имеются. У меня они, слава богу, возникли...

-- Но ведь множество «консерватОрских» музыкантов словно на стену натыкаются, когда пробуют исполнять что-либо не из классического материала. Когда же дело доходит до эксперимента со звуком и т.д., они вообще начинают за сердце хвататься и кроме слов «я так не могу» от них ничего не добьешься. Ну разве что еще будут бесконечные высказывания о том, как «правильно» и «НЕпримитивно». У тебя возникала такая проблема? Если да, то как ты с ней разбиралась?
-- Я действительно столкнулась с такой ситуацией лоб в лоб. Тут главное -- просто не бояться играть другую музыку. А для профессионального музыканта это настоящий барьер. Я неоднократно видела подобное. Все имеют музыкальное образование. Все хорошо играют. Но берут в руки инструмент и не знают, что делать дальше: без нот, без четких указаний... Человеку сразу же кажется, что он ничего не умеет. Осознание этого может сразу же оттолкнуть от инструмента. А в лучшем случае будешь сидеть в оркестре Финберга, или в Музкомедии, или в школе, и все, и хватит, и «не трогайте меня»... Дело в том, что нужно в корне пересмотреть все, чем ты занимался до этого, все, чему тебя учили. Это сложно, но очень интересно. Надо учиться импровизировать. На первых порах это кажется практически невозможным. Меня учила импровизировать Люда Круковская, которая играла с нами когда-то на бас-гитаре. «Играй!» -- кричала она на меня. «А что играть-то?» -- спрашиваю. «Играй то, что хочешь сказать в данный момент. Это твое соло. Ты -- высказываешься, только -- с помощью импровизации». Получилось, конечно, не с первого раза, но потом тот же Виталик Артист меня иногда одергивал: «Меньше нот здесь, спокойнее...»

-- Немного вернемся назад. Ты говорила про потребность, которая у тебя появилась очень своевременно. Чуть подробнее можно? Что именно случилось и во что это позже вылилось, если продолжение имелось?
-- Это произошло на пятом курсе консерватории. Моя бывшая одноклассница Инна (она тоже закончила консерваторию по классу виолончели, но пошла в «кулек» на вокальное отделение) предложила мне собрать коллектив. Начинали мы фактически с нуля. Я -- классический музыкант, мне пришлось полностью перестраиваться. Инна только-только начала петь... Мы вместе организовали коллектив, который назвали ARTES LIBERALES. Решили играть средневековую музыку. Была сделана программа. Правда, состав все время менялся. Постоянными музыкантами оставались только я и Инна. Периодические замены людей, конечно, усложняли процесс, да и набор инструментов был не очень стандартным: много перкуссии, барабанов... Так получилось, что до сих пор у нас нет диска с песнями. Каждый год мы делали новую программу, играли ее на концертах. Некоторые коллективы слышали это и просто «снимали», например, ритмический рисунок. А мы потом узнавали свои композиции в исполнении других групп. Неприятно... Но сейчас мы как раз пишем пластинку, и нам уже будет, что предъявить в доказательство авторства.

-- Но ARTES LIBERALES -- не единственное место твоей творческой реализации. Та же усиленно популяризируемая (что ни в коем случае не умаляет ее достойных черт) группа beZ bileta. Как давно ты в ней задействована?
-- Я познакомилась с Виталиком два года назад. Он тогда только-только начал записывать альбом. Жил Виталик недалеко от меня, и я часто бегала к нему домой с виолончелью. Мы записывали по совсем маленьким кусочкам. После того, как пластинка была готова, мы стали вместе выступать... Мне вообще очень нравится Виталик. Во-первых, он четко знает, чего хочет, и идет к этому неотвратимо. Во-вторых, он представляет, кто из ребят на что способен, и от этого он отталкивается в своих требованиях. beZ bileta действительно ЕГО проект.

-- ARTES LIBERALES, beZ bileta... Это все? Или еще «далеко не»?
-- Нет, не все. Есть еще замечательный коллектив KAPELIA ALESIA LASIA. С Алесем Лосем, который и руководит этим ансамблем, я познакомилась в прошлом году на презентации диска «Легенды Вялiкага Княства Лiтоускага». Он подошел ко мне и совершенно неожиданно предложил поработать в его коллективе. Сказал, что есть перспективы... Я однажды слышала их музыку, и меня очень впечатлило тогда, что музыкант-самоучка может так играть на скрипке и так чувствовать мелодию. Да и музыка... она не похожа ни на что, слышанное мной ранее. Сам Алесь говорит, что он занимается «адраджэннем стылiстыкi у кантэксце культурна-гiстарычным». Стиль выдержан практически полностью. Взять хотя бы название самого коллектива. «Капэлi» имелись раньше в каждой деревне. Музыканты, которые были в наличии, собирались на свадьбы или другие праздники и играли, зарабатывая этим деньги. Такие ансамбли и назывались «капэлямi», а дальше шло имя руководителя. Конечно, если бы Александр Владимирович сам рассказал об этом, было бы куда лучше, но он упорно отказывается давать интервью «Музыкальной газете»... Кстати, в его коллективе есть одно обязательное условие: в этом узком кругу все говорят только по-белорусски. Данный факт совсем не смущает. Наоборот, русский язык там сразу же начинает резать слух... Когда я только пришла, играла только на виолончели. Потом мне предложили попробовать на контрабасе. Честно признаюсь, был достаточно сильный шок. Просто дурные ассоциации: в консерватории на контрабас обычно переводили слабых виолончелистов. Но я справилась с собой и поняла, что зря переживала. А потом меня спровоцировали еще и на скрипку... Дело в том, что Александр Владимирович не ставит перед собой глобальную цель продвижения белорусской культуры в массы. Он делает это для себя и для тех людей, которые его музыку услышат и проникнутся ей. А еще Лось увлекается изготовлением бумаги...

-- Бумаги?! Может, я мыслю чересчур технически, но не могу представить себе музыканта, ходящим по лесу с какой-нибудь бензопилой подмышкой и обрабатывающим ей «павшие» деревья. Да и увлекательного я тоже здесь не очень много вижу. Или я что-то не так поняла?
-- (улыбается. -- Прим. авт.) Именно. Я имею в виду средневековый способ изготовления бумаги. «Чэрпаная папера» -- так она называется. Из-за того, что субстанцию для бумаги нужно зачерпывать специальными формами, потому что она почти жидкая. В средние века надо было произвести до ста операций, сегодня процесс значительно упростился -- их осталось около шестнадцати. Александр Владимирович всерьез интересуется этим, он поднял очень много литературы, нашел много информации в Интернете. К нему даже в ученики просились. Но он не хочет никого брать. Говорит: «Вот вам книжки. Читайте и учитесь сами»... В прошлом году проводился фестиваль в Новогрудке. Лося попросили сделать бумагу для вручения дипломов. Я ему помогала, участвовала в техническом процессе. Но все секреты (и самый главный -- составляющие будущей бумаги) остались у «хозяина».

-- Возвращаемся к музыке. Я уже не решаюсь спрашивать о каких-то еще коллективах. Мне кажется, что услышу утвердительный ответ, в который бы раз я не задала этот вопрос. Поэтому расскажи-ка ты лучше сама о том, что осталось.
-- На самом деле остался всего один. Это очень молодой, но очень интересный проект -- квартет виолончелисток. Собрала его достаточно известный музыкант Юлия Глушицкая (участвовала в проектах Каси Камоцкой, Алексея Шедько). Она мне подала очень хороший пример того, как нужно не бояться. В квартете играют только девушки. Все примерно одного возраста. С одной стороны, вроде, ничего особенного в этом нет. Но с другой -- это сразу вызывает интерес даже у тех, кто еще никогда нас не слышал... Представляешь, что для музыканта значит его родной инструмент умножить на четыре? Когда звучит одна виолончель -- уже прекрасно. Две -- просто песня. А четыре -- фантастика!

-- Такое количество музыкальных коллективов просто удивительно и уважительно. Но ты, как человек, которому приходится постоянно рваться и метаться между ними, приоритет не отдаешь ни одному? Или все же есть какой-то первостепенный?
-- Приоритет всегда зависит от конкретной ситуации, например, внутри команды. Сейчас ARTES LIBERALES пишет диск -- это есть приоритет. KAPELIA тоже записывается -- и это также важно... Я всегда смотрю на то, сколько сил у меня в наличие, и очень четко слежу за их распределением... С beZ bileta мне очень нравится выступать «вживую». Ни с одной другой группой я не получаю такого удовольствия. Это настоящий улет! Хотя, казалось бы, поп-музыка. Да и меня с моей виолончелью на сцене практически никогда не слышно. Но у ребят просто невероятно хорошая энергия... У меня, бывает, порой очень плотный концертный график. Но выдаются и недели, когда нет ни одного выступления. Я тогда сама звоню всем и начинаю говорить: «Ну, давайте, давайте...» Сцена -- это ведь наркотик. Как только почувствовал взаимообмен энергией с залом, с другими музыкантами, понимаешь, что больше без этого долго не выдержишь. Здесь существует серьезная опасность: если отведаешь это ощущение в слишком раннем возрасте (как, например, эти маленькие детки в лицее, которые начинают гастролировать чуть ли не с восьми лет), есть вероятность будущего «звездного заболевания». Поэтому лучше знакомиться с этим попозже и в коллективе, а не сольно -- энергия будет хотя бы на несколько частей делиться.

-- А твои коллеги по музыкальным проектам не ревнуют периодически? Или они смотрят на твою достаточно активную деятельность, как на должное?
-- Иногда, случается, предъявляют какие-то претензии. Говорят, что страдает то, другое... Наверное, и страдало бы, если бы я была руководителем во всех этих командах. Но я же в основном играю роль исполнителя. Кроме, пожалуй, ARTES LIBERALES. Но там совершенно особенная ситуация. Хотя иногда запарка случается. Однажды я забыла с кем и где у меня концерт. Представляешь? То, что он точно есть, я помнила, а вот все остальное... Пришлось обзванивать ребят и попеременно спрашивать у каждого: «Мы сегодня играем?» Весело было.

-- Аня Харченко... Человек, который реализуется в... четырех коллективах. Все они сильно отличаются друг от друга по стилистике, настроению, цели музыкальных действий... А вот что находится именно в твоей домашней фонотеке?
-- Хочешь посмотреть? Пойдем покажу... (сползаем со стульев и подходим к стопкам музыкальных пластинок. -- Прим.авт.) «Легенды Вялiкага Княства Лiтоускага». Мне, кстати, совсем не нравится, как оформлен диск... Брегович... «Лiрнiцкiя песьнi» Лося. Прекрасная вещь, между прочим... ТРОIЦА -- без вопросов, я не пропустила ни одного концерта... Это классическая музыка... Вот Арефьева. У нее очень хороший виолончелист в составе, так же, как и в АКВАРИУМЕ... Вот средневековая музыка...

-- (возвращаемся на насиженные табуретки. -- Прим. авт.) Ты говоришь, что все больше являешься исполнителем, играешь, скажем так,инструментальную роль. Хотя коллективов много, и каждый из них по-своему интересен. Но сомневаюсь я, чтобы тебя ни разу не посетила мысль о СВОЕМ проекте. Есть такое?
-- (немного смущаясь. -- Прим. авт.) Есть, конечно... (словно перестраиваясь, очень воодушевленно. -- Прим. авт.) Это будет уже очень скоро. Я знаю, что сделаю все очень здорово...

-- А что-нибудь конкретное у тебя уже вырисовалось? Ты как-нибудь представляешь свое будущее детище: что это будет за музыка, кого подключишь к реализации идей?
-- Я пока пытаюсь ответить на этот вопрос для себя. Но пока еще нахожусь в поиске. Я знаю, что мне нужно для этого, какая база необходима... Люди -- это те, кто сейчас находится рядом со мной, те, с кем я сегодня играю... Музыкальное направление -- вещь более сложная. Потому что мне нравятся разные стили, и отдать предпочтение одному я еще не могу. Но я точно уверена, что это будет «свое». Волна африканской, азиатской и ирландской музыки по Европе уже прокатилась, и хотелось бы играть то, что для людей было бы ново. У нас ведь тоже очень интересные музыкальные традиции: та же перкуссия -- бубны, барабаны... Думаю, если я стану глубже изучать этот вопрос, то я смогу, наконец, определиться. Но то, что это будет обязательно и будет классно, я не сомневаюсь...

P.S.: Нужно не просто делать и заниматься. Чтобы получить сполна, придется еще в это верить. Верить неистово и с надрывом. Верить, не сомневаясь и не принимая в расчет. Верить глубоко и «на всю оставшуюся»... Верить так, чтобы тебе прописывали «дурку» и сходу ставили диагноз. И пусть последнее станет самоцелью. Так оно вернее... А не БЕЗУМСТВУ ль храбрых мы столько песен спели?..

Фото предоставлено автором



Ольга САМУСИК

© 2005 музыкальная газета