статья


Стариков, Геннадий
Откровенный Разговор О Профессионализме, Ресторанном Бизнесе И... «Стар Клубе»

...Лето рухнуло на головы минчан вдруг и совершенно даром, неожиданно и как-то истерически. Температура «тринадцать градусов» вкупе с промозглой сыростью в один день сменилась летним зноем. Именно по этим климатическим причинам мы с Геннадием Стариковым решили променять домашнюю студию на скамейку в парке «50-летия Октября». Если вы знаете этот район Минска, то согласитесь, что нырнув с троллейбусной остановки под кроны огромных деревьев, сложно осознавать, что ты находишься в столице. Отдельный мир с неспешным течением времени, запахами леса, совершенно антимегаполисными пейзажами. И только трава вокруг -- по колено, ярко-зеленая и... живая.

Впечатление гармонии природы и музыки... «Видишь старую танцплощадку? -- спрашивает Геннадий. -- Это знаменитые «Корчи», когда-то крупнейшая танцплощадка в Восточной Европе. Знаешь, сколько концертов мы на ней в молодости дали? На мою группу приходило по десять тысяч человек. Многие здесь до сих пор помнят, как я пел и играл на гитаре, и в дождь, и в снег…» -- «Вот лавочка...» Усаживаемся... «Ну, о чем говорить будем?»


-- О «Стар-клубе», конечно. По крайней мере, с этого начнем. Итак, недавно первый десяток лет стукнуло... Какие мысли по этому поводу?
-- Знаешь, пятьдесят на пятьдесят... Вроде так незаметно, но время быстро бежит. От этого немного грустно. Но вместе с тем и радостно, что смогли выдержать такой период, -- значит, нужны людям!

-- За это время внутри сей, с позволения сказать, организации, постоянно все двигалось, росло, плодилось... Если подводить глобальные итоги, допустим, не лезть в подробности, а снять сверху сливки... Короче, в общих словах, что можно сказать о минском блюз-роковом «Стар клубе» по отмечании первого крупного юбилея?
-- За десять лет через нашу творческую мастерскую прошли сотни музыкантов. Кроме белорусских были гости из Прибалтики, Украины, России, Польши, Венгрии, Англии, США... Благодаря этому нас теперь и в этих странах любят, уважают и просто знают. В наших «объятиях» побывали исуперпрофессиональные музыканты, и любители. Прекрасные фестивали «Блюз живет в Минске!» и сотни мастер-классов, где мэтры знакомят новичков с традицией «beat-generation», прививая поколению next ростки человечности.

-- Судя по всему, присутствовало, если и не четкое ранжирование, то хотя бы членство. Или же принимали всех и вся?
-- Для любителей -- членство, для музыкантов -- репутация или талант. В нашем случае всех объединяет любовь к музыке в целом и к блюз-року в частности. Если таковая отсутствует, то «моя твоя не понимает». Для нас главное -- «живое» творчество, увлеченность и дружеская атмосфера.

-- А определенный принцип принятия в ваши ряды именно музыкантов существует? И кто это дело курирует?
-- Принцип первый -- помогай. Принцип второй -- не мешай. Ранжирование у нас следующее: деяния, дар божий, мастерство, изюминка. У меня необычайное чутье на очень талантливых парней и девушек -- остро чувствую дар божий. Алену Свиридову-то я заметил и помог ей окрепнуть для старта в Москве. Вероятно, важнее всего, чтобы от человека исходил положительный заряд. Я не имею в виду бегущую в глазах некоторых строку «порвать публику на клочки». Это ложная цель, а надо -- нести окружающим радость и доброту. Для тех, в ком я это вижу, я стараюсь сделать благоприятный режим. Даю им почувствовать силу и уважение к себе самим. А потом я развиваю самые сильные их стороны, заниматься подтягиванием слабых -- некогда. В этом мой метод.

-- Может, немного вспомним, как все десять лет назад начиналось? Что дало толчок и откуда взялось желание?
-- Основная причина -- нехватка «живой» музыки и засилие музыки фоновой, танцевальной. Музыки, которую не надо вдумчиво слушать и слышать, а достаточно только воспринимать как приложение к видеоклипам самодовольных попсовых певцов и «певцых» -- язык не поворачивается назвать их певицами -- стриптизерш, танцовщиц, спортсменок, телеведущих, домохозяек и т.п. Эдакий центропупизм с голым пузом. Причем они громко кричат, что представляют Беларусь, хотя на самом деле -- еле дотягивают до уровня областного конкурса самодеятельности времен СССР. Вместе ссамодеятельными компьютерными юзерами-аранжировщиками, профанами в музыке, и не желающими по-настоящему работать прокатчиками-халявщиками, они закольцевались в прекрасно работающее «фанерное» бизнес-сообщество, где главный принцип -- «фанеру» -- в массы, деньги -- в кассу». Вместо артистов появились проекты, вместо музыки -- компьютерный продукт. В советские времена дикторы по радио иногда объявляли «…вы слухалi творы беларускiх аутарау, а зараз паслухаем музыку». Смешно, но тогда музыка была в чести. А сейчас шоу-бизнес «фанерный» всюду летает, а музыкальная культура -- ПРОлетает. FM-станции музыку не передают, передают только пение, ссылаясь на «формат». Если допустить что формат это -- стиль, то он у FM-станций какой-то убогий и у всех одинаковый, как ассортимент товаров в уличных киосках. А таким инструменталистам как Стариков, Угольник или Зинчук в их программах места нет. Равно как и великим Моцарту, Паганини, Прокофьеву, Родриго, THE SPUTNIKS, THE SHADOWS... И потом, почему мы обязательно должны подстраиваться под стиль, который разработал заокеанский дядя Сэм -- «…о-о-о, «Данон», или попсовый Вася -- «муси-пуси, точка бай». Получается, что белорусский музыкант в Минске не имеет права на творческий эксперимент, на создание оригинального стиля, как музыканты в Москве, а могут быть только вторичными, кем-то отформатированными. То, что хорошо для оркестранта, недостаточно для солиста, «звезды». Как следствие, пролетают на «Евровидении» наши представители. И налоговые органы этому способствуют -- перепутали божий дар с яичницей, -- приравняли творческих людей к шашлычникам, вместо авторских гонораров -- коммерческие налоги и поборы. Я, например, с молодости был новатором: на шесть лет раньше американцев изобрел тюнер -- прибор для настройки музыкальных инструментов (1969 г.), тогда же, получив квалификацию программиста-вычислителя, заговорил о возможности оцифровки музыки -- на десять лет раньше японцев. Будучи одним из основоположников белорусского и советского рока, я привык не копировать, а созидать. В блюзе это инструментальная, мягкая музыка «gentle blues» в, «верасовской» попсе – «живое2 музыкальное исполнительство, в роке это: «вернись Бетховен!» -- «барокко-рок», а также славянский «агро-рок». Да-да, не фолк-рок, и не кантри, не фальшивая аутентика а, именно, «агро» -- «…Выходил на поля молодой агроном, говорил, что земля вся в наряде цветном -- хороша земля, мой край дорогой»! Моя любимая песня, которую любили петь еще одаренные Гордей и Данила -- царство им небесное. Я написал более 2500 красивых мелодий, люди хотят их слушать, -- но где им звучать!? Диск не выпустишь -- дорого и «пираты», на радио -- неформат, концерт не сделаешь -- сумасшедшие тарифы и поборы -- хоть ты тресни!
А иностранцы послушают нашу игру и подливают масла в огонь: что вы тут бесплатно играете-голодаете, у нас вы бы быстро стали миллионерами!

-- Но вернемся, пожалуй, к мотивам создания клуба.
-- Хотелось самим играть, оградив себя от всего этого «кухонно-компьютерного «фанерного» творчества». Ведь, в принципе, имитация пения и игры под фонограмму являются контрафактной деятельностью и должна быть запрещена. Это и обман слушателя, и отбирание куска хлеба у настоящих музыкантов. А псевдоартистам хорошо бы вернуться к работе по специальности: спортсменам -- тренерами, врачам -- лечить людей, работникам ТВ -- уступить место настоящим артистам и платить им, а не загромождать эфир собою любимыми и класть народные деньги в свой карман. Вот поэтому и появился «Стар-клуб» -- творческая мастерская, где собираются музыканты, играют «живьем», могут без предварительных репетиций выступать в совершенно случайных сочетаниях. А все потому, что они говорят на общепонятном музыкальном языке -- на языке таланта, мелодии, гармонии и импровизации. И чувстве локтя.

-- А сам конкретный момент, когда вам пришла в голову мысль «О! Вот, что я буду делать!» или что-нибудь вроде, вы вспомните? С чего начинали?
--Вспомню, конечно... Как-то в баре созданного мной шоу «Парадиз» я увидел красивую девушку. Она сидела за столиком и пила кофе. Я, естественно, по-мужски заинтересовался: «А что такая красивая девушка делает в час дня в кинотеатре «Москва»? Она отвечает: «Ничего, время убиваю». -- «Совсем нечего делать?» -- «Совсем». Я говорю: «Так давайте мы с вами сделаем что-нибудь интересное, например, создадим музыкальный клуб». Она мне: «А давайте». Я решил пошутить до конца: «Жду вас завтра в десять утра»... Она пришла. Ровно в десять. Мы и сделали «Стар-клуб» -- с Наташей Хрищанович, с примкнувшими Лешей Козловским, Андреем Филатовым, Оксаной Ганецкой и другими единомышленниками. Но, по правде сказать, я целый год до этого вынашивал идею клуба.

-- Ваши встречи не проводятся в одном определенном ресторане или кафе. Вы постоянно переезжаете с места на место и видите весь этот бизнес изнутри и в сравнении. Какое вообще впечатление от наших точек общепита не как у едока, а как у человека, в конкретный вечер там работающего? -- Переезжаем мы не от хорошей жизни, -- просто в какой-то момент наши творческие интересы и коммерческие интересы владельцев ресторана начинают расходиться. Все рестораны одинаковы -- пьянка, обжорство и девушки без комплексов. Перестройка добавила еще стриптиз и умопомрачительные для среднезарплатника цены -- все ради наживы. Нынешний ресторан, по сути, -- буржуазный притон, куда сливаются шальные деньги «новыми белорусами». И уж если без этих черных дыр нашему сегодняшнему обществу не обойтись, то для «неновых белорусов», коих подавляющее большинство, надо бы вернуть недорогие кафе и столовые. Ведь именно в кафе удовлетворялись не только утробные, как в ресторане, но и духовные потребности. Были кафе театральные, литературные, музыкальные. А в столовых была нежирная, здоровая домашняя пища. Музыкант же в нынешнем ресторане может едва только выпить водки, не закусывая -- еда ему по цене недоступна. Вот многие и спиваются, или еще хуже...

-- А если отойти от темы здорового питания и поговорить о музыкантах в контексте всего этого обдиралова?
-- Сейчас в Минске появились иностранцы, которые прибирают к рукам наши рестораны. Так, например, в «Журавiнке» новые хозяева сделали дискотеку, запросто выставив на улицу наших музыкантов, между прочим, из лучших в стране. У нас это почему-то считается в порядке вещей.

-- Может это потому, что, по слухам, темпераменты трех живых белорусов равняются темпераменту одного мертвого грузина? Ментальность и все дела...
-- Я не националист, просто нужно не бить своих, а защищать. А мы никак не научимся это делать. Раньше трудовые книжки ресторанных музыкантов лежали в Минскконцерте и он такого бы не допустил. А сейчас Минскконцерт сам промышляет «фанерными» халтурами.
Мне недавно один иностранец «похвастался», точно в лицо плюнул: «Удивляюсь я белорусским музыкантам: такие сильные, а в кабаках соглашаются работать бесплатно. За подачки». Тоже, между прочим, какую-то точку держит.

-- Да, эта ситуация у нас запущена просто «на нет». И, как мне кажется, тут усилиями инициативной группы ничего не решишь. Надо бы, чтобы там сверху сим положением прониклись, прочувствовали и стали что-то менять. Только ведь... насильно мил не будешь. Вы как полагаете?
-- Посмотри, какой ужас у нас творится. Нет ведь никакой организации или профсоюза, которые бы защищали интересы музыкантов. Настоящих, а не тех «фанерщиков», которые сейчас прыгают на минских площадках, в экранах телевизоров и называются белорусскими исполнителями. Это ведь песни для недоумков! За редким исключением самодеятельные авторы пишут для самодеятельных артистов. А музыканты в это время оттесняются в тень. Конечно, хорошо, что руководство страны, наконец, повернулось лицом к нашей культуре. Только вот почему к ее задней части? Финансы вбрасываются немалые, но на низкопробщину. Самодеятельность -- это хорошо. Но она должна поддерживаться, как в СССР, предприятиями. А подлинные таланты и профессионалы должны получать поддержку государства во всех формах, как раньше. И не только молодые. А в первую очередь -- мастера. Иначе молодежь, видя жалкую судьбу мастеров, разуверится в культурных ценностях, и культура исчезнет совсем. Останется мат и водка с пивом. Джакузи, спрайт, муси-пуси и джага-джага... Сколько хороших музыкантов уже уехало отсюда, и сколько еще собираются... Я, правда, пока сражаюсь тут, как герой Сервантеса. И что от этого имею? Кучу болезней, долгов и лишь моральное удовлетворение. И то, слава богу! Многие талантливые соратники не дожили и до 50-ти.

-- Это только в Беларуси так стабильно игнорируют культурные достоинства нации или есть еще примеры?
-- В Москве клубы, кафе и рестораны обязаны иметь в штате нескольких музыкантов, а у нас новые белорусские и НЕбелорусские хозяева выбрасывают прекрасных профессиональных музыкантов на улицу, оставляя их без средств к существованию. Из жадности – «жаба» душит. Хочется побыстрее набить карманы деньгами и удрать с черным налом из Беларуси. Вот и получается, что вся наша прекрасная система профессионального музыкального образования -- музыкальные школы, училища, консерватория, -- работает коту под хвост. Выпускникам трудиться негде. Музыканты от нищеты бегут за границу поодиночке и целыми коллективами.

-- Положение, конечно, не очень-то светлое. Но даже оно меркнет, блекнет и тухнет в сравнении с главным -- играть НЕГДЕ. Это тем, кому пока «дозволено». А все те, кто однажды «попал», уже устали сперва назначать дату концерта, потом переносить, потом отменять, потом шифроваться, что партизаны...
-- В Беларуси настоящие музыканты с концертов не то, что не зарабатывают, они еще и должны всем остаются... Мне однажды не заплатили. Я пошел в суд. Когда судья спросил владельца заведения, почему он так поступил, то услышал наглый ответ: «Потому что я бизнесмен, то есть -- сволочь по натуре. Если можно кому-нибудь не заплатить, я обязательно не заплачу». И ничего.

-- Я хочу развернуть направление нашего разговора на сто восемьдесят градусов. То бишь, вернемся к вещам более приятным, потому что об этой сердечной боли и мозговых коликах можно тереть-не перетереть. Итак, снова «Стар клуб». То, что круглую дату отмечали, я уже поняла. А вот кто присутствовал из ветеранов и не очень?
-- Приезжали Игорь Сацевич, Сергей Александров, Александр Сапега, Николай Неронский, Максим Пугачев, Андрей Филатов... Из самодеятельных артистов -- Артем Кричевский, Валерий Прохожий, Саша Носкович со своими ребятами и другие. Это все друзья «Стар-клуба». На вечере было очень много людей, которые просто любят хард-рок и блюз.

-- Много ли из пришедших однажды в «Стар-клуб» остаются в нем и с ним? Да и с какой целью музыканты объявляются тут?
-- Много. И молодые музыканты, и мастера, как правило, тянутся к «Стар-клубу». Им надо где-то засветиться, получить определенную поддержку, набраться опыта. Мастеровитым -- обкатать новую программу или состав. Но проходит время, и наступает смена поколений. Одни остаются с нами надолго. Другие поднимаются вверх по лестнице успеха и уходят на профессиональные хлеба.

-- Вы уж не обессудьте, но можно ли общедоступный пример?
-- Очаровательная Александра и «ее» Константин. Отличные ребята. Они у нас «родились» и выросли. Перед прошлогодним «Евровидением» я позвонил им и предложил песню, с которой их шансы на успех в Стамбуле резко возрастали. Отказались. «У нас своя концепция». Смешно. Какая концепция у космонавта? Делай, как надо, бери с собой только лучшее, а то космос не простит! И дальше -- что за образ рогатой дьяволицы с болота? Это что -- имелись в виду Мастер и Маргарита? Сделали бы лучше из Александры Дюймовочку Ганса Христиана Андерсена, ведь двухсотлетие идет. Всем бы это понравилось. Так нет -- САМОнадеянная САМОдеятельность какая-то. В результате -- пшик. А все потому, что люди, руководящие процессом, не являются творцами. Они, скорее, чиновники от музыки.

-- Но ведь руководят же. И будут. Спасибо, что угроза насчет комиссии по смотру репертуара так и осталась сплетней...
-- В белорусской эстраде на моей памяти сложилось так, что госчиновниками не приветствуются таланты. Они, наоборот, им мешают -- денег просят. Именно поэтому таланты объявляются в Москве. Те же ПЕСНЯРЫ, ВЕРАСЫ, СЯБРЫ, Алена Свиридова... Я, кстати, крупный бриллиант отдал, чтобы она смогла совершить этот стартовый прыжок вверх... Но это отдельная история, она даже об этом не знает. А ты слышала мой «Гимн Джону Леннону»? Нет? Пойдем, я тебе поставлю...

...Пришли в квартиру-студию. На стене -- лист А3. На нем написаны слова. Как раз таки гимна.

-- Вот он. А теперь слушай.

...Музыка тонкая, простая и какая-то родная. Сразу навеяны BEATLES-ассоциации. Но ведь гимн-то кому? Вот-вот. Ему самому...

-- Ну, что ты думаешь? По-моему, надо немного усложнить текст. Я собираюсь над этим поработать.
-- А, по-моему, не нужно. Все на месте. Вы ведь прекрасно знаете «битловские» композиции. Иначе бы не брались за это дело. Просто не позволили бы себе. У них ведь все песни именно в таком духе.
-- Я на самом деле тоже так считаю...



Ольга САМУСИК

© 2005 музыкальная газета