статья


Патлис, Александр и Татьяна
Талант И Муза, Или О Том, Как Женская Чуткость Побеждает Мужскую Харизму

НОВЫЙ ИЕРУСАЛИМ -- давайте уж откровенно, один из наших звездных коллективов. Уверенно и прочно «застолбленная» публика -- их главный козырь. А о том, что группа в наиочереднейший из очередных раз собралась (или уже успела податься) куда-нибудь «в туда», все СМИ уже устали «новостить». И помимо этого поводов к информации -- закопайся. Последний «всем-на-радость» ход конем -- романтический дуэт с Искуи Аболян, где Александр Патлис предстал как истинное лицо команды. Традиционно все интервью с лидером НИ почему-то сваливаются в пропасть тем духовных и христианских, нравственных и моральных (не возбоюсь этого четкого слова). Как ни пыталась, ни сражалась сама с собой и не только, но и в этот раз колесо от части попало в свою проторенную колею. И все же, перейдем ближе к героям. Александр Патлис и его жена Татьяна. Тандем? Вполне.

-- Для большинства людей понятие союза, а в особенности творческого, -- вещь скорее абстрактная, нежели реальная. Как с этим обстоит в вашей семье?

А.П.: Что-то от тандема у нас есть. Хотя бы, потому что мы с Таней имеем одну «рабочую» специальность. Я учитель по классу баяна, и моя жена тоже преподаватель. Присутствует такое учительское начало. Но в моем случае музыка перевесила... Когда я служил в армии, то пел в ансамбле. Мы дали более двухсот концертов. На одном из моих выступлений мы с Таней и познакомились. Потом начали встречаться. Помню, сидели как-то вместе, и я начал мечтать. Говорил: «Подожди, Танюша, через пару лет будет у меня группа, станем по всему миру на гастроли ездить...» Это был 90-й год. Тогда еще слабо верилось в осуществление таких планов. Но, тем не менее, все случилось... Таня не поет, но прекрасно слышит. Если кто-то какие- нибудь «косяки» кидает, и я в том числе, она сразу после концерта говорит: «Вот тут, тут и тут было неверно». И таких ошибок больше не происходит
Т.П.: Творить можно везде: на кухне, в семье, в школе... Но мы с Сашей не сотрудничаем напрямую. Я ведь не артист, не певица. Однако в семье творческий союз, наверное, есть.
А.П.: (Тане. -- Прим. авт.) Ты же всегда принимаешь участие в моей деятельности. Помогаешь составлять концертные программы, советуешь, как надо петь. И когда я просыпаюсь среди ночи оттого, что в голову пришла свежая идея, и бегу ее записывать, ты тоже со мной.
Т.П.: Конечно, я принимаю участие в Сашиных делах. Сложно было бы в них не участвовать. Я не смогла бы от этого отстраниться. Но я, скорее, нахожусь на правах помощницы. Вдохновляю, поддерживаю... Подношу патроны.

-- То есть вы фактически являетесь музой своего мужа. Насколько тяжела эта должность?

Т.П.: Быть музой -- очень ответственное занятие. Потому что от меня напрямую зависит, в каком настроении будет Саша. Я умею чувствовать, когда его можно раздражать, а когда лучше не стоит... когда с ним можно говорить и когда необходимо помолчать. Я знаю, когда Сашу вообще нельзя трогать и нужно оставить наедине с собой или с командой.
А.П.: Танюша меня действительно вдохновляет и поддерживает. Я ей очень благодарен за это.

-- Саша, давайте чуть-чуть время назад отмотаем и вспомним такую группу -- КОНДОР -- и кое-что, происходящее вокруг. Не возражаете?

А.П.: Там играл наш гитарист Игорь Копылов. А я пел в группе ИСТИНА. В конце 90-го года я встретил Игоря случайно на одной тусовке. Мы пообщались. Игорь рассказал про проект. Сказал, что они находятся в некотором кризисе, потому что от них ушла вокалистка и петь теперь некому. А потом пригласил меня. Я согласился. К нам на репетиции приходили знакомые музыканты. Они были верующими, говорили о Боге... А потом и мы сами начали меняться. В результате в году 91-м наш внутренний мир и мы сами стали совершенно другими. Мы приняли христианство. Причем, с открытым сердцем, как дети. Конечно, это сразу же отразилось на наших песнях.

-- Таня, вы наблюдали эту череду людей, которая вроде бы прошла мимо, смотрели за тем, как на ваших глазах менялся ваш муж... Это непросто. Каким было ваше ощущение от всего, что происходило?

Т.П.: Дело в том, что я не знала того множества групп, про которые только что рассказывал Саша. Я застала только НОВЫЙ ИЕРУСАЛИМ. Их я встретила через год после нашей свадьбы. Что касается христианства... Конечно, перемена была очень существенной. Когда меня положили перед родами в больницу (это было достаточно рано, и там я находилась довольно продолжительное время), Саша был одним человеком. Когда же меня выписали, и я вернулась домой, рядом со мной оказалась совсем другая личность. Было состояние шока. Я не понимала ничего, потому что все произошло в мое отсутствие. Было очень трудно. Взгляды Саши на жизнь изменились полностью. Я очень долго привыкала и перестраивалась. Из-за этого и приняла веру гораздо позже, чем Саша. У нас было много конфликтов, потому что я просто не понимала, о чем он мне говорил. Но потом увидела, что все ребята действительно менялись и становились лучше. Тогда я осознала, что Саша мне говорил правду, и поняла, что надо идти за мужем, а не против него. А.П.: На глазах у Тани мы бросали пить, курить, ругаться матом... Это те люди, которые прежде придерживались «классической заповеди» -- «секс -- наркотики -- рок-н-ролл». Мы просто трансформировались, так как менялось наше мышление... Сейчас в НОВОМ ИЕРУСАЛИМЕ все женаты и все счастливы. А песни, которые написаны, -- это реальные переживания, многие -- переживания именно того периода.

-- Но вы же, Саша, видели, как в момент достижения вами какой-то внутренней гармонии, страдает ваша жена. Страдает оттого, что не понимает, не знает, не верит и не может окончательно принять. Как вы ей помогали? Что вообще нужно сделать, чтобы любимый человек пошел за тобой?

А.П.: В силу моей харизматичности я достаточно круто отношусь к некоторым вещам. Люди иногда страдают от этого. Я знаю, что сделал много ошибок, за которые бы меня никто не поблагодарил. Но любовь должна всегда доминировать. Человек должен чувствовать и видеть, о чем говорит. Оно должно отражаться у него в глазах и в сердце. Ему нужно самому понимать то, что он пытается объяснить другому... Признаюсь, в какой-то момент я перестал говорить Тане о вере. Потому что часто разговоры перерастали в ссоры. Доходило до того, что мы решали, что не можем быть вместе, потому что нам тяжело оттого, что наш внутренний мир переменился. Но и разводиться тоже не хотели, потому как любили друг друга. Именно поэтому я перестал Тане объяснять свою позицию. Прошло какое-то время... и моя жена сама ее осознала.

-- Таня, давайте обсудим харизму вашего мужа. Саша сказал, что он весьма сложный человек. Это правда?

Т.П.: Я люблю его таким, какой он есть. И мне очень нравится то, что он харизматичная натура. Я, в отличие от него, более спокойный человек. Поэтому не смогу, наверное, жить в таком темпе, как Саша. Меня всегда восхищала его смелость и дерзость, его работоспособность и умение не спать и не есть. Он видит цель и идет к ней.
А.П.: А когда я вдруг становлюсь пассивным, Таня все время повторяет одну и ту же фразу: «Я выходила замуж за другого Сашу Патлиса». Это меня сразу же мобилизует.
Т.П.: Довольно тяжело находиться рядом с человеком, который постоянно в движении, не ходит, а бегает, спит по пять часов в сутки... Вокруг него постоянно разворачивается какая-то деятельность, находятся люди, происходят события. Но мне это доставляет удовольствие. А когда Саша выступает, то у меня просто наступает состояние восторга. Хоть я и учительница, и мне каждый день прежде нужно было что-то рассказывать тридцати ученикам (то есть работать на достаточно большую аудиторию), мне кажется, что выйдя на сцену, я бы через пятнадцать минут расплакалась. Я ведь постоянно стояла перед целым классом детей, но все равно не смогла бы так, как Саша, удерживать внимание, вызывать ответные чувства, быть настолько искренней... Это не просто талант. Это дар. Когда у нас не было денег, даже тогда я говорила Саше: «Ты никогда не пойдешь работать на какой- нибудь завод. Ты будешь только петь»
А.П.: Я очень за это благодарен Тане. Потому что она видела во мне потенциал. Когда у нас возникли финансовые трудности, мы первое время жили только на Танину зарплату. НОВЫЙ ИЕРУСАЛИМ прошел нелегкий путь. В то время были женаты три человека. Но положение у всех было такое, что приходилось делиться продуктами.
Т.П.: У музыканта ведь заработок нестабильный... И продукты на самом деле делились на равные части между тремя семьями. Будь то пакет муки или килограмм сахара... На данный момент все жены поддерживают своих мужей. Есть полное единодушие.

-- Таня, а если взять отдельно музыку НОВОГО ИЕРУСАЛИМА... Является ли она для вас, может быть, эталонной или просто любимой? Что вы думаете о творчестве своего мужа не как жена, а исполняя роль слушателя? И вообще, вам какая музыка нравится?

Т.П.: Я люблю песни НОВОГО ИЕРУСАЛИМА, так как знаю, что они поются от чистого сердца. Каждая из них -- часть жизни. И мне нравится принимать участие в процессе. Еще очень приятно и трогательно то, что многие композиции посвящаются женам... А что касается моих личных музыкальных пристрастий, то я люблю все серьезное и фундаментальное. Например, Стинг, U2... Я вообще тяготею к сильным личностям. И в музыке тоже предпочитаю таковых. Я сначала читаю, кто поет и о чем, начинаю ценить за внутренний мир, а потом только за профессиональные качества -- Я бы назвала НОВЫЙ ИЕРУСАЛИМ «выездным» коллективом. Где-то «там» он выступает гораздо чаще, чем здесь. Гастрольный график -- плотняк. Постоянно слышишь, что НОВЫЙ ИЕРУСАЛИМ куда-то едет. Это помимо всяких экспериментов и дуэтов, как, например, с Искуи Аболян. Не устали еще от такой жизни? Не боитесь, что не потяните на роль розового зайца из рекламы батареек?
А.П.: Да, это действительно тяжело. Периодически хочется отдохнуть. Но я переживаю, что еще тяжелее потом будет собраться снова. Иногда хочется оставить все это и заняться чем-нибудь более стабильным. Я уверен, что такие мысли возникали не только у меня, но и у всех ребят из группы. Однако, проходя через такие трудности, меняются наши мозги и характер. Нам ведь не подносят все на золотом блюдце. И если кто-то думает, что религиозные организации Америки соревнуются в том, кто больше средств пожертвует на музыку... эти люди сильно ошибаются. Приходится все творчество дотягивать до того, чтобы можно было обеспечивать семью. Наверное, отчасти благодаря этому и появляется креатив. Постоянные поездки помогли мне стать взрослее, предприимчивее. Трудности ведь совершенствуют любого мужчину. Говорят, что опыт, конечно, вещь хорошая, но образование лучше. Поэтому приходилось учиться многим вещам. В Беларуси же не было раньше ни шоу-бизнеса, ни продюсирования. Они зарождались в Америке. Через год или два что-то начинало появляться в России, еще через какое-то время -- у нас. Из-за того, что мы часто ездим, мы можем предугадывать и опережать.
Т.П.: Эти бесконечные гастроли на самом деле очень помогают и в творчестве, и в жизни. Ты встречаешься со многими людьми, можешь у многих спросить совета. Творческой личности необходимо много общаться и много ездить.

-- Таня, а вы часто ездите с Сашей? Ну, например, в качестве той же самой музы... чтобы периодически подпитывать вдохновением в критические моменты...

Т.П.: Не очень. Мы больше созваниваемся. За день он может позвонить до десяти раз. И достаточно просто услышать голос близкого человека, чтобы уже получился контакт и чтобы понять, какое у него настроение и чем он думает... В Америке я была с ребятами четыре раза. Это немного. А.П.: Жены не выдерживают тот темп и ритм, в котором мы там существуем.
Т.П.: В прошлом году я пробыла в Штатах всего месяц. Но за это время у меня дважды была температура «сорок»... Поэтому иногда я просто прилетаю за мужем, чтобы увезти его домой.

-- А не проще ли было бы окончательно перебраться, например, в США? Вы бы имели возможность постоянно находиться в этом «современном» мире, творить там, двигаться в полный шаг... Исчезли бы эти утомительные перелеты «США -- Беларусь» через три колена...

А.П.: Нам уже неоднократно предлагали контракт в Америке. Таня даже переживала, что мы не подписали его еще пару лет назад. Но одним из условий как раз и было постоянное место жительства в Штатах. А мы не хотим уезжать отсюда навсегда. Нам нравится зарабатывать и творить здесь. Тем более, многие вещи, которые происходят уже в «цивилизованном» мире, скоро появятся и в Беларуси. Нам американцы часто говорят: «Все развивается сейчас у вас на глазах. Вы можете быть непосредственными участниками всего этого. Вы можете сыграть роль в становлении большой журналистики, шоу- бизнеса...» И ведь радует то, что движение начинается.
Т.П.: Истинное счастье не в деньгах. Жизнь человека намного интереснее и многограннее. Можно быть голодным, но любимым, востребованным и куда более счастливым, чем, если ты будешь сидеть в огромном доме, умирать от тоски. Я бы не хотела такой жизни для своей семьи.

Фото Сергея ШАРУБЫ




Ольга САМУСИК

© 2005 музыкальная газета