статья


Что Есть Она -- Музыка Белорусская? (Продолжая Тему)
Убей В Себе Раба!

Когда я, родившись в Минске, живя в СССР, в середине 60-х годов начал играть в группе тогда еще не рок, а бит-музыку, то никаких проблем не было с белорусскоязычными песнями. Хочешь -- пой, хочешь -- не пой. Но на бит-фестивале 1968 года, проходившем в Минске, было условие -- одна песня на белорусском языке, и все группы, участвующие в нем, в том числе и моя, его выполнили, а некоторые даже перевыполнили. Когда ПЕСНЯРЫ начали свое триумфальное шествие сначала по СССР, а позже и по всему миру -- большая часть их огромной программы состояла из белорусскоязычных песен, и, опять-таки, никакой проблемы не было.

Но вот прошли годы и от огромной тоталитарной империи оторвался маленький кусочек, называемый Беларусью, и проблема появилась. Уже 15 лет в Польше проходит рок-фестиваль «Басовище», где исполняются песни только на белорусском языке. Чтобы на него попасть, многие группы (не буду называть их), специально переводили на белорусский язык конкурсную программу, порой занимали призовые места, после чего переставали петь на белорусском. В Беларуси что-то похожее на альтернативу «Басовищу» в 2004 году организовал Супранович, который один делает больше, чем десятки других продюсеров для популяризации белорусскоязычного рока. Назвал он этот фестиваль «Генералы айчынныга року». Но Родина (Айчына) у всех своя. Мулявин родился в России, а считается белорусским музыканто. Чеслав Немен, родившийся в Беларуси, -- польским.

Представьте такую картину – например, из Мозамбика приезжает на фестиваль «ГАР» группа, и в конкурсной программе исполняет песни на белорусском языке, нравится публике и становится лауреатом. Ее, что, можно будет считать «Генералам айчыннага року»? Думаю, что вы согласитесь со мной, что нет, а вот «Генераламі беларускага року» они будут.

Очень плохо, что процентов 90 населения Беларуси не разговаривает на своем родном и, кстати, государственном языке, но за последние 200 лет на то были свои исторические причины. И второй государственный -- русский язык -- в Беларуси все-таки исторически -- «оккупантский». Это положение невозможно исправить в одночасье или каким-то указом сверху. Просто каждый человек должен “забіть у сабе раба істоту” (извините за самоцитату из моей песни «Даміно») и в процессе жизни сделать выбор.

Но если в середине 90-х годов белорусскоязычных групп было около десятка, то к 2005 году, думаю, что больше сотни. Тенденция, на мой взгляд, -- положительная. Я лично для себя выбор сделал в 2002 году и стал петь только на родном языке и горжусь этим, потому что для меня это важно. Но я никогда не был согласен с теми, кто считает белорусскими музыкантами только тех, кто поет на белорусском. Любой коллектив, созданный здесь и выступающий за границами Беларуси, считаю белорусским, хотя некоторые считают их просто «тутэйшыми». Пример тому -- англоязычный MOJO BLUES, который сейчас находится на гастролях в Китае. И тот же Шедько, неоднократно упоминаемый многими, -- белорусский музыкант.

Что же касается споров -- надо или не надо было вводить 75% -- так за это тому, кто это сделал, я говорю огромное спасибо, потому что сейчас есть возможность, по крайней мере, на волнах «Авторадио» (и не только) услышать целые блоки разнообразной белорусскоязычной и русскоязычной музыки, «сделанной в Беларуси». Думаю, что именно благодаря этому белорусскоязычный P.L.A.N. вместе с русскоязычной МАДЕРОЙ ХАРД БЛЮЗ в начале апреля наконец-то смогли дать классный совместный концерт во Дворце Республики с символичным названием Made in Belarus.



Андрей ПЛЕСАНОВ, группа P.L.A.N.

© 2005 музыкальная газета