статья


Труханович, Сергей
«Главное -- Не Форсировать События»

КРАМА только-только перевела дух после выпуска нового диска -- собрание лучших песен. Музыканты, наверное, едва-едва стали дышать спокойнее, а мы уже тут как тут: здрассти! любите нас, пожалуйста! мы же вас тоже любим! Труднее всех, вероятно, пришлось Сергей Трухановичу. Потому что именно ему было предписано отмахиваться от журналистского и простого человеческого любопытства вашей непокорной слуги. Но диск КРАМЫ -- это лишь повод. Пусть и первоочередной. А ведь есть же еще ПАЛАЦ и просто -- Сергей Труханович. Я, надеюсь, не очень замучила интервьюируемого...

-- Ты еще «свеженький», сразу после пресс-конференции. Расскажи, как она прошла?
-- Нормально. Как всегда. Но вопросов почему-то не очень много задавали. Потом был фуршет. Правда, все рано разошлись, и я в том числе. Еды там осталось -- тьма…

-- Сейчас мало кому сладко живется. Но как-то понемногу, по чуть-чуть… музыку все равно делают. Человеку «с улицы» удается лицезреть и оценить лишь результаты: выпущенные альбомы, выступления на публике… Самого процесса он не видит. Посему -- думает, что все более-менее гладко, а остальное -- сродни «черному пиару». Это я к чему, собственно… Как дела у КРАМЫ вообще?
-- С переменным успехом. Есть концерты -- хорошо. Нет концертов -- плохо. В следствии этого, обязательно нужно иметь возможность дополнительного приработка. Это касается и КРАМЫ. Есть КРАМА, которая играет свою программу, а есть КРАМА, которая исполняет мировую классику на корпоративных вечеринках. Не думаю, что подобный вид музыкальной деятельности является зазорным. Мы ведь все это играем так же качественно, как и свои вещи. Кстати, посмотри. Я его сам сегодня впервые в руках держал… (Протягивает мне диск КРАМЫ The Best. Первое, что не бросается в глаза, а уже просто констатируется -- стильный, «вкусный» дизайн обложки. -- Прим. авт.)

-- Поправь меня, если ошибусь. Диск писали на новой студии в Барановичах. Процесс был достаточно кропотливым, потому что еще… в январе КРАМА была целиком в работе…
-- Совершенно верно. Именно в Барановичах. Но записали мы его еще летом и всего за один месяц. Потом очень долго сводили. Похоже, этим мы и занимались в январе. Затем процесс оформления, вопросы дизайна, которые тоже имели свои подводные камни. Не так быстро все это давалось. Я лишний раз убедился, что хорошее и качественное дело не может делаться быстро. Если видишь, что что-то не получается, как ты не бейся, лучше не форсировать события.

-- Те песни, которые вошли в этот диск (альбомом я бы это называть не стала, да и не буду, потому как -- лучшее, из того, что уже пелось когда- то) по какому принципу отбирались? Чем руководствовались? Или только на собственное мнение положились?
-- На диск мы засунули те песни, которые народ чаще всего на концертах просит. С каждого альбома таких хитов штуки по три набралось. Например, «Слуцкая брама», «Стэфка»… Ну и плюс еще Игорь несколько песен хотел обязательно включить. Среди них такие, как «Камендант», «Паходная»… Они не очень хитовыми были. Конечно, хотелось переписать заново все альбомы, потому что качество звука на «крамовских» пластинках, к сожалению, желает быть лучшим. Но не станешь ведь проводить такую массовую акцию. Поэтому и пришлось выбрать самые популярные песни. В результате получился самый качественный по саунду диск. Особенно радуют гитары.

-- Мне всегда было любопытно, насколько это интересная в плане творчества работа: записывать заново уже однажды записанные песни? Казалось бы -- ничего занимательного: тупо переиграл композицию на аппарате получше. Потом специалисты чуть больше поколдовали во время сведения. И вот вам глубокий и расширенный звук. Или, может, все-таки есть ощущение, что песня рождается заново?
-- Некоторые композиции вообще только теперь получили окончательную аранжировку. Та же «Слуцкая брама». Постоянно было ощущение, что в ней что- то недоделано. Тут не обошлось без ребят из APPLE TEA. Они нам помогали, и даже, в какой-то степени, предложили свою версию песни. В результате нам пришлось по-другому играть на гитарах, а Игорю петь -- тоже иначе. «Слуцкая брама» получилась просто «в десяточку». «Паходная» зазвучала шикарно, «Гомельскi вальс» стал очень красивым. «Гэй, там, налiвай!» совсем по-новому теперь слышится -- медленный шейк, как говорит Игорь… А давай я сейчас диск поставлю, пусть он на фоне играет… (Включает пластинку. Да, необыкновенно четкий и чистый звук. Яркий вокал. И с аранжировками действительно неплохо поработали -- некоторые песни узнаются лишь по мотиву. -- Прим. авт.)

-- Слушай, а что это за неожиданность с «Песней года» была? Каким ветром туда КРАМУ-то? Я, например, просто удивилась. А кое-кто и
неудовольствие выказал: мол, пока основная часть культовых белорусских рок-музыкантов является неугодными системе, КРАМА (один из ярчайших представителей культовости) якшается с «вражеской стороной»… Что этим людям ответить можно?
-- Да, КРАМА чудом не попала в «черный список»… Но предубеждение к нам все равно есть. На радио, например, берут с трудом. Мы говорим: «Вы посмотрите, ведь нет же ни в каких списках!» В ответ: «То есть как это нет?!» Люди уже начали машинально перестраховываться. А на «Песню года» нас Хрусталев позвал. Просто позвонил и предложил. На самом, концерте, кстати, интересный казус вышел. Я опоздал к началу песни. Когда нам сказали, что КРАМА будет через один номер, я завозился со сменой ремня (спасибо другу Ангусу, вот уж удружил). Прибегаю за кулисы, а ребят нет… Вдруг слышу, какая-то знакомая мелодия со стороны сцены. Естественно, КРАМА. Без меня. Они уже припев доигрывали. То есть я пропустил вступление, первый куплет и припев. Осталось выйти только на вторую часть песни. Ну, я и вышел. С гордостью. В зал, правда, взглянуть не решался, потому что половина людей на мое появление смотрели с нескрываемым недоумением. (Представляете такой шоу-эффект, заявка на звездность. «Гитара, господа!». Может, зрители именно так подумали? -- Прим. авт.)

-- А что можно сказать о новом альбоме? Не подумай, что впала в маразм, просто это… сборка лучшего (хоть и заставила над собой потрудиться немало). Когда ждать что-нибудь исключительно свежее?
-- Материал уже кое-какой есть Но наличие материала не значит, что его сразу можно записывать. Должно все срастись: финансы, романсы, хорошее настроение… Чтобы в коллективе все нормально было. А то уже пару раз было, что в КРАМЕ состав менялся не то чтобы глобально, но достаточно массово (когда уходили по два-три человека сразу). Тогда костяк, конечно, оставался, то есть процесс хоть какой-нибудь да шел. Но пока новые люди приживутся… На это ведь надо определенное время. Человеческий фактор -- вот, что прежде всего… Знаешь, на пресс-конференции Подберезский сказал: «КРАМА загучала па-iншаму». (Произносит, как будто бы обращая внимание на то, что звучит из динамиков. -- Прим. авт.)

-- Если бы я там была, я бы с ним согласилась. Но так как не довелось, то согласиться придется сейчас. Весьма качественно и… «звучно» (пойми меня верно). Отлично, насчет КРАМЫ вроде поговорили. Теперь ПАЛАЦ. Что на этом поприще слышно? Аль глухо совсем?
-- Хм… Концертов нет. По крайней мере, больших.. Да и поменьше тоже... фактически нет. Есть же два варианта ПАЛАЦА -- полный состав и «дэнсовый» (усеченный). С последним еще вроде были выступления, но тоже не очень много работы. Так, в основном ездили: Польша, Германия, Франция…

-- А за рубежом как относятся к нашим «черно-списочным»? Они там вообще в курсе? Или ни сном, ни духом?
-- Мы специально не интересовались. Но из того, что видели и знаем, «черный список» только помогает. Почти все европейские фестивали стараются поддержать белорусских музыкантов. Так что «черный список» обрел черты «белого билета». (Мгм… игра слов и понятий -- хорошее развлечение. Но вот если вспомнить, где на самом деле выдают на руки эти квитанции... то иногда приходится мириться с верностью утверждения и отрицать подмену понятий. -- Прим. авт.)

-- Ну, а что там с новой пластинкой ПАЛАЦА? Через тернии, буреломы, буераки… но все же делаете «запрещенный» продукт? Или уже руки, как плети висят?
-- Это не ко мне вопрос. Я там все же больше работаю именно как гитарист. Есть предложения поучаствовать в аранжировке песен -- участвую. Хоменко и другие ребята из основного состава -- вот, кто занимается «сочинительством», созданием идей. Потом они приглашают остальных музыкантов (гитары, бас и барабаны) и говорят, чего бы они желали в плане музыки. Все вносят коррекции и так же делятся своим мнением. Я, например, не однажды говорил: «Ребята, гитара так звучать не должна и НЕ МОЖЕТ. Всего лишь потому, что не приспособлена к тому, чтобы извлекать из нее подобные звуки». Так что нам часто приходится консенсус искать. Это нельзя сравнивать с работой в КРАМЕ. Потому что там я не только исполнитель, но и непосредственный аранжировщик.

-- А твое личное творчество как продвигается? Скоро ли мы будем иметь возможность слушать новый диск с гитарным мастерством?
-- Последний же был в 2003-м. А до него был перерыв в четыре-пять лет. Я надеюсь, что и на этот раз промежуток будет таким же. Я ведь один занимаюсь всем. Приходится со многими людьми договариваться. Если кто-то один не может в какой-то день, то все сразу разваливается и схему надо строить заново. Правда, сейчас я собрал свою маленькую студию. Потихоньку записываю. Собираю материал. Но стараюсь не подгонять события. Главное, чтобы твои действия были честными и правильными. Можно, конечно, выпускать и по два альбома в год. Только мне это не нужно.

-- Я вот как-то прихожу к знакомому гитаристу. А у него во всю валит гитарная (что, в принципе, естественно) музыка из колонок. Спрашиваю: что это такое громко-мелодичное? Он мне протягивает коробочку от твоего последнего диска (мне его к тому времени еще не удавалось послушать). «Ума- разума набираюсь», -- сказал мне знакомый. Как тебе такой подход к твоему творчеству?
-- А я, кстати, занимаюсь еще обучением игры на электрогитаре, и сам не редко применяю свои записи в методике преподавания. У меня есть фонограммы моих дисков. По ним занимаются мои ученики. Зато я совершенно спокоен за их музыкальную обученность после полного курса занятий: они стопроцентно уходят от меня с заложенным зерном, у которого есть все шансы позже дать всходы.

-- Твое сольное творчество отличается от того, чем ты занимаешься в коллективах. Отличается настроением, подачей, мелодикой… Что вдохновляет лично тебя? Как процесс создания композиции проходит?
-- Как у всех. Если ты «заболел» чем-то, то это не дает тебе покоя. Бывает, едешь в троллейбусе, и у тебя возникает идея… одна, вторая. Придумываешь завязку, кульминацию… Иногда это и по ночам спать не дает. Но все не получается вдруг и внезапно. Необходима полировка. Как для алмаза. Нужно до блеска начистить каждую грань.

-- Что тебе больше по душе: работа в команде или отдельно? Как человеку, хлебнувшему и того и другого… Чтобы ты предпочел, предложи тебе сейчас выбрать?
-- Мне вообще нравится не зацикливаться. Я уже давно схватил эту сущность. Плохо, когда начинаешь вариться в собственном соку. Иногда отдушина, например, другой проект, просто необходима. То есть надо учиться вовремя переключаться… Мои сольные альбомы -- то, что никуда не может войти, но и выбрасывать это я не согласен. Так называемая попытка самовыразиться. Сейчас уже видишь те ошибки, которые допустил в свое время. Сегодня смотришь на это абсолютно другими глазами и понимаешь, что теперь делал бы это по-другому. Но тогда ЭТО было правильным. А то что будет потом... оно просто будет потом.

Фото Сергея ЧЕРВЯКОВА



Ольга САМУСИК

© 2005 музыкальная газета