статья


Altanca
Качественное Этно -- Знаковый Момент

Фолковый коллектив (прошу прощения за тавтологию) фолковому коллективу рознь. Хоть и отталкиваются от одной плоскости и ныряют практически в одну и ту же пучину. Стиль плавания на этой самой глубине у каждой команды отличен (как не может быть у двух людей одинаковой походки или почерка).
ALTANCA (прошу не путать с ATLANTICА. Графическое изображение, конечно, похоже, только вот суть иная) -- проект молодой, но имена там задействованы громкие. Дмитрий Лукьянчик, Виталий Шкиленок (узнаете? Экс-музыканты экс-группы ТРОИЦА (почему именно «экс-группы» -- об этом ниже)) и Александр Андрещук (известный более как Саша «Джай» из JAZIL’S BAND). Наверное, можно начинать. Мне было интересно. Думаю, и вам любопытство не откажет.


Дмитрий Лукьянчик: …Хочешь, угадаю первый вопрос? «Расскажите, как получилось, что после ТРОИЦЫ появилась ALTANCA?» Ничего страшного. Но почему- то все проводят подобную параллель.

-- Ну, в общем-то, ты прав. Что-то вроде я и хотела спросить в первую очередь. Особенно, если учесть, что... две трети ALTANCA -- это бывшая ТРОИЦА и есть. Итак, что поспособствовало?
Д.Л.: Поспособствовала как раз таки ТРОИЦА. Она начала разваливаться в 99-м году. Это был период, когда коллектив бросало из одного состояния в другое. Новый материал на концертах исполнялся, но запись даже не планировалась. Но все это хотелось воплощать. А потом -- развал... Последовали какие-то отдельные проекты: у меня -- одно, у Виталика -- другое. Столько лет прошло... Но все осталось насущным, потому что идею до конца развить не успели. Мы собрались и поняли, что надо продолжать. Только как? Вдвоем? Чтобы делать музыку без помощи компьютера, нужно было еще что- то, вернее -- кто-то. Но долго мы не думали. Может, и странно, но нам обоим пришел на ум один человек -- Саша. И я, и Виталик иногда пересекались с ним на разных сессионных записях. Поговорили. Саша оказался не против.
Александр Андрещук: Я подумал, что это... нормально и вовремя. Хотя бы потому, что мой проект JAZIL’S BAND очень давно не выступал «живьем». А я уже к тому времени элементарно соскучился по «живой» игре. К тому же с этими людьми интересно, у них действительно есть чему поучиться. -- Саша, удовлетвори праздное любопытство, не поскупись. Объясни, пожалуйста, что это за мегаинструмент, на котором ты играешь? Выглядит он внушительно, обнадеживающе и… неподъемно...
А.А.: Инструмент называется домра-контрабас. (Следующее -- к Диме Лукьянчику. -- Прим. авт.) Похоже, он действительно “мега-”. Все про него спрашивают. (теперь снова мне. -- Прим. авт.) Он принадлежит к “семейству” оркестровых, что делает его не совсем народным. Был придуман сто лет назад. Мой инструмент “датируется” 52-м годом. В Беларуси подобных почти нет. Кроме моего, вроде бы, есть еще один. Спрашивается: почему? С нашими народными коллективами случается определенный «колхоз»: почти все заменили контрабасы и домры на бас-гитары. Я считаю, это уход от чего- то натурального, того, чем они должны заниматься…
Д.Л.: Само время, наверное, диктует. Зачем таскать с собой громадную контрабас-домру, если есть бас-гитара? Места меньше занимает, войдет в любой автобус.
А.А.: Но есть же какие-то приоритеты. И здесь, в ALTANCA, не хотелось бы электроники вообще. Хотя относительно звука она бы могла сюда вписаться.
Д.Л.: Но твой инструмент более энергетический.
А.А.: На самом деле, по звучанию он напоминает акустическую бас-гитару. Гитары-доски (электронные бас-гитары) имеют несколько другой звук. Иногда мой инструмент звучит, как контрабас, порой, просто как обычная акустическая гитара с более толстыми струнами. Но вот на контрабас- балалайку не очень похоже. Хотя они и родные сестры.

-- Ребята, я понимаю, что вам, может, не очень приятно, но, наверное, немного соли на рану придется насыпать еще раз. 7 января в «Граффити» после вашего выступления случайно слышала сторонний разговор. Хочу привести небольшую выдержку из него: «Лукьянчик и Шкиленок просто избавились от засилия. Потому что ТРОИЦА -- это был, в первую очередь, Кирчук…» Что вы скажете по поводу сего суждения? Таким ли уж вседержителем был Иван Иваныч и являлась ли ALTANCA попыткой «борьбы с диктатом»?
Д.Л.: Я не думаю, что ТРОИЦА -- это был Кирчук. По-моему, это было три человека. Именно от слияния трех совершенно разных людей и появлялся тот особенный магнетизм. Это и было ЯВЛЕНИЕМ в ТРОИЦЕ. Та путаница, которая сейчас происходит, в свое время случилась как раз по вине Кирчука. Ему следовало повести себя более грамотно. Я не помню, чтобы в мире были такие прецеденты: группа развалилась, а кто-то один взял через некоторое время название и пошел дальше. А тогда еще голландский менеджер приехал в Минск и пытался издалека забросить удочку: мол, не против ли мы, если название коллектива будет использоваться дальше без нас. Естественно, мы не согласились. Понятно, зачем им это нужно было: хотелось дальше деньги зарабатывать, потому что брэнд уже раскрученный, поезд на рельсах стоит... Лично я бы в таком случае просто взял бы другое название и продолжил то, что делал раньше. Но получилось, что совершенно из ниоткуда, неожиданно для всех появляется ЭТНО-ТРИО ТРОИЦА. В газетах еще подкрепляется различными материалами по поводу того, что это совершенно другая команда, потому что та ведь была... просто ТРОИЦЕЙ. А теперь есть этно-трио. Тогда, конечно, бучу можно было раздуть, но очень не хотелось разбираться, да и пыл еще после распада окончательно не угас. Сама видишь, если бы Кирчук повел себя тактичнее, никаких бы разговоров сегодня не было... А ALTANCA -- это просто продолжение и развитие того, чем мы занимались раньше.

-- Так, предлагаю оставить ТРОИЦУ в стороне. Пусть Кирчук будет сам по себе. Мы же вплотную обратимся к ALTANCA. Как дела вообще продвигаются? Д.Л.: Работа идет очень быстро. Новые песни пишутся так, будто придуманы вчера, а реализованы уже сегодня. (Виталий Шкиленок тем временем из комнаты удалился. Ушел тихо, почти незаметно. Так же потом и вернулся. -- Прим. авт.) А когда у нас появился Саша, темп еще больше прибавился. А.А.: Не знаю, можно ли назвать это показателем, но за один месяц мы сделали часовую программу.
Д.Л.: Записали шесть песен на студии «Куба» -- шесть промо-песен. Было несколько концертов: два в «Граффити», один на открытии выставки современного искусства. Два еще планируются.
А.А.: Мы бы еще больше успели, но студия отняла много времени.

-- Впечатляет. Особенно часовая программа, созданная всего лишь за месяц. Неплохая заявка на альбом. Кстати, о нем еще не думали?
Д.Л.: Да, часовая программа действительно подталкивает к определенным действиям в будущем.
А.А.: Вполне возможно, что наше демо перерастет во что-то большее. С развитием.
Д.Л.: Если бы имелись соответствующие возможности (то есть деньги, ангажированная на месяц студия…), мы бы уже давно писали альбом. Но пока еще не срослось и не сложилось. Но думаю, из того материала, который есть, мы уже способны сделать полноценную пластинку.

-- А как с зарубежьем контакты обстоят? Собираетесь на фестивали «буржуйские» ездить? Или, может, уже кое-что задумано? На Западе ведь всегда к этно с трепетом относились…
Д.Л.: Конечно, мы планируем «выезжать». В принципе, именно для этого мы промо и записали. Теперь будем рассылать материал тем людям, с которыми уже работали, по тем фестивалям, где раньше бывали. Чтобы не нужно было долго рассказывать, что за музыку мы играем.

-- Сегодня все больше и больше появляется фолковых коллективов. Но нельзя сказать, что они занимаются одним и тем же. На ваш взгляд, что нового принесла своим рождением ALTANCA?
А.А.: Можно я скажу? Она принесла неиспорченное старое. (оп! Вот он, Виталий. Я уже говорила, что он появился тихо. Да, кажется, говорила. -- Прим. авт.) Вообще-то, я не большой фанат фолковой музыки. То есть я ее не собираю. Так, иногда кое-что в руки попадает. Но мне действительно нравилась ТРОИЦА. А ПАЛАЦ и UR’IA почему-то не дергали. Наверное, потому что в ТРОИЦЕ был гармоничный синтез народного и современного: народность не превращалась в «колхоз», и чисто рокового звучания тоже не наблюдалось. Скорее всего, из-за использования только акустических инструментов и сохранилась эта грань. Отсюда и интерес. Тогда был Иван-народник и ребята-рокеры. Честно говоря, я побаивался, что теперь у нас получится чересчур роковый звук, так как я тоже из этой среды. Но, вроде бы, баланс пока сохраняется.
Д.Л.: Получается, наша особенность в отсутствие “роковости” и “эстрады” в чистом виде.
А.А.: Зачастую новое не совсем бывает нужно, если что-то хорошее и старое уже существует. По большому счету, молодые фолковые коллективы не делают каких-то открытий. Они просто другие. К сожалению, мало кому удается выдерживать баланс. В Польше есть такие команды. Например, АРКЕСТР СВЯТОГА МІКАЛАЯ. У нас ЯР довольно интересны. Они действительно экспериментируют, но не доводят свое творчество до рокового абсурда. (поднимаю глаза на Виталия, мол, давай, что ты думаешь. Нет. Не хочет отвечать. Ну, ладно. -- Прим. авт.)
Д.Л.: И песни… Мы с них начинаем, но пытаемся сделать так, чтобы они все-таки остались в первозданном виде. Да, мы меняем аранжировку, но огранку пытаемся создать очень тонкую. В ТРОИЦЕ тоже работали по такому принципу.

-- Насколько, по-вашему, фолковое направление сегодня перспективно? В плане шоу-бизнеса, да и культуры в целом?
А.А.: Можно я опять скажу? По-моему, это единственная по-настоящему перспективная музыка, которая может здесь быть. Белорусы живут в Беларуси и играют белорусскую музыку. Если приезжаешь в Бразилию, разве может быть интересен, допустим, американский ритм-энд-блюз в исполнении бразильцев? Так и здесь. Иностранцам интересны белорусы с их корнями и национальной музыкой. Все остальное -- это лишь пародия. Либо на рок, либо на поп. Д.Л.: Не только ты говоришь, что количество фолковых коллективов растет. Если они появляются, значит, это востребовано. Это показатель, что к подобной музыке действительно тянутся. Надо продолжать работать, и спрос будет еще повышаться. Ну, превратили же в свое время негры свой кукурузный джаз в шоу-бизнес. Просто потрудились… Хотя, я думаю, там еще и метафизика определенная была. Это очень вовремя легло на некоторые цивилизационные моменты… Не думаю, что из белорусского фолка вырастет когда-нибудь какой-либо новый стиль в мировом понимании, но… делать качественное этно -- в этом есть какой-то «поинт». Согласна?

-- Конечно. Ребята, вы сказали, что делаете аранжировки. А изначально материал откуда берете? Или, может, есть у нас где-то тайный архив народной музыки?
Д.Л.: Это настоящие «бабушкины» и «дедушкины» песни, записанные на аудиокассеты. Слушай, хорошее определение -- «бабушкины песни»!
А.А.: Именно «бабушкины». Дедки, как правило, не поют. Или же очень редко. Они в основном массовость создают. А бабушки с удовольствием. И даже в микрофон.

-- А вот эта добыча первоначального материала… она как проходит? Никогда вообще не приходилось на недельку так выбраться в глухую деревеньку, втереться в доверие к тем же бабушкам, посидеть с ними, самогоночки какой-нибудь треснуть… Бабушки, я слышала, после самогоночки ой какие певучие и откровенные…
А.А.: (улыбается и авторитетно заявляет. -- Прим. авт.) Их прет и без самогонки. Надо просто выбирать правильных бабушек.
Д.Л.: Не спорю, такой подход довольно интересен. Но относительно добычи материала это не есть вопрос номер один. Нет, если нравится, то можно и съездить. Только нам пока моей мамы хватает. Она очень помогает с песнями.

-- Этно-музыка обладает просто поразительной энергетикой. Где этого так называемого драйва больше: в фолке или в рок-музыке? На ваш взгляд, как «роковых» парней, которые все же предпочитают обращаться к национальным корням.
Д.Л.: Драйв? Наверное, он основан на подсознательной передаче чего-то. Сама музыка подвигает на то, чтобы ее петь.
А.А.: То, что происходит с нами на сцене, не имеет отношения к роковому драйву. Там, скорее, действуют законы ритма. А здесь -- глубина самой песни, которая прожила не одно столетие и накапливала в себе энергию каждого нового поколения. Возможно, и современные композиции когда-нибудь будут восприниматься так же. Они обретут не просто бытовой характер. Их тоже споют по-новому, но, по сути, оставят такими же.
Д.Л.: Что и делают все этно-коллективы: они вплетают в старую вязь свежие узоры, сохраняя изначальную структуру полотна. Главное -- это тонкость подхода, насколько гармонично ты это делаешь. (Виталий! Ау! Не молчи! Нет. Снова не в масть. Да что ж такое? – Прим. авт.)

-- А как у вас песни рождаются? Вы все вместе слушаете записи и сразу вырабатываете какую-то схему, набрасываете «по ходу» свои партии? Или, может, кто-нибудь один неожиданно становится счастливым обладателем вдохновения, приходит на репетицию и говорит: «Я тут сегодня кассетку послушал. Мне просто офигенная идея в голову пришла…»… настукивает, наигрывает, напевает, а остальные потом подхватывают и начинают развивать? Д.Л.: На самом деле, ты только что описала один из вариантов появления на свет новой композиции. Но чаще мы все же втроем что-то придумываем. Например, во время репетиции, когда останавливаемся передохнуть и кто-нибудь вдруг начинает что-то неожиданное, в смысле музыки или песни, изображать.

-- Я по завершении вот какой вопросик задать хочу… Если бы вам предложили самим определить тот контингент или ту обойму в которой могла бы ALTANCA выступить на одной сцене, чьи бы имена вы написали рядом с названием своей группы?
Д.Л.: Гэбриэл, Стинг… Наверное, Брегович.
А.А.: Сложный вопрос. Я бы предпочел не высказываться. Еще ведь не так много времени прошло. Нет пока того шлейфа, рассматривая который, можно объективно оценить, кто мы такие.
Д.Л.: Но вопрос-то как раз таки в том, чтобы при ОТСУТСТВИИ этого самого шлейфа ты УЖЕ смог к чему-то себя причислить. То есть ЭМОЦИОНАЛЬНО куда это попадает? Когда есть шлейф, то, конечно же, просто: ты оглядываешься по сторонам, тыкаешь пальцем и говоришь «туда, туда и туда». А.А.: Тут, наверное, Виталику будет, что сказать, гораздо больше, чем нам. Он ведь основной композитор. Вся мелодика его. (Так, Виталик. Я уж изнемогла вся. Пожалей девушку. О! Вот-вот-вот. -- Прим. авт.)
Виталий Шкиленок: Ну… весь секрет в спонтанности. В ТРОИЦЕ был какой-то эгоистический порыв. Здесь его нет.
Д.Л.: Мы вообще стоим на той позиции, чтобы композиторства с какой-то одной стороны было поменьше. Помнишь, мы про музыкальную вязь говорили? Так вот, каждый из нас троих приносит в нее что-то новое и интересное. Что-то свое.

Фото предоставлено группой



Ольга САМУСИК

© 2005 музыкальная газета