статья


:: Что Есть Она -- Музыка Белорусская?
Что есть она -- музыка белорусская?¶

«Барацьба за самасвядомасць і самавызначэнне беларусаў” -- эта фраза была заучена наизусть еще со школьной скамьи. Из года в год сей неоспоримый постулат повторялся в учебниках по истории и имел отношение буквально к каждой эпохе. Что ж, оно и правильно. Уверена, нашим внукам тоже придется послушать о том, как мы здесь все дружно за культуру белорусскую бились, из последних сил пытаясь нащупать глубоко и прочно ушедшие под землю национальные корни. Не всегда безуспешно. Но коль уж мы о культуре говорим, предлагаю рассмотреть одну из ее основных составляющих -- музыку. Белорусскую.

Помните где-то после 91-92-го годов тот стремительно взятый курс на белорусизацию (массовый перевод школ на белорусский язык обучения, угрозы переписать всю документацию, а шокированные чиновники вынуждены были посещать «дополнительные занятия», чтобы зазубрить язык, которым фактически никогда не владели)? Казалось, вот оно -- то, к чему стремились и тянулись, та конфета, показав которую, заставили себе поверить. А потом все закончилось разом и как-то само собой. Пару лет спустя музыкальный коллектив, исполняющий песни на белорусском языке, в девяноста процентах случаев считался неугодным (и от своей «неугодности» еще больше востребованным, возьмем, например, N.R.M., так во время и к месту «попавших» в струю, что отчасти и обеспечило им всенародную любовь, сохранившуюся и сегодня). Пожалуй, примерно с этого момента и начинается отделение чисто белорусской музыки от музыки… не чисто белорусской. По крайней мере, для меня (что ранее было, не упомню: я в начале 90-х едва-едва стол переросла и наконец перестала совершать под него пешие походы. Поэтому, извиняйте: коль придется оперировать фактами, буду обращаться лишь к тем, которым сама стала свидетелем, хотя бы косвенно)…

Стоп. Что-то я чрезмерно увлеклась «болящими» темами. Не в этом суть данного материала, друзья (но их актуальность все же признать стоит). Вся проблема в том, что мы до сих пор не можем разобраться, что подразумевает собой словосочетание «белорусская музыка». Я говорю «до сих пор», потому что даже предположить не решусь когда начался этот процесс «осмысления» (как сказал мне Сергей Будкин: «Я года четыре назад тоже подобным исследованием занимался, поэтому вам сочувствую». Спасибо, конечно, на добром слове).

Вот и сейчас страсти никак не улягутся. Вернее не страсти, а так -- попытки придти к чему-то определенному (и, может быть, воздвигнуть кое-какие рамки. Уж не отголоски ли это 75-процентной квоты). Месяца два назад одним из самых значимых и самоотверженных людей нашей музыкальной индустрии Виталием Супрановичем была обронена следующая реплика: «Белорусская музыка -- это музыка, созданная в Беларуси, белорусами и, если это песня, то она поется на белорусском языке» (меня, честно говоря, немного смутили «белорусы». Это что, национализм? Не хотелось бы. «Наверное, я тогда имел ввиду белорусских музыкантов», -- поясняет Виталий. Но вот только почему «наверное»? Неужели вы не помните, о чем практически на всю страну вещали? Сюжет ведь по Первому музыкальному крутили). «Мы в последнее время несколько раз инициировали дискуссии, например, на том же tut.by. Было предложено несколько вариантов ответов на вопрос, что считать белорусской музыкой. Люди сами проголосовали за “белорусских исполнителей, поющих по-белорусски”, а не просто “белорусских исполнителей”... -- рассказывает Супранович. Чуть позже, немного подумав, он признает неоднозначность положения вообще. “С одной стороны есть МАДЕРА ХАРДБЛЮЗ, где белорусские ребята поют по-русски и называют себя “русским блюзом”, и тот же Виктор Калина, именующим свое творчество “русским шансоном”. Сами музыканты не очень-то ассоциируют себя с Беларусью. Что же прикажете делать нам? -- рассуждает Виталий. -- Но с другой стороны есть исполнители, не проживающие на территории нашей страны, но поющие по-белорусски. Например, ZERO 85 из Польши. Их почему-то все считают белорусским коллективом. Сюда же, пожалуй, можно включить и тех музыкантов, в репертуаре которых есть хотя бы несколько песен на нашем родном языке, -- продолжает анализировать председатель BMAgroup. -- НЕЙРО ДЮБЕЛЬ я, например, всегда считал белорусским коллективом». Дальше было сказано еще много слов: и о том, что сейчас группы активно «переводятся», особенно после «Басовища» (в пример приведена была, конечно же, INDIGA), и об отсутствии интереса у самого Виталия к музыкальным коллективам, поющим по-русски, а в особенности -- к молодым...

Надо заметить, резонанс мнений в нашей музыкальной среде (уж позвольте мне обобщить и таким образом включить сюда и представителей журналистско- продюсерских слоев) превысил прогнозируемую планку. При этом, побеседовав с отдельными личностями, я была неожиданно удивлена, а порой и шокирована. Теперь, наверное, пришла пора сии суждения на ваше рассмотрение представить.

Прежде всего, конечно, интересовала точка зрения человека, за которым вот уже сколько лет к ряду хвостом вьется клише вождя (ситуация, что и говорить, комичная. Сам герой тоже, небось, над этим посмеивается). Это я все о Лявоне Вольском. “Белорусская музыка может быть создана и не в Беларуси -- есть много тому примеров: польские группы, которые поют по-белорусски, или белорусские барды в США... На счет языка исполнения... Это уже давний спор. Наверное, песня может петься и на других языках, только тогда она должна быть сделана сверхталантливо. Вообще я считаю ненужными эти дебаты о необдуманно брошенной Супрановичем фразе, -- говорит заслуженный “генерал. -- Пусть каждый занимается своим делом -- один устраивает концерты, другой играет и поет, а третий рассуждает про то, что же такое БЕЛОРУССКАЯ ПЕСНЯ. Это я о том, что мое дело -- именно играть и петь. А не обсуждать высказывания Супрановича...” Я, вообще-то, полностью согласна с Лявоном Артуровичем. Недоумение у меня лишь одно вызывает: сверхталантливая песня на любом другом языке, отличном от белорусского, -- для чего она? Чтобы представить белорусскую музыку в контексте мировой? Неплохо было бы. Только вот что значит “сверхталантливая”? Кто будет оценивать степень гениальность автора, взяв на себя тем самым роль эксперта? Да и не кажется ли вам, что все это весьма субъективно, и таких ОБЩЕПРИЗНАННЫХ “китов”, как, например, Брегович (вот уж где действительно сверхталант), совсем немного.

В какой-то мере мне близка и позиция Игоря Ворошкевича (этому суждению уж точно не откажешь в логике и ясности изложения). «Я достаточно демократично отношусь к языку, на котором поют белорусские музыканты. Считаю, что это личное дело каждого. Но истинно белорусским коллективом для меня является тот, который все же исполняет песни на родном языке, а не просто появился на территории нашей страны, -- замечает лидер КРАМЫ. -- Я не могу сюда причислить, например, группу ТЯНИ-ТОЛКАЙ. Послушал их тексты: даль-чужбинушка, море тайги… Во-первых, это же просто дичайшие русизмы! Во-вторых, какая тайга в Беларуси?! У Шедько я вижу примерно то же самое. Но он, правда, никогда не был патриотом и смотрел на это немного свысока. Те же ТТ-34… Они просто возникли на территории Беларуси и все. Или, может, СЕРЕГУ мы называем офигенным белорусом?» На счет калькирования с русского языка -- no comments (сорри, без комментариев). Слух режет (но это если ЗНАТЬ и ДУМАТЬ о том, что вроде как БЕЛОРУССКАЯ песня звучит). Задаю встречный вопрос (заодно и сама подумаю, потому как возник он вдруг и на ходу). А что если сам исполнитель (группа) не претендует на то, чтобы белорусами зваться? Если им, по большому счету, все равно, лишь бы была возможность музыку делать (а если еще шанс имеется и деньги за это получать!)... иногда в таких случаях появляется неожиданное и не то чтобы очень навязчивое желание о «неупоминании национальной принадлежности». Шоу-бизнес -- он тоже бизнес. Что касается СЕРЕГИ и ТТ-34… Хочу напомнить: и один, и… вторые фигурировали у нас как «прорыв года», когда мы итоги подводили. Но в той же России лишь две трети людей, смотрящих MTV, знают, откуда родом СЕРЕГА. О том, что ТТ- 34 с ним земляки в САМОМ ПРЯМОМ СМЫСЛЕ СЛОВА, не догадывается почти никто. Более того, ТТ-34 там вообще все россиянами считают. Может, сие и есть самым грамотным решением, если учитывать специфику российско-украинского рынка, на который в основном и работают. Ой, заболталась, совсем… А вот и Алексей Шедько, явно недаром “помянутый” Игорем Ворошкевичем. Между прочим, про патриотизм рассуждает, в отсутствии которого был уличен. “Я считаю, неважно, где создана музыка. И, тем более, не имеет значения, на каком языке поется песня. Прежде всего, искусство и его подвиды и жанры должны быть вне каких-то политических мотивов. Я думаю, что люди, которые смело выстраивают подобные формулы (в данном случае Супранович), берут на себя слишком много ответственности… И мне совершенно не важно, на каком языке говорит художник, хоть на китайском. «А как же патриотизм?!»… По-моему, патриотизм не включает в себя понятие языка и не подразумевает также разделение произведений искусства, грубо говоря, по половым признакам. Это, скорее, лжепатриотизм. Искусство вообще нельзя привлекать к таким вещам. Это глупо -- выводить какие-то формулы применительно к творчеству. Никто не вправе говорить, как должно быть, потому что никто этого не знает... Как объяснить, что такое любовь? Если когда-нибудь через много лет это чувство сформулируют на каком-то непостижимом пока уровне, жить станет скучно. Потому что для каждого человека это отдельное чувство, воспринимаемое по-своему. Нельзя заставить людей подводить к формуле «искусство». Нельзя заставить людей говорить на каком-то определенном языке. Я думаю, что те, кто пытается «подвести» и «заставить» ведут себя так от беспомощности и собственной
несостоятельности»... Ага. Вот так, значит: резко, веско и достаточно справедливо. Хотя бы в отношении того, что у искусства нет национальности. Конечно, при желании автора определенные этнические черты могут присутствовать (ну, захочет, например, русский мастер долепить «Девушке с веслом» кокошник, добавив тем самым национального колорита, -- вперед!). А могут и НЕ присутствовать. И тогда, пожалуй, стоит рассматривать творение (будь то песня, картина, скульптура… литературы труды не беру принципиально. В них, по-моему, «белорусскость» неоспорима. Хотя это только мое мнение), как произведение искусства В ОБЩЕМ. То есть как полет души человеческой.

...Мы тут с вами уже в душевные глубины полезли. Как-то само собой получилось. Если так, то придется и продолжать в подобном ключе (не бросать же на полдороги). Вячеслав Корень весьма вдумчиво, но постижимо и доходчиво рассуждает (ему бы, наверное, неплохую компанию Иван Иванович Кирчук составил… но не сложилось у меня с ним побеседовать): «Сколько людей, столько и мнений. И относительность всех вещей тоже неоспорима. В том, что поется именно ПО-БЕЛОРУССКИ, безусловно, есть какой-то смысл. Язык в определенной степени вдохновляет, от него очень часто отталкиваются. А у каждого языка есть своя мелодика, оригинальность, которая базируется на аутетике, -- говорит человек, которого процентов девяносто людей «за глаза» называют белорусским БГ. -- Текст (в данном случае -- белорусский) несет в себе историческую память. Ведь именно языком народы, прежде всего, друг от друга отличаются. И тут, конечно, важно, чтобы песня была не переведена, а изначально создана на белорусском. Интеллект должен быть с душой».

...Как мне кажется, есть у нас два музыканта, мнения которых послушать всегда интересно. Оно иногда может шокировать своей прямотой (что со мной в какой-то степени и произошло), но поспорить с ним трудно. Да и не хочется. Потому что понимаешь, что действительно согласен, и вещи, о которых тебе говорят, очевидны. Это я про двух Александров -- Куллинковиче и Помидорове. «Все-таки очень надеюсь на то, что, говоря о «белорусах», Супранович не имел в виду именно национальность музыканта… -- отмечает «хранитель ключа» НЕЙРО ДЮБЕЛЯ. -- Лично для меня желательно, чтобы песни исполнялись на разных языках. Но это не критично. Дело в том, что большинство людей, говоря «белорусский», подразумевают «антирусский». Но ведь это же глупо. Разве Лявон Вольский перестал бы считаться белорусским музыкантом, исполняй он песни хоть на хинди? Поэтому, на мой взгляд, любой язык приемлем» (хочу сюда вставить свою ремарку: видите, мы опять пришли к тому, что музыке живется легче и вольнее, когда она есть ради себя самой). «Если Супранович, употребляя понятие «белорус», подразумевал этническую сторону, то я могу ответить только одно: мое творчество считать белорусским никак нельзя, потому что я не белорус, -- говорит на этот раз Александр Помидоров (по-моему, это вам, Виталий, уже второй знак о том, что надо мысли несколько яснее излагать, а то вот уже который человек воспринимает это как национальный предрассудок. Не в обиду). -- Но в таком случае мы можем смело вычеркнуть половину белорусской литературы, так как создавалась она тоже не этническими белорусами. Надеюсь, что Супранович имел ввиду вовсе не это». Дело в том, что исторически наша страна была местом обоснования (временного или пожизненного) НЕбелорусских народов (ну, стекались они на территорию государства со всех концов). Образовывались целые города, со своими органами управления. И «мястэчак» таких было не пять и не десять. Можно задуматься над тем, кто такой -- чистый белорус -- и есть ли они сейчас -- представители этой… национальности. Так что, наверное, поосторожнее надо быть. Знаете, сколько разной крови в нас всех уже намешено?

...Представитель журналистской профессии высказался более демократично и попытался рассмотреть ситуацию с разных сторон. Сергей Будкин (о котором, кстати, многие музыканты говорят, что он «возник внезапно и ниоткуда», но уже успел очень многое сделать) действительно меня порадовал. Разнонаправленностью мыслей. «Тяжело рассуждать. И я не был бы столь категоричным, как Супранович. Важна ведь роль именно самовыражения отдельного музыканта, -- подумав, отвечает Сергей. -- Такие группы, как НЕЙРО ДЮБЕЛЬ, ЛЯПИС ТРУБЕЦКОЙ, GODS TOWER, все считают белорусскими. И ведь это действительно ИМЕНА. Я думаю, что не должно быть засилья какого-то определенного языка. Основным, конечно, пусть будет белорусский. Но английский, русский, польский… тоже востребованы нашими группами».

Сюда же (в смысле к Будкину) подключился Сергей (опять. Что-то у нас тезки нынче в тандеме выступают. Или дуэтом) Скрипниченко -- бессменный символ, олицетворяющий собой один из самых старых рок-коллектиов Беларуси -- zygimont VAZA. «О «национальности» музыки нельзя говорить так однозначно. Тем более, не стоит зацикливаться. Возьмем мировые примеры. Допустим, VADER, используя английский язык, всегда считались польской группой, а U2 не переставали быть ирландцами, хотя тоже англоязычны. GODS TOWER, между прочим, не певшие никогда по-белорусски, иначе как белорусской командой никто не называет». Вот мы в результате пришли к тому, что необходимо, хотя бы одно имя, которое зазвучало бы действительно громко. Или мы опять о сверхталантливых песнях речь ведем?

В эту же (прошу пардон) кучу мнение еще одного журналиста (сетевого) -- Павла «Dexta», являющегося по совместительству и администратором неофициального сайта группы НЕЙРО ДЮБЕЛЬ (www.neurodubel.info). «Как я понимаю, бессмертные 75 процентов не дают покоя всем пластам общества ни днем, ни ночью. Все только и рыщут в поисках этой самой «белорусской» музыки. А может она миф вообще? Кстати, после открытия Бори Моисеева и Алены Свиридовой в амплуа «белорусских певцов», я нашел еще одну классную «белорусскую» группу -- называется RAMMSTEIN. Да-да, они. Гитарист Пол Ландерс же родился в Бресте, так что соотечественники они нам не меньшие, чем крошка Боря и группа БИ-2... На самом деле, «лозунг» “белорусская музыка -- эта музыка, созданная в Беларуси белорусом на белорусском языке” -- это очень круто! Остается лишь добавить -- сыгранная на гитарах белорусского производства и записанная белорусскими звукорежиссерами на белорусские микрофоны, в перерыве между поглощением белорусской водки, закусываемой белорусскими солеными огурцами. Мне сейчас почему-то вспомнились Гитлер и Муссолини. Слоган слишком требовательный -- под эту категорию подходит всего лишь с полдесятка групп (большинство из которых возглавляет многостаночник Вольский). На мой взгляд, определяющим фактором является адресование музыки -- для кого она написана. И не важно, на каком языке поется песня, и не важно, что у басиста в группе папа из России, и не важно, что группа ездит в турне за границу. Важно то, что песня была написана для своих соотечественников и адресована им. Потому что у искусства нету гражданства -- оно общее, всемирное, всечеловеческое. Представьте, вы приходите на выставку картин да Винчи, а вам говорят «А вы не итальянец, вам нельзя смотреть эти картины!» Бред? А не бред ли, как наши дорогие «самасвядомыя эксперты» пытаются возвышать белорусскую музыку за счет втаптывания в грязь российской?.. Группа SCOPRIONS поет по-английски. И ABBA пела по-английски. И U2 поют по- английски. Но весь мир знает, что «скорпы» -- немцы, ABBA -- шведы, а группа Боно -- …из Ирландии. Это тонкий намек автору слогана о белорусской музыке…» ...Эх, что и говорить, хорошо коллега сказал. Сочно.

В заключении нашего «обсуждения» хочу привести слова человека, который в люди не одну команду вывел (мне иногда кажется, что он обладает ОСОБЫМИ ЗНАНИЯМИ, доступными только ему, или, может, он -- избранный и ему сигналы какие-то космические телепортируются… В общем, получается все просто на удивление. Тьфу-тьфу-тьфу… чтобы не сглазить.). Евгений Колмыков: «По-моему, белорусская музыка -- та, которая создана именно на этой земле. А белорусский язык, являющийся для нас родным, представляет собой нашу культуру. По большому счету, я согласен с Супрановичем. Только он выразился более категорично и от этого, наверное, еще более верно. Какое отношение к белорусской музыке имеет, например, подражание русской попсе? Но готово ли общество к тому, чтобы осознать это?»... Женя, честно признаюсь, удивил ты меня. Не этого я ожидала от главного «солнечного ребенка». Но изумление было приятным.
И вот он -- финал. Что в итоге имеем? Похоже, все на своих местах осталось (а это вселяет ненужные опасения на счет того, что беседы и последующая писанина «за зря» были). И все же я имею желание некую черту подвести. Хотя бы относительно того, что у ПЕСНИ нет национальности. Вот. Вроде бы подвела. Поэтому давайте, друзья просто МУЗЫКУ делать.

P.S. Тут все высказывались. Буквально на последних строчках меня за горло обида взяла. Я тоже хочу. Высказаться то есть. Думаю, имею право (моя статья! что хочу, то и делаю, в конце концов!). Я коротко. Белорусская музыка, значит… Во-первых, как уже неоднократно замечено было, границы уже давно стерты (как в отношении стилей и направлений, так и текста). Поэтому я буду выступать за музыку ИСТИННО белорусскую. Я говорю про ЭТНО- ТРИО ТРОИЦА, АЛЬТАНКУ, ПАЛАЦ, UR’IA, ЛІЦВІНАУ… Про тех, кто действительно обращается к истокам. По-моему, они-то как раз и выносят на свет «всамделешную белорусскость». Они добывают ее из самОй души белорусской.



Ольга САМУСИК

© 2005 музыкальная газета