статья


Лояльный Муравей
Музыкальная Борьба За Экологию

Да, мне нравится команда ЛОЯЛЬНЫЙ МУРАВЕЙ. Да, я считаю ее коллективом с большим потенциалом. Нет, я не собираюсь петь дифирамбы. Я буду просто заниматься констатацией. Фактов. Мнений. И переживаний. Если начистоту -- рассказать есть о чем. И о «муравьином» житье-бытье, и об активном участии в организации концертов, и даже о поиске смысла жизни. Обо всем об этом (может, иногда слегка пространно, но всеобъемлюще) мы говорили с Женей Введенским.

-- Группу ЛОЯЛЬНЫЙ МУРАВЕЙ уже сейчас знают многие. Если назвать ее молодой командой, то я бы осмелилась добавить еще один эпитет -- опытная. Давай попробуем припомнить и проследить, как формировался коллектив. Это ведь не произошло в один момент. Никто не пришел однажды и не заявил: «Чуваки, у меня прекрасная идея! С завтрашнего дня у нас будет музыкальная группа!»… Или?
-- Играем мы вместе уже года два или три. Как бы молодые, но уже не новорожденные. Команда собиралась постепенно -- созревала, как плод. Поэтому сейчас трудно четко обозначить дату появления группы. Первый концерт был, кажется, в 2003-м году. До ЛОЯЛЬНОГО МУРАВЬЯ мы все где-то играли эпизодически, но на момент создания команды все были свободны -- так что никто никого не переманивал из других коллективов.

-- И за эти три года (округлим, хорошо?) состав остался стоически стабильным?!
-- Не совсем. Помимо основного набора (гитара, бас, барабаны, вокал), у нас когда-то был клавишник. Потом этот человек ушел. Клавишника мы ищем до сих пор. Только нам нужен тот, кто способен широко мыслить. Ему должны быть интересны все музыкальные стили. Потому что не будет никакого толка, если хотя бы один из группы станет зацикливаться, например, исключительно на хардкоре или фанке. Команда должна играть то, что у нее получается само по себе, а не ограничивать себя изначально рамками какого-то одного направления. Только тогда это может быть по-настоящему интересно.

-- Возьмем супервариант: коллектив существует лет пятнадцать-двадцать. Мое мнение таково: это возможно только в том случае, если отношения в команде почти семейные, если людей держит не просто «цеховая» солидарность и следование общей цели, а хорошая толика личной симпатии и привязанности. Есть у «муравьев» что-нибудь такое -- «родственное»?
-- Конечно, не без этого. Мы через многое прошли. Был период, когда группа вообще находилась на грани распада -- музыкантов звали в другие коллективы, было трудно найти время для репетиций. Сейчас все вроде бы уладилось… Мы совершенно разные люди, но уважаем друг друга и ценим достоинства каждого из нас. Трудно представить, чтобы кого-то из ЛОЯЛЬНОГО МУРАВЬЯ пришлось заменить. Состав у нас минимальный, поэтому участие каждого очень важно. Никто не может позволить себе расслабиться -- стоит гитаристу перестать играть, и в песне образуется дыра. С другой стороны, не хотелось бы сильно расширять состав. Знаешь, как сейчас модно: чтобы было три гитары, дудки, саксофон…

-- Женя, а слышал ли ты, как о ЛОЯЛЬНОМ МУРАВЬЕ отзываются представители старшего (если брать в сравнении с вами) поколения музыкантов? Например, Александр Помидоров. Я знаю его как человека резкого, но справедливого. Он вокруг да около прохаживаться не станет, сразу черное черным назовет… Так вот, Саша сказал (цитирую почти дословно): «Группа ЛОЯЛЬНЫЙ МУРАВЕЙ… профессиональнейшая, на мой взгляд, команда». Как тебе? -- Мы уже около года играем в клубах наподобие «Гудвина»… Кстати, по-моему, именно в нем мы и пересеклись с Александром Помидоровым. Приятно, что он так о нас говорит. Правда, я лично не совсем уверен в нашем профессионализме. Может быть, дело в том, что набор музыкальных приемов у ЛОЯЛЬНОГО МУРАВЬЯ больше, чем у той команды, которая исполняет только свои песни. За это спасибо каверам. Мы их переиграли огромное количество: от «битлов» до RHCP и DEPECHE MODE. А если группа целый год гоняет лишь несколько собственных песен, она рискует остаться на месте. -- Вот-вот-вот. Давай немного о «своих песнях» поговорим. Навскидочку так, сколько их у вас?
-- Ну, в самом начале мы искали направление. То есть мы не знали, что именно хотим играть. В результате, когда записали первое демо из пяти песен, там можно было услышать фанковые, джазовые, блюзовые мотивы, даже поп-рок. Стебный, правда, но все равно. За первый год мы сделали двадцать с лишним композиций. Но когда выступали с этой программой, рядом мог звучать и хардкор, и фанк… Такая была стилистическая каша и неразбериха. Со временем какие-то песни отбрасывались, потихоньку вырисовалось что-то определенное. Сейчас у нас готовых СВОИХ песен около десяти, наверное.

-- «Что-то определенное» -- это брит-рок? Или до сих пор затрудняетесь использовать традиционную терминологию?
-- Брит-рок? Разве что не в чистом виде. Вообще, наша музыка какая-то… странная. Когда мы только начинали, нас часто с недоумением встречали: для попсы наша музыка непонятная (достаточно сложные гармонии, смены ритма…). А для рок-сцены мы считались чересчур попсовыми…

-- Но ведь это должно в какой-то степени обнадеживать. Выделиться из всеобщей толпы всегда приятно. Есть такое слово -- уникальность, то бишь ни- на-кого-непохожесть. По-моему, это в любом случае греет. Я не думаю, что только стилистическая неопределенность тому причина... Знаешь что? Попробуй-ка описать «муравьиную» музыку…
-- Хм!… Она экологически чистая. Без житейских гадостей.

-- Гадостей? А пояснить можешь?
-- Я имею ввиду ту реальность, которая нас всех окружает. Она мне очень не нравится, и я стараюсь, чтобы она не отражалась в нашей музыке. Не хочу, чтобы вся эта грязь была там, в другом, воображаемом мире. Хотя многим это не нравится; говорят, не понятно о чем поем, где сюжеты… (Извините, имею желание проиллюстрировать. Всего лишь строчка из песни. «У тебя за домом есть волшебный сад. Я прошел полмира, чтоб туда попасть…» Ну, и? Разве не видно?! -- Прим. авт.)

-- Когда же ЛОЯЛЬНЫЙ МУРАВЕЙ начнет штурмовать радиоэфиры?
-- Так как денег на запись целого альбома у нас пока не наблюдается, мы собираемся заняться всего парой песен. Их и попробуем отдать на радио. Надеюсь, это будет скоро.

-- У меня созрел вопрос по поводу клубов наподобие «Гудвина». Посему возвращаюсь к этой теме, не обессудь. Эти выступления трудно назвать концертами. Насколько тяжело «муравьям» находиться на сцене, когда внимание зала абсолютно рассредоточено: кто просто о своем треплется, кто коктейли флегматично попивает, кто ужин пережевывает, постукивая периодически вилкой о керамическую посуду?
-- Сначала было очень трудно перестроиться. Первое подобное выступление далось действительно нелегко. Позже мы поняли, что такой выход на публику имеет свои особенности. На обычном концерте ты смотришь людям в глаза, пытаешься сказать им что-то, донести до них частичку себя. Вся твоя энергия направлена в зал. Ты работаешь для НИХ. А в кабаке, наоборот, главное -- не концентрироваться на публике. Лучше всего просто забыть о том, что там эти люди есть. Надо играть для себя. Получается такая незапланированная репетиция. Мы на сцене постоянно переглядываемся, придумываем новые фишки… А люди вокруг этого не видят. Может, тут и кроется секрет «фоновой» музыки. Правда, когда народ все же идет танцевать, мы быстро перестраиваемся и начинаем играть для них тоже.

-- А бывало такое, что из зала какой-нибудь многозначительный по своим внешним данным или просто обладающий говорящим телосложением человек заказывал определенную песню: «Ну-ка, ребята, вот это вот мне!»? Если такое происходит, то как часто? Ваша реакция в сих случаях?
-- Ну, как-то раз было, что какой-то «плуг» начал громко требовать «что-нибудь из Лепса». Мы этого субъекта попросту проигнорировали, переглянулись и продолжили играть свою программу. А так -- просят, конечно, просят. Очень вежливо. И не только большие дяди. Чаще всего народ хочет услышать «битлов». Играем. Нам ведь не жалко. Да и потом -- это все равно музыка, которая нам нравится: «перцы», Марли, Кравитц и т.д. Мы ж блатняк не исполняем.

-- Не так давно ЛОЯЛЬНЫЙ МУРАВЕЙ (а в частности ты, Женя) стали иметь непосредственное отношение к организации концертов в Минске: трибьюты RADIOHEAD и THE DOORS, брит-рок-вечер в «Аквариуме»… Их намечена еще целая серия. Как такое получилось-то? И что подвигло?
-- Мы просто устали от того, насколько бездарно в нашем городе проводятся концерты вообще. Все эти «пати», которые условно называются трибьютами, проходили так: набирались совершенно непонятные команды, в программах которых почему-то не было ни одного кавера, хоть вечер и посвящался творчеству определенной группы… Плюс ужасный аппарат и сами организаторы, заставлявшие музыкантов вместо запланированного саунд-чека морозить руки на холоде перед запертой на замок дверью клуба. Мы на самом деле устали от этого. И у меня возникла идея: а почему бы самим не попробовать. Оказалось, это не так уж и страшно. Мы назвались «Муравей inc.» (за дополнительной информацией заходите на сайт www.theraindrops.org -- Прим. авт.) Причем, даже организовывая трибьюты, мы пытаемся делать не просто вечера «переигрывания композиций». Хотим, чтобы там собирались разноплановые команды, которые бы представляли свои, иногда совершенно неожиданные, версии. Вроде бы пока получается.

-- А что лично ты ощущаешь, находясь в зале и понимая, что пришел сюда не только выступить на сцене, что фактически все, происходящее вокруг, это не просто твоя заслуга, а ТВОЙ ЛИЧНЫЙ РЕЗУЛЬТАТ?
-- Может быть и странно, но у меня возникает ощущение дискомфорта. Потому что в идеале нужно бы сосредоточиться на своем выступлении, а сделать это очень трудно: постоянно приходиться отвлекаться на то, что творится в клубе. Ты ведь за это отвечаешь. Честно говоря, я бы предпочел не заморачиваться. Но -- пока обстоятельства вынуждают.

-- Усилия нешуточные. Но они себя оправдывают. Тем более, это ведь не просто бизнес. Все ж ради искусства. В прекрасном -- спасение человечества… Слушай, способна ли на это музыка? В смысле, на спасение человечества?
-- Всего населения Земли -- нет. Отдельной личности -- да... Разве что те восемьдесят процентов людей, что воспринимают музыку как фон, научатся пропускать ее через свое сердце.

Фото предоставлено группой



Ольга САМУСИК

© 2005 музыкальная газета