статья


Krok
В Пути

«…Зима того самого года (2001)… Может, именно она собрала в одном месте несколько одинаково разных людей, которые ее терпеть не могут… Они сами не знали, зачем им это было нужно. Наверное, просто не хотелось вечной тишины в душе… Вооруженные новыми ударными и басом, продолжили движение, направление которого стало больше похоже на то, что когда-то виделось в цветных снах». Это короткие выдержки из недлинной истории группы KROK, которая напоминает скорее дневниковую запись, душевно сделанную солистом Ромой.
Думается мне, немало еще будет написано и услышано об этой группе, дерзко и упрямо «крочащей» от наивной вчерашней мечты к прочному гранджевому завтра, прокладывая путь аномально-захватывающей музыкой, неудержимым желанием и верой в себя. Назло утверждающим, что грандж умер вместе с Куртом, а если он и есть, то катастрофически трудно найти группу, вдыхающую жизнь в белорусский грандж… KROK -- это случай, когда за группу искренне болеешь и переживаешь, а поэтому абсолютно не хочешь замечать ошибок, прощаешь несовершенность, вдохновляясь безумием искренности… Я беседовала с солистом группы Ромой (далее в тексте -- Р), ритм-гитаристом Эдвардом (соответственно Э), соло-гитаристом Гургеном (Г) и басистом Худой (Х). К огромному сожалению, отсутствовал ударник Алексей Камоцкий.


-- Удачное название -- КROK, как вы его нашли?
Р: KROK -- это движение, действие, которое может быть направлено как вперед, так и назад. А может -- вообще в никуда… Это название, которое не сразу к нам пришло, всем понравилось -- короткое, простое, и смысл хороший. Свои первоначальные варианты мы не говорим никому -- они были мрачные, если честно.

-- С какими белорусскими группами дружит KROK?
ВСЕ: КАРАВАН.
Г: С N.R.M. дружим, хотя это не совсем дружба -- они нам помогают. 22 февраля в «Реакторе» мы тоже должны были выступать. Жаль, но наш ударник заболел, поэтому, как сам Лявон сказал, -- N.R.M. себя разогревали сами.

-- Как KROK заметили музыканты N.R.M.?
Р: Это все Алена Скоробогатая, мы ей очень благодарны. Где-то в Интернете она нашла нашу песню, ей понравилось. Потом написала мне письмо о том, что очень хочет попасть к KROK на репетицию. А мы в то время долго уже не репетировали -- не могли найти точку. Алена на это ответила, что знает Аню Вольскую, и у Ани как раз есть точка. Свела нас с ней, и уже через Аню мы вышли на N.R.M. Выступили у них на разогревах.

-- В KROK менялись басист, барабанщик. Как сейчас дела с составом? Что нового появилось вместе с новыми участниками?
Р: Да, первый наш ударник ушел… по причине неуспеваемости -- на «репы» забивал… и все остальное. Потом Микроб, который в то время на басу играл, сел за барабаны. Наверное, он до этого и не подозревал о своем таланте ударника…
Г: Но, по разным причинам, состав менялся снова. Басиста сменил Худа, а за ударными сейчас Леша Камоцкий. Эдвард, Рома и я в группе с самого начала. И такой состав нас вполне удовлетворяет. Знаешь, что лично у меня появилось с новым составом? Сейчас я могу подойти к нашему ударнику и спросить -- эта песня хорошая, или над ней нужно работать еще. Это тяжело понять, когда много играешь. Поэтому я часто подхожу и спрашиваю, что еще можно сделать, чтобы было лучше. Свежая голова в группе -- это хорошо!

-- Я так поняла, что Худа не только в KROK играет.
Х: Так получилось, что Рому я знаю довольно давно. С тех времен, когда КRОК не был еще КRОК. Вышло как-то так, что у КАРАВАНА были проблемы с басистом. Именно Рома предложил мне поиграть там, а потом уже и КRОК потребовался басист. Поэтому сейчас я играю и в КRОК, и в КАРАВАНЕ. До этого я успел поиграть в разных коллективах: FRAME, МАНИЯ ВЕЛИЧИЯ, ANNO.DOMINI, проект VITOVT и еще во многих. А на данный момент именно КRОК отвечает всем моим музыкальным требованиям.

-- Насколько я знаю, вы дважды участвовали в отборах на «Басовище», но в Гродеке не играли. Почему?
Г: Нас не выбирали.
Э: Но когда мы участвовали в этих отборах, сами осознавали, что туда не попадем. Реально оценивали себя и понимали, что совсем не готовы участвовать в конкурсе. А сыграть на отборе, попробовать себя, посмотреть на других -- почему бы и нет!
Р: Отбор на «Басовище» -- это было наше первое выступление, 19 июня 2002 года.

-- А до первого выступления долго играли вместе?
Р: Год. Или чуть больше года. С момента, как мы собрались, -- уже четыре года. Самые первые репетиции были в конце февраля. То, что четыре года назад было, сложно назвать группой. Это была просто… мечта, задумка. А потом мы уже начали что-то строить. Очень долгое время наша музыка находилась на стадии эксперимента. Все песни были какие-то разные. Сейчас играем то, что нам всем нравится играть, и пытаемся держаться одного направления.
Э: Раньше было намного больше разногласий, спорили на всех репетициях. Метались из стороны в сторону…
Х: …в поисках собственного. Нужно учесть еще и возраст. Другое дело, когда собираются ребята по лет 25 и садятся играть какую-то четко определенную музыку. Например, в «Музыкалке» объявления: мы собираемся играть то-то, ищем такую-то команду, профессионализм и так далее. Но это уже ближе к музыкальному проекту. В КRОК собрались одинаково мыслящие люди и играют музыку не ради денег, а ради идеи.

-- А что в музыке важнее -- искренность или профессионализм? Не пропадает ли искренность, когда появляется профессионализм?
Х: Я считаю, что зачастую пропадает искренность, но не всегда. Есть ведь уважаемые группы, которые играют профессионально и в то же время искренне. Деньги развращают группу, и она превращается в машину для зарабатывания денег. Я, опять же, считаю, что чувства -- главное в музыке. Отсутствие профессионализма можно простить при наличии искренности и таланта.
Р: (прислушиваясь) Клевая тема! (На протяжении всего разговора Рома то и дело обращал общее внимание на «клевые темы», разбавляющие гул разговоров в акустике стен кафе, из чего сделала я выводы о разносторонне-хорошем музыкальном вкусе не только администратора кафе, но и всех «кроковцев»! – От авт.)
Х: Стинг. Да, вот Стинг -- смесь профессионализма и искренности, думаю.

-- Чьи, кроме своих, у вас есть песни?
ВСЕ: NIRVANA! Для нас музыка с NIRVANA начиналась!
Г: Smells Like Teen Spirit -- первая песня, которую мы играли.

-- Почему вы поете по-белорусски? Не согласитесь ли вы, что, случается, если группа поет по-белорусски -- это не всегда искренне, так скажем? Р: Как будто это так удивительно, петь по-белорусски!
Х: Но в нашей стране этому удивляются. Некоторые, конечно, берут и переводят песни. Ради выступления на том же «Басовище».
Э: Не наши это дела. Однако есть много групп, которые поют по-русски и выходят потом на Россию. Это ведь куда перспективнее, чем петь на белорусском и на что-то рассчитывать. И вообще -- какого черта мы должны петь на русском или другом языке?! Мы хотим и будем петь по-белорусски. Г: Иногда, чтобы определиться в этом плане, группам нужно время. Мы с самой первой песни поем на белорусском.
Х: Мне очень нравятся те образы, которые Рома в своих песнях подает. На русском, например, такие сочетания не звучат.
Р: А я вот думал недавно, только ребятам об этом еще не говорил, сделать одну какую-нибудь песню на русском. Мне бы хотелось так сделать, чтобы быть отличным от других. Обычно ведь делают одну песню на белорусском, а остальные на русском.

-- Вы успели выступить в разных клубах. Где понравилось больше всего? Где хотели бы сыграть?
Г: В «Сафари» мне хотелось бы сыграть.
Э: В Extrime.
Г: Там сцена квадратная и танцпол. Красиво.
Э: Жалко, что NC закрыли. Конечно, не могу сказать, что там суперзвук был, но что-то свое там было. Спрашиваешь, где сыграть хотелось бы… В NC снова.
Р: Да, в NC хотелось бы сыграть. Да и вообще -- везде! Обидно, что день рождения Курта Кобейна ни у кого не получилось сделать. Это первый год такое -- бывало, и по два делали.
Э: Негде было.
Х: У нас сейчас вообще сложно где-то сыграть, потому выбирать особо не приходится.

-- Из перечня каких событий можно было бы составить список достижений КRОК?
Г: Демо-диск на Out Of Records, две песни с Геннадием Сыроквашем и то, что мы делаем сейчас. Это именно из достижений. Еще то, что мы играли с N.R.M., в клубах выступали.
Р: Да, выступления -- это тоже события. Новые песни -- события.

-- Вы начали записывать альбом. Как идут дела? Где вы записываетесь? С какими проблемами сталкиваться приходится?
Р: О-О! (мечтательно) Дебютный альбом… Мы очень хотим поскорее записать его.
Х: И потому очень стараемся. В данный момент полным ходом идет работа над ним. Уже почти готово пять песен, и в ближайшее время планируется запись оставшегося материала. Записываем мы наш первый альбом на студии ЕМS, вместе с Пашей Некрасовым. Работа идет не так быстро, как бы того хотелось. Просто мы не хотим экономить на качестве…
Г: Именно, на качестве. Понимаешь, мы записываем песню, а потом в ней что-то начинает не нравиться, хочется переписать какие-то партии. Я заметил, что новые песни нам всем обычно нравятся. Сейчас, например, «Рай» (она пока что так называется). А потом что-то начинает не устраивать, может, песни приедаются…
Х: На самом деле, как более-менее свежий человек в команде, я могу сказать, что плохих песен у КRОК нет! Есть те, которые нравятся больше, есть, которые меньше…Р: Худа -- наш фанат! А основная проблема -- это деньги. Их отсутствие. Чисто на энтузиазме все держится. Родители помогают…
Э: (смеясь) Родители скоро скажут: ребята, вам уже по 50 лет, а вы все деньги на репетиции стреляете!

-- А какое настроение, характер будет у альбома?
Р: …Настроение больного человека. Больного неизвестной болезнью. Ему плохо, но он не хочет исцелиться -- боится, что будет хуже… Стремится он к глупой мечте. Он слеп… Да какое может быть настроение и характер у компакт-диска? Это же просто вещь!

-- Как бы выглядела обложка вашего альбома?
Э: Как-нибудь по-больному, это точно!
Х: Мы запишем альбом, послушаем все песни -- какие образы возникнут, так обложка, наверное, и будет выглядеть.
Г: Главное, что можно будет послушать на диске!

-- В альбом войдут те две песни, которые есть в Интернете?
Г: В Интернете уже одна.
Э: Нет. Это далеко не лучшее, что у нас есть.
Р: Может, это оттого, что когда их записывали, мы не совсем еще определились. Да и теперь, возможно, десять раз переопределимся. Старые песни сейчас не играем.
Э: Те, которые на сайте -- играем.
Р: Иногда, на концертах. И то ради того, что, может быть, их кто-то знает.

-- И что же касательно стиля вы к этому времени нашли?
Г: Про стиль свой самим, наверное, тяжело говорить.
Р: Но, по крайней мере, есть направления, которых мы придерживаемся. Есть какая-то музыка, которая влияет на создание нашей. Конечно, это грандж.
Х: Только не нужно путать с N.R.M. и NIRVANA.
Р: Я считаю, что грандж -- это стиль, который очень многое может подразумевать. Нету каких-то узких рамок в этом стиле.
Х: Вот мы запишем альбом, вы послушаете и скажете, что играет группа КRОК.
Р: На самом деле, не хотелось бы, чтобы получилось что-то другое. Не грандж. Многие просто воспринимают это так, что грандж -- это NIRVANA и все. И если не похоже на NIRVANA, то, значит, не грандж это. Может, это можно назвать как-то, постграндж, например.
Х: Устали искать какие-то определения. То же самое, как сегодня появился ню метал. В принципе, к нему причисляют все, что не подходит к чему-то другому.
Г: Верку Сердючку…
Р: Нет, Сердючка -- это чисто по-панку!
Х: Панк сейчас как-то растворился во всей культуре.
Р: А большинство сами не понимают, что такое панк. У каждого свое понятие.
Г:У некоторых это Егор Летов, а у некоторых -- BLINK 182.
Р: Но мы тоже панки, на самом деле. Почему бы и нет? Да, мы -- панки, по-любому.

-- Можете ли вы сказать, что КRОК -- это команда на сцене и команда по жизни?
Р: Последнее время мы как-то реже видимся.
Х: На самом деле, КRОК -- это не проект, где собрались музыканты, чтобы вместе репетировать, играть и зарабатывать деньги. КRОК, я думаю, можно назвать коллективом друзей. А то, что мы встречаемся часто или не очень -- это уже не важно. А про деньги пока разговор никакой не идет. Р: Просто прет нас, прет!

-- У КRОК есть такая песня, которая могла бы наиболее полно охарактеризовать группу, сложить о ней представление?
Э: У каждого свое. Каждая песня по отдельности несет что-то новое. Наверное, группу сможет охарактеризовать то направление, которого мы держимся.
Х: Вот снимем клип на какую-нибудь песню!

-- А он планируется?
Э: Он у нас планируется, как у нас все планируется.
Г: Да, мы ВСЕ планируем…
Р: …а делаем, что возможно.
Э: Будет возможность клип снимать -- мы обязательно будем снимать.

-- А как к пиару и рекламе относитесь?
Р: Не мы этим должны заниматься. Но то, что я сайт сделал, это вот как реклама или пиар, наверное. Да и то сделал, потому что мне стало интересно попробовать себя в веб-дизайне. Как хобби. Это просто для того, чтобы на пару человек больше узнало, что существует такая группа. Новости узнать.

-- Что ж, спасибо за все! Желаю вам поскорее записать свой дебютный альбом и… побольше выступать в хороших клубах.
Э: Спасибо. Тебе тоже успехов.
Р: Приходи на наши концерты.
-- Обязательно… приду!

Фото предоставлено группой



Елена СКОРОБОГАТОВА

© 2005 музыкальная газета