статья


Тяни-Толкай
Пробел и промежуток: разница есть. На примере группы

Удивить невиданными до этого гранями своей перламутрово-жемчужной (ассоциация, действительно, не из спокойных) личности. Доказать, что в тебе безнадежно зарывают Спайдермена или Элвиса Пресли. Удивлять и доказывать — себе ли, остальным, звездам ли, вселенной — удел каждого человеческого дня на этой земле.
А теперь вопрос. С чего это нечто человеческое было бы чуждо веселенькой и смешной, по, кажется, уже обмотавшемуся корнями убеждению прессы, белорусской команде ТЯНИ-ТОЛКАЙ? (н-да, вопрос, конечно, не из умных). Так вот, спешу к вам с новостью о том, что веселенькой и смешной команде ТТ не чуждо ничто человеческое! Поэтому она принялась обнажать свои доселе неслыханные перламутрово-жемчужные (ну не могу я придумать другой эпитет!) грани. А именно: доказывать то, что она может еще и по-настоящему «серьезничать», не разбрасывая при этом свое тело в разных, иногда даже противоположных, музыкальных направлениях. В общем, решила «чисто по-человечески» удивить белорусские уши почти несвойственной ей ранее мелодичностью, балладностью и грустью.
Двое из четырех рассказывают что и как…


Павел Тараймович: 1 марта у нас вышел диск «3000 шагов. Баллады». Это не новый альбом, а такой промежуточный, как это иногда называется — «новое и лучшее».
Кирилл Клишевич: Просто все всегда говорили о том, что у нас есть хорошие медленные вещи. Но они не очень широко известны. И в последнее время, когда людям понравилась наша песня «3000 шагов», они стали спрашивать в музыкальных магазинах, где можно ее приобрести…
П.Т.: Кстати, они даже звонили и жаловались, что, мол, нет, не можем купить.
К.К.: И мы тогда решили — почему бы ее не выпустить? И мы взяли свои новые медленные песни, добавили кое-что, на наш взгляд, самое достойное и красивое из предыдущих альбомов и сделали такой диск — «3000 шагов. Баллады».

— Чего вы ожидаете от этого диска?
К.К.: Я думаю, этим альбомом хотелось бы поддержать эту волну, которая началась с «3000 шагов». С одной стороны, воспользоваться моментом. С другой — нового полноценного альбома у нас пока что нет. Конечно, можно было бы выпустить сингл из двух песен «3000 шагов» и «Океан тайги», с ремиксами. Но в репертуаре группы всегда были красивые медленные композиции, которые никогда не раскручивались, и им не уделялось должное внимание. Это подтверждает успех песни «Даль-чужбинушка», которая вышла на нашем альбоме «Имей в виду» еще в 2002 году, а «выстрелила» лишь летом 2004-го. Вот и решили мы собрать все вместе — мне кажется, что так гораздо лучше для всех.
П.Т.: Да, главное для нас то, что вышли и новые записи и старые, но достойные песни, которые почему-то нигде особо не игрались. Просто мы, наверное, неправильно раньше делали. Мы выкидывали на рынок сразу все свои песни. Записали альбом и отдали на радиостанции. Каждая выбрала одну, а остальные так и «проходили». И люди, которые знают нас по нашим последним песням, откроют для себя и другие, не менее достойные.
К.К.: Кстати, мы сделали диск мультимедийным. На нем есть клипы на песни «Даль-чужбинушка» и «3000 шагов». Они все-таки сыграли очень большую роль в нашей нынешней популярности. Плюс на нем еще два ремикса. Но они на любителя, и вызывают у всех довольно противоречивые чувства. Но это, вообще, слушателям решать.

— Я тут недавно услышала мнение о том, что ваша группа уж очень стала напоминать ЛЮБЭ…Что вы об этом думаете?
К.К.: Очень частый вопрос в последнее время.
П.Т.: Начну издалека. На протяжении всей нашей творческой карьеры нас постоянно с кем-то сравнивают. Это во-первых. А во-вторых, этот стиль народной, застольной песни придумала не ЛЮБЭ. Он возник где-то в советские времена. Это видно по старым кинофильмам 50-60-х годов. Этакие песни для народа, про народ, которые, если говорить грубо, хорошо петь за столом, душевно.
К.К.: А так, пусть сравнивают. Может быть, эта ниша и занята группой ЛЮБЭ, но мы изначально на нее и не претендовали.
П.Т.: Совершенно не думали об этом.
К.К.: А группа ЛЮБЭ — достойная.
П.Т.: Хорошо, что с ними сравнивают, а не с кем-нибудь другим. Поэтому нам это абсолютно до лампочки.
К.К.: По барабану.

— А сами… на кого хотите быть похожими?
П.Т.: Я — на клавиатурщика!
К.К.: Может, это будет банально… (смеется)
П.Т.: Не-не-не, мы никогда не хотели ни на кого быть похожими.
К.К.: Это было бы неинтересно. Это была бы уже пародия. Мы когда начинали играть, ни на кого не хотели быть похожими.
П.Т.: Это потом уже люди сравнивали: «Это похоже на то, это на это!»

— Как вы себя сейчас ощущаете, когда четыре альбома уже за спиной, а впереди еще и пятый?
П.Т.: Старыми!
К.К.: Ну не знаю, как вы, Павел, я так себя не чувствую. Я не вижу для себя — «много или мало». Ну и пусть этот — уже четвертый. Главное, чтобы он был качественный. Мне очень интересно, как будет продаваться диск и какой он будет пользоваться популярностью.

— Это можно как-то было предсказать? Вы делаете какие-то ставки?
К.К.: Да, я поставил 10 тысяч Павлику, что мы его продадим! Мы, как все музыканты, выпускающие диск, надеемся, что его будут покупать.
П.Т.: Просто мы на нем захотели представить себя немножко с другой стороны.
К.К.: И пускай посмотрят, что мы можем быть еще и серьезными.
П.Т.: Полностью согласен.

— Не является ли диск своеобразным ответом на то, что вас в прессе часто называли смешной группой, и не всегда в положительном смысле?
К.К.: Мне нравилось, когда о нас писали, что мы веселые, что на наших концертах весело.
П.Т.: Меня это тоже не обижало. Иногда мы бываем грустные, иногда веселые. Но теперь, мне кажется, все скажут: «Какие вы грустные все!»… Нельзя зацикливаться на одном.

— Обложку вашего прошлого альбома очень хвалили за стильность оформления. Что на этот раз?..
П.Т.: У нас изначально были фотографии каждого из участников группы. Мы стали думать — как бы все это оформить. Сначала получился крест, отделявший музыкантов друг от друга. Но, как нам показалось, крест — это не очень красиво. И вот Владимир Антонов, который делал обложки для всех наших дисков, сказал «Так!», принес из дома фотоаппарат и стал ходить и фотографировать окна. На обложке видно все, что он нафотографировал. Смысл такой, что будто все это происходит за окном. Лично мне понравилось. Достаточно оригинально.

— Чем интересным еще желаете похвастать, кроме диска?
П.Т.: На самом деле, мы увлекаемся не только музыкой, а вот, например, и телевидением. Нас пригласили на БТ вести программу о туризме. Мы уже выезжали на съемки передачи о Беловежской пуще. Ездили по беловежскому кольцу. Это очень интересно. Также у нас еще достаточно много выступлений — в связи с тем, что у нас теперь песни стали более серьезно-лирическими.
К.К.: Это стало больше людей привлекать.
П.Т.: Да, казалось бы, веселое должно привлекать, а оказалось, совсем не так. И нас теперь любят в военных частях.
К.К.: По поводу военных частей как-то сразу хочется вспомнить про сходство с ЛЮБЭ… А, в сущности, — чем похожи? Голос не похож…

— Какие планы насчет клипов? Собираетесь подписаться под еще одним шедевром?
К.К.: Да, планы есть.
П.Т.: Не то что бы ближайшие планы. Но просто такая же есть наметочка, что песня должна быть хорошая. Не то что бы веселая, но и не что бы грустная. И вот на нее и будет клип, скорей всего, этой весной.
К.К.: Кстати, у нас теперь все в роли певцов.
П.Т.: О-о, да! Сначала у нас был один поющий. Потом их стало двое (П. Клышевский, А. Заяц. — Прим. авт.). А нам с клавиатурщиком стало обидно.
К.К.: Работникам задней линии мониторов стало грустно.
П.Т.: И мы решили так: у нас в одной из песен — четыре куплета, каждый участник исполнит по одному. И даже, может быть, в клипе — как будто четыре разных истории каждого человека. Это для нас нечто абсолютно новое.

— У каждого музыкального коллектива или музыкального проекта обязательно есть своя формула творчества. Как у вас с ней обстоят дела? Менялась ли она от альбома к альбому?
П.Т.: Изначально мы ставили перед собой цель просто петь песни. Эта формула не менялась никогда. Просто у нас стиль немножко со временем корректировался. В самом начале мы старались играть тяжелее и громче. Потом стала нравиться музыка полегче. Потом нам сказали: «Ребята, песни у вас неплохие, но танцевать под вас плохо». Пожалуйста, сделали ремиксы. Сейчас захотелось чего-то лирического, и как Паша Клышевский, автор всех песен, глубоко вздыхая и задумчиво смотря в даль, всегда говорит, когда у него спрашивают, почему у нас такие песни: «Годы…»
К.К.: Мы посмотрели, что песня «3000 шагов» неплохо прошла через аудиторию, и просто подняли то, что раньше оставалось «за кадром». Мы всем остальным песням как бы не давали выход. Мы их пели где-то в своих компаниях под гитару и думали, что они не впишутся.

— …Что для вас музыка?
К.К.: Я рад, что для меня музыка не является работой. По большому счету, это просто хобби. У нас у всех есть работы. А музыка — это такое профессиональное хобби, которое уже вышло за рамки любительского пения для друзей, но в то же время меня радует то, что это не переходит в банальные сухие коммерческие рамки.
П.Т.: Поэтому это еще и радость. Все радуются каждой записи, каждой встречи с нашим звукорежиссером Геной Сыроквашем. Записью любой новой песни все безумно довольны, потому что есть повод встретиться и что-то сделать. Это творчество, которое пока абсолютно не напрягает. То же самое и с выступлениями.
К.К.: Ведь у нас не по три концерта в день.
П.Т.: Поэтому все это в радость.

Фото West Records



БЕРКУТОВА

© 2005 музыкальная газета