статья


О "черном списке"
уж и душок пошел

Помните детскую страшилку о черной руке? В черном-черном доме есть черная-черная комната, в которой стоит черный-черный шкаф. В этом шкафу -- черный-черный ящик. Каждый день ровно в полночь из него высовывается черная-черная рука и хватает того, кто в нее не верит... Может, и не дословно, но что-то похожее мы все рассказывали друг другу по ночам в пионерских лагерях. Только жизнью проверено: в каждой сказке есть доля... сказки. И пусть не из такого черного ящика и не настолько черная, но рука все же появляется. А цепкие пальцы ее сжимают… список. Некоторых белорусских музыкантов. Черный-черный. И эта сомнительная конечность машет столь же мифическим листком. Потрясает и дразнится. Только близко не показывает…

…21 июля 2004-го года (прямо таки сокровенная дата, которая была «означена» практически на каждом минском заборе: несколько месяцев гадали, что и где произойдет в этот летний день. Кто-то упорно выдвигал версию о грандиозном походе скинхедов на антифа и, как следствие, много крови (сами понимаете: выбитые зубы, дырявые головы, оторванные уши…). Кому-то по душе была новая народная революция (жертв -- не меньше, а вот толку…). Бабули на скамейках опять активизировали «сарафанное радио» и во всю упивались слухами о конце света (Армагеддон! Апокалипсис! Метеорит на Землю, потухшее Солнце, заблудившийся космический корабль с воинственно настроенными пришельцами и т.д. А на самом деле...)… А на самом деле -- площадь Бангалор. Митинг? Я бы не сказала (хотя кто-то что-то пытался говорить… и «жыве Беларусь!» кричали… было -- не отрицаю. Но вы еще разве не привыкли?!). Скорее, бесплатный концерт белорусских музыкантов (в поддержку или нет -- кто ж нам теперь расскажет, только вот пару недель «апасля» Бутусов в Минск наезжал. На ту же площадь. И тоже «вход свободный». Так, может, у него спросить, чьи идеи он двигал в белорусские массы… Ответит ли?). Группы выступали. Хорошие группы. Почти народные. Нет. Лучше употребить слово «авторитетные». Ну как еще можно назвать таких «монстров», как N.R.M., НЕЙРО ДЮБЕЛЬ, POMIDOR/OFF, ПАЛАЦ... DRUM ECSTASY (эт-то что ж вы делаете? Значицца, ездит команда по европейским фестивалям, пишет саундтреки для российских блокбастеров, честь и совесть белорусскую перед всем честным миром отмывает да под мышки поддерживает... а вы ребят, да чтоб они де нос не задирали, так? Эх...)... Народ веселится. Все мирно, празднично. Девушкам цветы дарят. Друг другу улыбаются (почти «Мир! Труд! Май!»)... А дальше события развиваются стремительно, хотя прогнозируемо: в девять вечера приезжает машина и «рубит» электричество. Народ не расходится. Он просто поет песню. «Резиновый дом». Вместе с Куллинковичем. Попели -- разбежались. Заметьте: все культурно. …А наутро, стоя в очереди за визами на «Басовище», начинаем узнавать первые (с пылу с жару) последствия. ПАЛАЦ... Поиграли, товарищи, в своем Белконцерте -- и будет. А потом -- по нарастающей: музыканты «летят» с рабочих мест, обрываются концерты и предстоящие интервью... Как апофеоз – «появляется» «черный список». Абстрактный -- руками не потрогаешь. Существует он на уровне «передай другому». По телефону или так, при встрече за рюмкой чая -- не слишком важно. Но факт собой и остается: музыканты, якобы «означенные» там, в эфиры радио- и телестанций практически не ставятся (кстати, спроси у любого, никто ж даже толком не ответит не то что, какие именно, а конкретно -- сколько команд туда попали, потому как не видели бумажки. Максимум, что можно найти в какой-нибудь редакции -- начертанный от руки под диктовку трудолюбивым и ответственным сотрудником и приколотый булавочкой к обоям кусочек листика в клеточку... а может, в линеечку). Сегодня можно только примерно перечислить те группы, которые все же «удостоились чести». Это все, бывшие ТАМ. Они же: НЕЙРО ДЮБЕЛЬ, N.R.M. (пробовали, правда, руки и дальше запустить -- мол, ага, Вольский же еще и в КРАМБАМБУЛЕ... Так это ж надо и ее. Не получилось.), ПАЛАЦ, DRUM ECSTASY, POMIDOR/OFF... Все они уже упоминались выше. А ведь были еще и другие люди. Например, Войтюшкевич (воистину самый оппозиционный исполнитель! Делающий самые острые песни! Конечно, что ж может быть злободневнее любви и литературных классиков. Может,хоть так народ, наконец, вспомнит и обратится к стихам Бородулина, Дранько-Майсюка, Алеся Рязанова... Это тебя, Дима, с днем рождения поздравляли. Ты же 20-го июля отмечал? Ну вот. Получи подарок.). «Попали» непонятным образом КРАМА и ТРОИЦА (даже в городе их в то время не было. Зато сейчас есть проблемы. Откуда?). Интересно то, что нашлись люди, которые не повелись на «телефонное предупреждение» (надеюсь, до «звонка» не дойдет, и кодовое «у тебя осталось семь дней» мы не услышим) и никого с эфиров не снимали, мотивируя свое поведение просто и... безапелляционно: бумажку покажите, да чтоб с печатью и подписью кого нужно, вот тогда и думать будем, а пока -- извиняйте...
Конечно, во мнениях музыкантов, которым посчастливилось угодить «под раздачу», сомневаться не приходится. Скажем мягко: не нравится им все это. А вот что думают те, кого данная участь миновала или же не могла коснуться просто по определению. Я имею в виду отечественных поп-звезд. Сцену им, конечно, с нашими рокерами не делить, но… так или иначе, все являются членами одной «формации» -- белорусского шоу-бизнеса (косого, хромого, слепого… уродливого и оборванного, порой вызывающего жалость, а иногда -- содрогание… но шоу-бизнеса). Большинство из артистов в голос заявляют: «Черный список»?! А что это такое? Разве у нас что-то подобное есть?». Вот именно. Вроде, как и нет. А, может, все же имеется? Тем более, что некоторые из «попсовиков» оказались таки в курсе. Слышали что-то и где-то. Хочу привести здесь около десятка взглядов на «проблему».

Инна Афанасьева: «Ничего не знаю ни о каком «черном списке». Не то, что достоверной информацией не обладаю -- просто ничего не слышала... Что касается «снятия с эфира»... А разве клипы наших рок-музыкантов раньше где-то можно было увидеть?... Вообще не понимаю, какое отношение музыка может иметь к политике. Тут, наверное, еще работает наше не искорененное до конца совдеповское сознание, когда все дружно пели оперы про тракторы. Но сегодня ведь совсем другое время. Музыка должна в первую очередь приносить удовольствие, дарить людям положительные эмоции. И вовсе не важно, к какому направлению она принадлежит».

Ирина Дорофеева: «Я весьма далека от этого. Вроде бы, что-то слышала, но сейчас уже точно и не вспомню, что именно… Вроде, что просто есть какой-то «черный список». Не знаю, что и думать по этому поводу. Наверное, это не очень хорошо...» А вот дальше певица общаться отказалась, и в беседу пришлось вступить ее продюсеру Юрию Савошу: «Я точно не знаю, какие именно коллективы вошли в этот список и есть ли он вообще... Некоторые команды, о которых я слышал, очень профессиональные. Но кое-кого я бы к их числу не отнес. Например, НЕЙРО ДЮБЕЛЬ... Ребята, если вам не хватает профессионализма, то необходимо «сидеть» на репетиционном периоде, нужно сперва научиться играть гаммы в любом темпе. Хотя, может, это у них имидж такой... Но в целом, думаю, ситуация с запретами слегка надуманная. Да, в свое время в сторону определенных музыкантов были какие-то упреки, но ведь никого и никогда не «закрывали» окончательно. Так что, мне кажется, если вдруг какие-то коллективы из «списка» решат организовать полноценные гастроли, люди на их концерты пойдут».

Александр Солодуха: «У нас разве есть какой-то «черный список»? Честное слово, в первый раз слышу... Что могу сказать о самих музыкантах? Да, ПАЛАЦ -- это очень неплохо в фолковом отношении. А другие... Я не совсем понимаю подобную музыку. И даже DRUM ECSTASY. А они что, саундтрек делали для «Ночного Дозора»? Надо признаться, не смотрел полностью. Мне фильм с первых кадров не понравился: слишком много крови. Я себя дальше насиловать не стал. Ну и что, что блокбастер... Я ведь больше люблю песни, похожие на «Здравствуй, чужая милая». Я и воспитан-то был на другом... София Ротару, Алла Пугачева. Нужно же, чтобы был текст со смыслом и жизненный, чтобы мелодия на ухо ложилась. Если это рок, то такой, как у Юры Шевчука...»

Алексей Хлестов: «Я что-то слышал о том, что якобы запретили N.R.M., НЕЙРО ДЮБЕЛЬ, ПАЛАЦ... Других артистов и меня конкретно это, вроде, пока не коснулось. Поэтому -- для чего мне рассуждать на данную тему? Я предпочел бы отказаться от комментариев -- хорошо это или плохо. О самих музыкантах мне трудно что-либо говорить. Разве что ПАЛАЦ. Это действительно настоящее движение. Я с их творчеством знаком лучше, чем с тем, что делают остальные. Знаю только, что у каждой команды -- свой стиль, и она по-своему доносит до слушателя и зрителя музыкальные идеи... Странно: мы с вами говорим о запретах на эфир, а ведь тех же DRUM ECSTASY я не так давно слышал по радио...»

Сергей Ковалев: «Черный список»... Разговоры... Слухи... Знаю, что кто-то где-то выступал, после чего и образовался так называемый «список»... Давайте мыслить здраво. С одной стороны: разве музыканты сами не знали, куда шли? Музыка и политика -- вещи несовместимые. Но я думаю, музыканты понимали тогда, что это будет своеобразная отработка политического заказа. Хотя, наверное, не стоит выражаться так категорично, я ведь не знаю всех тонкостей... Я вообще очень плохо отношусь к людям, которые с помощью музыки пытаются реализовать разные социальные «идеи». Это очень неприятно… Сейчас у многих групп присутствует «гражданское» звучание. Оно, может, и хорошо, если искренне... Но у меня лично совсем другое представление о музыке. Прежде всего, она -- доктор души... И при всем этом я очень тепло отношусь к N.R.M., лично знаком с Куллинковичем... Мне нравится то, что они делают...»

Полина Смолова: «Да, я слышала... Слышала, что на площади выступали группы, что запретили ПАЛАЦ... Я не понимаю, что было сделано такого, чтобы вот так вот просто перекрывать кислород. Честно говоря, поводов не видела. Я очень уважаю работу всех коллективов, которых коснулись эти «репрессии». Абсолютно нормально отношусь к их музыке. У каждого из них -- свой стиль, в рамках которого они прекрасно работают. Связь музыки и политики, которую мы наблюдаем в этом случае, -- связь нелепая, которой просто не должно быть...»

Наталья Тамела: «Я в то время вообще была в Донецке и ничего толком не знаю. Именно поэтому и не хочу особенно говорить на данную тему. Одно могу сказать: музыканты знали, куда шли. Зачем? Это вы у них спросите... Нужно в первую очередь помнить о том, что музыканты должны заниматься творчеством. Что мы и делаем...»

Corriana: «Да, что-то о «черном списке» я слышала... от кого, не помню... может быть, даже просто в метро. Я очень плохо разбираюсь в таких вопросах. Но если вдруг задумывается какое-нибудь политическое мероприятие, то я предпочитаю в нем не участвовать. Я за музыку, за творчество... поэтому и пою там, где меня люди слушают... Мне очень нравится группа DRUM ECSTASY. Это действительно классный коллектив. Аналога им в нашей стране просто нет. Мы даже вместе участвовали в каком-то концерте... ПАЛАЦ -- это же культура. А остальные коллективы я и знаю-то не очень хорошо...»

Владислав Мисевич: «Я что-то читал в Интернете. Выступали на площади Бангалор... Запретили ПАЛАЦ, N.R.M.... Но в тоже время совсем недавно я слышал ПАЛАЦ по радио. А других, по-моему, и до этого в эфир не очень активно ставили. Мы тоже все это проходили -- что-то похожее когда-то было и с ПЕСНЯРАМИ. Я думаю, это перестраховка чиновников. Перестраховка и перегиб. Очень уж они любят гнать телегу впереди лошади... Слышал также, что включили в «список» и тех, кого и в помине не было на площади. Например, КРАМУ. Сомневаюсь в их оппозиционности. Знаю только, что они отличные рыбаки и музыканты... Я считаю, политика касается всех. Так или иначе. Только есть группы, которые сами определяют свой жанр и свое место, как наиболее к ней приближенное. Такие команды сознательно задевают политические моменты. Что и является их выбором. Это ведь в советское время в твоем репертуаре ОБЯЗАТЕЛЬНО должна была присутствовать песня про комсомольский билет, а сейчас... Проблема не в том, насколько идея того или иного коллектива затрагивает политические интересы. Основной грех на нашей совести -- недостаточная профессиональность. Нужно постоянно работать над собой, а не молоть языками по любому поводу. Нельзя забывать о том, что музыка -- это труд на всю жизнь. Не стоит отвлекаться на посторонние вещи. Почему мы почти ни о ком из музыкантов в нашем шоу-бизнесе не можем сказать с тем же чувством, что и о Василе Быкове в литературе? Вот к этому надо стремиться... Главное -- расставить приоритеты. Понять, кто ты и что ты... Очень жаль, что пусть при небольшом, но все же наличии достойных команд, все это замыкается у нас в границы государства. Большинство же только ходит по проспекту и жалуется то на власть, то друг на друга... А у СЕРЕГИ, между прочим, в это время сольный концерт в Кремле. И никто ему дорогу не перекрывал. Просто человек вместо болтовни, показал то, на что действительно способен. Главное -- работа НАД СОБОЙ...»

Н-да… Можно долго разбирать по косточкам уровень профессионализма белорусских музыкантов. Он, надо признать, порой прихрамывает. Но вот парадокс -- никак не у тех, кого «занесли» в «черный список». Сами понимаете, не первый же год коллективы существуют. Хотя трудиться над собственными навыками и умениями необходимо постоянно -- независимо от уже имеющегося статуса или народного признания. (Это моя точка зрения. Прошу учесть.) Но дела и впрямь творятся дивные. И не то удивляет, что отсутствует так называемый бумажный носитель верховной воли… А вот… Действительно ведь и по радио кое-кого услышать можно (хотя, думаю, за это спасибо тем, кто не повелся… Спасибо. Искреннее и безмерное). Но ведь и концерты играются. Я не говорю сейчас о КРАМБАМБУЛЕ и иже с ней. В данном случае популярная у нас практика нескольких проектов срабатывает на все «сто». И то, что касается, допустим, N.R.M., на второе «детище» того же Лявона никак не должно проецироваться. Но все же N.R.M.... Ну, делали же они концерт 31-го августа в «Реакторе»… А чуть позже там же «дюбеля» презентовали свои «Tanki»… Получается, не смогли покуситься на народное достояние??? Сомневаюсь. С одной стороны -- радует. С другой -- рождает нежелательные подозрения. Даже не у меня лично. А у обычных, но (вот следующее слово подчеркните, пожалуйста… ага, благодарю) думающих слушателей. Не однажды мне уже приводили следующую картинку: группа вроде «запрещена». Концертов тоже вроде нет. Почти. Иногда случаются. И в достойных клубах (сами понимаете -- «Реактор» -- без комментариев). Команда выступила и… опять становится ВРОДЕ «запрещенной». Так вот. О подозрениях, кои нежелательны. Все вместе это создает… модель.

Модель «взаимовыгоды». Во-первых, группа получает рекламу (что ж поделаешь, «оппозиция» всегда была в нашей стране в почете… третьего ведь не дано… а посему и получается: если ты не с нами -- ты против нас. Демократического плюрализма нет. Наблюдается лишь многообразие трактовок). Отыграв один концерт как бы «вопреки», группа вроде (опять же) показала, что… несмотря на все «политические запреты»!… А «власть», вроде как (да, снова… снова вроде как) позволив выступить команде единственный раз и связав после этого по всем конечностям, демонстрирует, что у нее, как у «власти», все-таки есть реальная сила (это было «во-вторых»)… Получается какая-то игра в противодействие. По-моему, она и сейчас продолжается… Ох уж эти слухи и сплетни. А все почему? Информация нужна. За отсутствием оной народ и принимается домысливать ситуацию самостоятельно. Поэтому -- или опровергайте или подтверждайте. Но так, чтобы можно было пользоваться ФАКТАМИ, а не тем, кому и что кажется.

Далее. Совсем уж непонятная ситуация с группой КРАМА. Тоже ЯКОБЫ вошедшей в «список». Должен был у них концерт состояться в… сентябре, если не ошибаюсь. Выступление отменили. Ожидать подобное можно было. А поэтому особым сюрпризом несостоявшийся концерт не стал. Хотя было обидно. Но буквально пару дней спустя КРАМА играет в клубе Bronx. Никаких палок в колеса. Все чинно, благородно. Правда, по-русски… Не знаю, как в этой ситуации чувствовал себя Игорь Ворошкевич… Но все, на что оказалась способна я -- развести руками. Не сомневаюсь, русскоязычные тексты никак не повлияли на качество музыки, но… а где же принципиальность? Противно. И мерзко. Потому, что им ПРИШЛОСЬ. Вполне логично вопросить: а как же два государственных языка? (Это же ОФИЦИАЛЬНО!!!) Или же КРАМА перестала быть КРАМОЙ только из-за того, что однажды зазвучала по-русски (тогда уж, и правда, настала пора в МАГАЗИН переименовываться)? А, может, была «запрещена» именно КРАМА на «беларускай мове»?..

Черт возьми! Вот я сижу сейчас и занимаюсь бессмысленными рассуждениями. Есть «черный список»… Нет его… Все ли «чисто» или… попахивает… «запретили» группы или белорусскую культуру ВООБЩЕ (что ж является первичным показателем нации и национальности, как ни язык?). Только… нужно ли это? Хоть кому-нибудь? Очень хочется верить… Ведь боремся. «Боремся за звание дома высокой культуры быта».

P.S. Фу, ну и грязно тут у вас, товарищи. Или у нас. Соседи все же. Прибрать бы...



W…

© 2005 музыкальная газета