обзор


Умка И Броневичок
Концерт В Могилеве

Концерт в Могилеве
(c) 2005 www.morok.ru

Предоставлен Центром живого рока.
Настоящий андерграунд должен распространяться исключительно на песочно-потертых бутлегах, записанных сквозь умудренные комментарии зрителей («У нее то ли микрофон хрипит, то ли… кхххххррррр» -- «Я была с моим народом там, где мой народ, к несчастью, был!» -- перебивает солнечно-ржавый вокал Умки все возможные шумы) где-нибудь на чердаке или в гараже. Еще настоящий андерграунд должен выпускать самиздатовские листки и организовывать концерты в подполье (как это успешно делают далекие от прелестей шоу-биза рокеры из белорусского города Могилева). Поэтому концерт Умки, организованный могилевским Центром живого рока получился чуть ли не классикой давно, казалось бы, отшумевшей андерграунд-культуры.
Вышло так, что мероприятие отменили испуганные власти города -- почему-то им пришло в голову, что Умка -- это панк-дива, после концерта которой подростки могут запросто порешить друг друга ножиками: что-то подобное случилось за два дня до концерта на местном панк-сейшне. Организаторы не испугались и затащили привычный к квартирникам БРОНЕВИЧОК на чердак частного дома, где и произошел наполовину акустический концерт Умки. Концерт, понятное дело, быстро стал легендарным (говорят, сама Умка утверждала, что это было «одно из самых интересных мероприятий за время странствия ее броневичка по городам и весям») -- на маленький душный чердачок набивается сотня человек, вываливающаяся из рук камера записывает происходящее с эффектом смурной подвальной сепии, глаза Умки при этом -- огромные и пронзительные, на шее -- замечательный шарф, в голове -- задумчивые мелодии и циничные, но ужасно добрые тексты. Жаль только, что не понять, какого цвета шарф -- хотя какая разница? -- музыка все равно получается разноцветной и очень яркой. Ужасно хочется сравнить Умку с Патти Смит, но не будем: каждая из них у нас одна-единственная.
Человек, снимающий действо, похоже, претендует на лавры Ларса Фон Триера. «Гаражность» происходящего также подчеркивается постоянно матерящимися мэтрами звукорежиссуры, пробегающими неподалеку -- эффект присутствия потрясающий. «Да… бля… п-ц… его нету ВООБЩЕ» (гитары нету? вокала нету? судя по записи, все звучит довольно таки здорово!) . Камеру то разворачивают вертикально (можно смотреть, если уютно лечь щекой на стол или попросту опрокинуть монитор к хренам), то начинают плясать вместе с ней -- красота! Когда разгоряченные духотой зрители начинают отвлекаться и болтать друг с другом, посреди песни Умка отрывается от микрофона и обиженно выкрикивает: «Эй, хорош базарить!» с настоящей злостью в голосе, потом возвращается к микрофону -- и ее лицо снова принимает благостно-волшебное выражение, свойственное всем творцам, на уровне вселенского электричества подключенным к общемировой библиотеке Великой Музыки, сущетсвующей независимо от того, кто ее исполняет. Умка очень требовательна к слушателям -- при случае действительно может наорать. Но всегда орет по делу -- ее раздражает, когда зрители ведут себя чересчур наивно или чересчур фамильярно. Впрочем, так или иначе, кажется удивительным, что каждый год наблюдая очередное мини-поколение свежеобретших себя маленьких хиппи, Умка умудряется не злиться по-настоящему и не скатываться в чернушный цинизм. Ее не трогают все эти игры с поколениями и наследованиями рок-н-ролльных символов и маленьких империй: она всего лишь прикрывает глаза, спокойно и отстраненно исполняя свои смешные и грустные пыльные блюзы.



Т. Замировская

© 2005 музыкальная газета