статья


Нагуаль
Душа народа

Сегодня работать в фольклорном направлении... актуально. Даже модно, если хотите. К сожалению, не все музыкальные коллективы погружаются в пучину народной души самозабвенно. Подобных команд немного. Но именно они первыми всплывают в сознании, когда вспоминаешь о том, что фольклор... это неисчерпаемо. Группа НАГУАЛЬ. Довольно молодая. Уже сейчас ее по масштабности можно кое в чем сравнить с ТРОИЦЕЙ. Только (уж позвольте перейти на личности) Иван Иванович Кирчук — это высота и ширина. Титан. А Леонид Павленок — это глубина и беспорядочное переплетение. Как клубок человеческих душ.

Новый диск группы носит название "У Земли под юбкой". Именно о нем рассказывают Леонид Павленок (Л.П.) и Анна Шапошникова (А.Ш.)

— Ребята, это какой же по счету полноценный альбом НАГУАЛЬ?
Л.П.: Полноценный? Второй. Первый... официальный издали два... нет, три года назад. Весной 2002-го. А после него были какие-то компиляции — идеи, которые мы на концертах закидывали "в народ", и если они оправдывали себя, то я их записывал. Получались такие небольшие по продолжительности пластиночки. Но люди все равно очень им радовались. Правда, спрашивали постоянно: "А где же баян?" Объясняю: в основном записывал я это самостоятельно, сидя чуть ли не в репетиционном помещении. А так как на баяне я играть, к сожалению, не умею, то его пришлось слегка исключить... Теперь же мы, наконец, соединили все свои силы и мысли и записали альбом, как нам кажется, очень насыщенный звуком и театром. Так скажем, драматический триллер. Арт-хаус. Поэтому не переживайте. На диске есть и баян, и дудки, и совершенно сумасшедшие голоса. Всего этого предостаточно.
А.Ш.: Среди компиляций, часть которых мы поместили на пластинку, есть одна, сделанная после фестиваля "Фиеста Бореалис", где мы выиграли шестьдесят часов записи.
Л.П.: Только вот, похоже, приз нам дали не за мастерство исполнения, а потому что мы просто поразили сознание жюри. Они смотрели на нас дикими глазами — мол, что это?! Но там действительно было опасно сыграно. Честно говоря, на этом фестивале группа НАГУАЛЬ была немножечко "не в кассу". Потому что остальные команды представляли музыку, близкую к альтернативному року. Как мы туда умудрились попасть — до сих пор понять не могу. Но на самом деле мы все счастливы, что вот такими общими усилиями нам удалось выехать.

— Может, немножко подробнее о структуре альбома?
Л.П.: Двенадцать песен. Продолжительность — около часа. Две композиции по двенадцать минут. Одна из них — ключевая, по которой назван диск — "У Земли под юбкой". Но альбом будет именно песенный. Без каких-либо видео-файлов.
А.Ш.: Обложку рисовал Сергей Шабохин. По-моему, она отражает концепцию названия и сам звуковой ряд. Изначально была фотография, по которой Сережа потом рисовал, царапал, капал... Там есть почти вся наша символика: лампа, трактор, клюква...

— Три года со времени выхода предыдущего альбома — срок не то что бы огромный, но... значительный. Многое могло измениться в вас самих. В вашем восприятии мира. Да и самой музыки (что уж там)... Насколько то, что было записано на первой пластинке, отличается от вещей, которые вы собираетесь сегодня представить слушателям?
Л.П.: С технической стороны... уровень звука и звучания коллектива вырос. Но никак не хочется расставаться с той былой дремучестью и стихией. Пока их хватает. Мы даже научились эту дикость создавать в любой ситуации — например, во время записи, когда необходимо четко придерживаться ритмики и гармонии. И в других случаях.
А.Ш.: Да, например, когда стоишь напротив микрофона в наушниках, примотанных ко лбу изолентой, потому что они чересчур большие... Но тут ведь есть определенный кайф. Вот так создается дикость. Мне понравилось... А насчет отличий от первого альбома... Там были песни, которые ребята только-только сделали и моментально сразу же поместили на пластинку. И на диске "У Земли под юбкой" будут новые песни.
Но мы также записали несколько композиций, которые играем уже довольно долго. Они проверенные временем. Освоенные.
Л.П.: Почти за три года существования в этих песнях накопилась определенная энергетика. У них даже сложилась своя жизненная судьба. В них нам подыгрывает Иван Жук — такой маститый московский гитарист. У него огромный опыт. Раньше он работал с Умкой, Чистяковым, теперь — с Богушевской. Он совершенно неординарная личность — опять же, дикая. Иван выступал в "Аквариуме" на моем дне рождения. Один. Но это не умалило эффекта. Зал стал колбаситься под одну акустическую гитару!

— И все же. Неужели нет четкого чувства или представления "вот — было, вот — есть"?
Л.П.: Наверное, кардинальных перемен нет. Конечно, растем, взрослеем. Появилась некая осознанность. Но концепция осталась прежней. Такой музыкой хочется, прежде всего, доставить человеку удовольствие, даже некоторое знание. Сблизить людей друг с другом. Чтобы происходило общение, КОММУНИКАЦИЯ. Мы даже такой специальный термин выдумали — АКТУАЛЬНАЯ МУЗЫКАЛЬНАЯ КОММУНИКАЦИЯ. Вот именно этим мы, собственно говоря, и занимаемся... Сейчас ведь достаточно групп работает в фольклорном направлении. Но они либо где-то там — в "ДК'шном" фолке, либо же наоборот, как ТРОИЦА: берут аутентику и действуют далее на мегавысоком уровне. У них цель — показать народу фольклорную музыку. У нас — раскрепостить человека, посвятить его в тайны коммуникации не только внутри самого себя, но также между своим миром и миром других людей. Поэтому мы не воспринимаем нашу музыку чисто как фолк. Для нас это осознанное понятие целой жизни.

— И, тем не менее, НАГУАЛЬ ассоциируется у людей с фолком. Правда, бытует следующее определение — ПСИХО-ФОЛК. Что-нибудь по этому поводу можете сказать?
Л.П.: Дело в том, что в свое время мы сами это определение и пустили в общество. Расшифровывается оно просто: "психо" — душа, "фолк" — народ. Соединение древней глобальной культуры с личными переживаниями. Для нашей музыки, вообще-то, частенько какие-нибудь новые названия придумывают. Например, недавно мы слышали "постфолк". Или же "языческий трансфолк". Многие даже думают, что мы специально и подробно изучаем эту культуру. Специально? Нет. Оно как-то само собой получается. Главное — не зацикливаться. Необходимо, чтобы параллельно происходил процесс проекции твоих знаний на других людей. И наоборот. Опять — КОММУНИКАЦИЯ.

— Диск уже можно спрашивать в музыкальных магазинах?
А.Ш.: Про это еще пока трудно говорить. Единственное, о чем могу с достоверностью сказать, так это о том, что пластинки будут выпущены в два приема. Сначала первый небольшой тираж, который мы распространяли на концерте 4 февраля. Мы думали назвать его "подарочным", но потом решили, что это будет не совсем верно: дарили-то мы его не всем. Поэтому назвали "эксклюзивным": каждый диск в отдельном льняном мешочке... мешочков много. Триста штук. Шить, ой, как интересно! Так что всем хватит. Мы уже договорились с некоторыми музыкальными магазинами, что остаток отдадим им на реализацию. Конечно же, в мешочках. Это первый этап. Второй будет ближе к весне, когда диски уже стопроцентно можно будет искать в магазинах. Часть тиража поедет в Москву, во Владивосток...

— Можно ли сказать, что сегодня вы в некоторой степени занимаете ту нишу, которая в свое время принадлежала группе KRIWI?
Л.П.: По эклектике... По уровню смешения стилей... да. Но внутренний подход совершенно другой.
А.Ш.: Мы просто используем разный материал для создания песен. Отсюда получается и то, что аудитория тоже не сосем идентична. Атмосфера на концертах несколько другая.

— Об атмосфере... Как себя зрители-то ведут? Реакция... адекватная?
Л.П.: Люди после выступлений подходят и говорят, что это было таинство. Звуковое нашествие, которое не порабощает, а раскрывает человека. Иррациональное движение... Благодаря которому человек может войти в транс. Наверное, так оно и есть. Когда-то ко мне приходила одна девочка. Она писала работу по психологии — "Изменения состояния сознания". Наркотики, алкоголь, музыка... Девочка консультировалась как раз насчет последнего.
А.Ш.: Лично у меня, когда я играю на сцене, не возникает никакого изменения сознания. Я, наоборот, всегда рада, что ощущаю себя твердо стоящей на земле. Изменения сознания — это транс, экстаз...
Л.П.: У меня нет отключки. Мне просто открываются некоторые неизвестные до этой поры вещи. Мир других людей. Происходит какой-то выход в откровение. Я же не говорю об этих вещах в физическом смысле. Это же не значит, что в какой-то момент я брыкнулся на сцене и часть меня куда-то полетела...
А.Ш.: Изменение сознания в любом случае имеет телесное сопровождение: гипервозбуждение все того же сознания, чувств. Но ведь ты же контролируешь себя. И очень сильно.
Л.П.: Так. Галлюцинаций у меня нет. Но я листал некоторые книжки, разговаривал с людьми, которые это переживали, и понял, что практически идентичные вещи со мной происходят на концертах.

— Давеча в адрес НАГУАЛЬ прозвучала следующая реплика: "Это театр одного актера". Не спешите реагировать сразу. Давайте разберем высказывание по частям. Во-первых, про "театр". Об этом уже упоминалось. Вскользь. Можно поподробнее?
Л.П.: Движения. Телесные доминанты. Их много. Жизнь есть движения. А музыка есть жизнь. Следовательно — наши движения акцентируются в нашей музыке. На сцене они как-то перерабатываются. Иногда получаются непроизвольные ужимки, почти как у Петра Мамонова... Выходит художественное обрамление еще одного художества — музыки. Кстати, насчет театров в более узком смысле... Мы ведь уже работали со Славой Иноземцевым (он импровизировал на ходулях) и даже с японским театром "Буто"... Мы вообще любим придумывать "зрительные" вещи: дрова, например, порубить...
А.Ш.: Символы наши тоже используем: керосиновая лампа... Я очень часто сухие цветы задействую. Однажды мы раскидали в "Реакторе" камышовый пух, после чего замкнуло усилители...
Л.П.: Как-то у меня была целая корзина "пазлов" с картинами Босха. Я кричал: "Люди! Босх! Кому Босха?" А потом просто раздавал каждому по нескольку кусочков со словами: "Каб кароука цялiлася. Каб дзеткi радзiлicя..."
А.Ш.: Когда мы ездили в Москву, то прихватили с собой наше белорусское сено. И так приятно было, что оно именно отсюда, а не с какой-нибудь московской окраины, что его привезли, а не насобирали на месте (казалось бы, чего уж проще?). А если бы вы видели эту неимоверную радость в людских глазах, когда им что-то даришь...

— А вот было такое, что... ну не прет сегодня цветы разбрасывать, представление устраивать, Босхом кидаться? Вот как тогда? Что с настроением делать?
Л.П.: Я обычно чувствую до концерта, что "в этот раз я буду просто играть". Подобное, правда, происходит редко. И хорошо, когда где-нибудь за неделю.
А.Ш.: Иногда из-за настроения у нас планы меняются чуть ли не за пятнадцать минут до концерта. Мы решаем, будет ли импровизация, или же свести ее до уровня "минимум". Случается и так, что у нас прямо перед выходом рождаются новые песни. Такие маленькие шедевры, которые мы сразу же и исполняем.
Л.П.: Я заметил одну интересную штуку: если перед выступлением у нас настроение не очень, то сам концерт получится отменным.
А.Ш.: Вполне возможно, что это иногда помогает выместить агрессию.
Л.П.: Но в подобном случае все песни звучат по-новому. В них открывается совершенно неожиданная энергетика...

— Прекрасно. С "театром" разобрались. Теперь об "одном актере". Согласны с этим? Нет? Почему?
Л.П.: На сцене одновременно присутствует довольно много музыкантов. И, возможно, такое представление у людей сложилось только из-за того, что лишь один из них прыгает. С удовольствием, причем. Получается, что основное (первое) внимание зрителей уходит на него... Хотя сейчас у нас и других актеров хватает. Например, Егор Забелов (баянист) или Иван Жук... Кстати, последний действительно на сцене впадает в некоторое беспамятство. Сцена и музыка — это ведь уже другое измерение, иная физика... Джимми Хендрикс вон тоже в жизни был тихим и скромным мальчиком, а на концертах гитары жег.
А.Ш.: Я думаю, есть и другие причины. Ведь именно из-за Лени и появился НАГУАЛЬ и потом стал набирать... активность. В любой группе часто есть какой-то идейный вдохновитель. Но ведь это же все равно... группа. А "театр одного актера" — это когда за спиной у тебя нет никого и ты сам себе музыкант, сам себе певец, сам себе актер... если не ошибаюсь, так это должно выглядеть
Л.П.: В последнее время мне все больше и больше кажется, что теперешний состав группы НАГУАЛЬ — это как... салат "Оливье". Удачно и вкусно подобранные компоненты. Кроме того, что все музыканты — отличные профессионалы, у них еще есть ответственность за то, что происходит на сцене и с их музыкой вообще. Есть всеобщее переживание дела. Раньше музыканты менялись часто. Постоянно появлялись новые инструменты. В этом-то и был определенный плюс "нетвердого" коллектива — не успевали надоесть звуки. Но сейчас мы уже год играем одним и тем же составом... и все равно не надоедает.



ОСА Фото предоставлено группой

© 2005 музыкальная газета