статья


Лицей
“Лицейские” времена белорусской синт-поп-музыки

ЛИЦЕЙ — это не российская девичья группа с песней про "свет твоего окна". ЛИЦЕЙ — это старейшая белорусская команда, которая начинала играть синт-поп еще в конце 80-х годов прошлого века. К сожалению, коллектив этот успел записать только один полноценный альбом. То ли времена были сложные (ломка целой страны, целой системы), то ли музыканты не поверили в свои силы, то ли эта музыка появилась слишком рано на молодом белорусском рынке (быть первыми всегда очень тяжело!), но группа распалась после выпуска дебютного альбома. Оставив, однако, после себя яркий след в истории белорусской электронной сцены. Поэтому предлагаем вашему вниманию интервью с Павлом Булатниковым, который в 1989 году стоял у истоков создания ЛИЦЕЯ и который на сегодняшний день выступает в составе ЛЯПИСА ТРУБЕЦКОГО.

— Похоже, вы первыми начали играть техно-поп (синт-поп) в Беларуси. Что подвигло вас создать коллектив, который играл бы подобную музыку? Как вы сами себя позиционировали, в каком стиле играли?
— Мы не только в Беларуси, но и вообще в "совке" стали первыми играть техно-поп. Если вспомнить ТЕХНОЛОГИЮ, то она появилась позже. Дело в том, что мы с подросткового возраста зафанатели от DEPECHE MODE. Количество ее фэнов тогда было еще не таким большим, как сейчас. Нас было не очень много. Но нашлось несколько единомышленников, которые решили попробовать играть подобную музыку, хотя мы не копировали DEPECHE MODE, а старались создать что-то свое. Как оно получилось (не копировать) — вопрос спорный, но мы пытались. Если говорить о стиле, то мы так и считали, что играем техно-поп. На открытие нового направления не претендовали.

— А в каком году это произошло? Я так понимаю, что процесс формирования музыкальной группы был длительным?
— Это был 1989 год. С Егором Стражевичем мы учились в одном учебном заведении — Минском училище искусств и культуры. Изначально в группе нас было двое. Позже появился Юра Геврасев, который учился там же и тоже являлся поклонником творчества DM. Так что процесс был не очень длительный.

— Кстати, по сколько лет вам было в то время?
— Мы с 72-го. Вот и считай.

— Какие инструменты вы использовали? На чем начинали делать музыку? Не на компьютерах — они тогда были дорогими игрушками?..
— Мы использовали клавишные. Первую продукцию мы делали на Roland D20, позже — на Korg M1 (если я ничего не путаю в названиях моделей).

— Почему было выбрано такое название для группы — ЛИЦЕЙ? Какие варианты были еще?
— Это было так давно, что я уже и не вспомню всех вариантов. На тот момент слово "лицей" было еще не избитым. И с другой стороны, с претензией на интеллигентность. Кстати, женской группы ЛИЦЕЙ тогда еще не было.

— Кто был композитором и автором текстов?
— Английских текстов — Геврасев, русских — Стражевич, музыку писали они оба.

— А вы были вокалистом?
— Вроде того. Вообще, вокалистами были мы оба со Стражевичем. По современному, кстати, нас назвали бы "фронтменами".

— Песни вы исполняли на русском и английском языках? Выбор английского был обусловлен тем, что DM пели на английском?
— Да, песни были и на русском, и на английском языках. А выбор английского был обусловлен тем, что у Юры Геврасева были готовые песни на английском. По-английски пели не потому, что DM пели на нем. Просто нам тогда казалось, что песни на английском могут быть интересны слушателям СССР. Ну, и опять же, дальний прицел на Запад... Очень дальний (улыбается. — Прим. авт.). Как показала практика, мы ошибались. Время песен на английском на постсоветском пространстве пришло позже, гораздо позже… Если пришло.

— Какой материал вы успели записать? Расскажите о своей дискографии.
— Был один полноценный альбом. Записывали его в Риге. Как раз во время путча: видели низколетящие вертолеты и БТР'ы с солдатами, слышали стрельбу по ночам. Оказались, так сказать, в гуще событий. Выступили мы впервые в Питере на каком-то фестивале. После него нам и предложили запись в Риге. После этой записи какие-то люди в Риге услышали наш материал и предложили нам поучаствовать в очень крупном фестивале "Звездный дождь" в Риге в 90-м году. После него нас разыскивал через "МузОбоз" Иван Демидов для эфира Первого канала. Сотрудничество с Демидовым не сложилось, не согласились мы на его условия. После фестиваля фирма Мелодия предложила выпустить нашу пластинку. И вообще, на горизонте маячили золотые горы. Но после моего ухода из группы все контракты между группой, Первым каналом и Мелодией были разорваны. Почему — не знаю.

— Как в то время можно было узнать о вашем творчестве? Согласитесь, в начале 90-х пиарить себя было сложнее.
— Единственная возможность показывать свои песни у нас была через белорусское проводное радио, благодаря Юрию Решетникову и его передаче (к сожалению, забыл ее название), который, кстати, помогал и с записью первых песен. Тогда это была единственная передача в стране, которая рассказывала о музыке — и нашей, и западной. И пользовалась огромной популярностью у меломанов. За что Юрию огромное спасибо!

— "Би-Эй" вы уже не застали, коллектив распался?
— Да. Во времена "Би-Эй" у нас с Геврасевым уже был другой проект — BAD INFORMERS, который благодаря хорошему знакомству с Дроздовым и Штерном периодически бывал в эфирах "Би-Эй" и "Авторадио".

— Выступали ли вы перед публикой на сцене?
— Было время, когда мы оказались востребованы во всех "солянках" в Беларуси. Много ездили по фестивалям по всему Союзу. Это с ЛИЦЕЕМ. А с BAD INFORMERS успели поиграть во всех, открывающихся в тот момент, минских клубах.

— Как вы считаете, тогда ваше творчество, как техно-поп-группы, было востребовано у нас?
— Поклонников на тот момент у техно-попа, в принципе, было немного у нас в стране. Хотелось большего.

— Делались ли попытки выйти на зарубежного слушателя в рамках ЛИЦЕЯ?
— Юрий Решетников предпринимал какие-то попытки, но куда конкретно он обращался — не помню. Да и в принципе, на Западе тогда не было интереса к советской техно-поп-музыке. Люди интересовались только матрешками и перестройкой (смеется. — Прим. авт.).

— А какую музыку вы представляли в BAD INFORMERS? Кто участники и прочее?
— Участники — я и Юра Геврасев. Музыка — тоже техно-поп, но только пожестче. На подтанцовке у нас были девушки в стилизованных школьных платьях с чулками. Очень экстравагантно все это смотрелось.

— Как вы сегодня оцениваете свое творчество в составе ЛИЦЕЯ и BAD INFORMERS?
— С улыбкой. Это были первые попытки заниматься музыкой вообще. Но вспоминать об этом весело и приятно. Это была юность. Была уверенность в своих силах (иногда переходившая в самоуверенность) и вера в то, что наше дело правое (грустно улыбается. — Прим. авт.).

— Следите ли вы сейчас за синт-поп-сценой республики? Может быть, общаетесь с кем-нибудь из музыкантов?
— К сожалению, нет. Вообще, не очень много времени следить за белорусской музыкой — много времени приходится бывать на гастролях, вдали от родины.

— Сейчас в Республике наметился интерес к подобной музыке, этому способствует ряд причин: деятельность фан-клуба DEPECHE MODE, приезд CAMOUFLAGE в прошлом году, постоянные публикации в СМИ про отечественных исполнителей, появление новых коллективов, таких как ATLANTICA, АНОНИМКА и др. Нет желания влиться в эти процессы, может быть, с сольной программой? К тому же, на мой взгляд, ваше участие в белорусском трибьюте DEPECHE MODE было весьма продуктивным.
— Спасибо за комплимент. Сами мы записью не очень довольны — все делалось впопыхах. Но, говорят, что моя идея использовать духовые инструменты в песне Question Of Time очень понравилась Дэйву Гэхану. И, вроде бы, (по слухам) именно после нашего трибьюта группа Дэйва стала использовать духовые инструменты в своих концертах. Если это так, то нам очень приятен этот факт!
По поводу сольного творчества — нахожусь в творческом поиске, ищу, куда приложить свои силы. Если есть хороший материал и сильные авторы — можем попробовать посотрудничать. Если есть хорошие авторы среди читателей газеты и посетителей портала www.depechemode.by, то я буду рад, если они выйдут на меня. Для плодотворного сотрудничества — к радости обеих сторон.

— О'К, будем иметь в виду! Спасибо за беседу!
— И вам спасибо! Всего хорошего! Всем привет от "Детей Солнца"!

Фото предоставлено музыкантом



Максим ГАЙКО

© 2005 музыкальная газета