обзор


Ulis
Краіна доўгай белай хмары

Краіна доўгай белай хмары
(c) 1990 ULIS
(p) 2004 БМАgroup
11tks/55mins

В то время, как всесоюзная фирма Мелодия увлеченно и регулярно нарушала планы выпуска белорусских фонографических изданий (а ведь Беларусь имела в этом предприятии свою долю), наши музыканты вынуждены были искать успеха за рубежом. Вот и этот альбом белорусской группы ULIS, названный “Краіна доўгай белай хмары”, впервые вышел на варшавской фирме Polskie Nagrania. Причем, второй раньше первого месяцев на шесть.
Правда, долгое время приобрести диск не могли ни польские белорусы, ни местные, поскольку дистрибьюцией всего тиража занимались немцы (тогда еще из так называемой Западной Германии). Весь сбор от продажи первого тиража пошел в фонд помощи жертвам чернобыльской трагедии. А позже были отдельные выпуски и для Польши, и для отечества (то винилы, то кассеты). Наиболее соответствующим духу времени оказалось переиздание лейблом “БМАgroup” этого альбома на компакт-дисках к 15-летию славного релиза.
Что касается музыкального материала на диске, то необходимо отметить здесь дальнейшее возрастание интереса музыкантов к мелодико-фонетическим особенностям белорусского языка, к более совершенным и утонченным аранжировкам. Все это вылилось и в попытки рок-осмысления фольклора. Обратите внимание, что два трека альбома (а раньше это было начала сторон A и B) начинаются с тонко прочувствованной реконструкции аутентичных народных песнопений (это удалось известной белорусской артистке, певице Татьяне Мархель).
После такого вступления лучше вживаешься в органичность образов песен “Кругі на вадзе”, “Добры напой”, “Радыё Свабода”. Есть в них и, так сказать, разбуженный белорусским мелодизмом национальный рок-шарм, и новая экзистенция современного молодого белоруса, которому предстоит еще понять новое для человечества чувство эмигранта на собственной Родине:
Ты не пачуеш нашай мовы,
Прасякнутай пахам зямлі...
Казалось бы, простые слова все того же Феликса Аксенцева из заглавной композиции альбома “Краіна доўгай белай хмары” в контексте его конструкции воспринимается как катарсис, очищающий и дарящий надежду.
Немало углубляет содержание альбома и переосмысление библейских образов, построение из этих кирпичиков общечеловеческой мудрости своего здания миропонимания (композиция “Ерусалім”). Такой подход делает музыку ULIS полной тепла и света, христианской доброты:
Час кідаць камяньні,
Час глядзець на іх,
Час зьбіраць...
Последние строки из композиции “Брама жыцьця” воспринимаются как квинтэссенция философских поисков музыкантов, как невидимая аура, над которой во время прослушивания альбома не перестает витать голос Татьяны Мархель.
Надо отдать должное виртуозным инструменталистам ULIS -- гитаристу и композитору Вячку Кораню, вокалисту Андрею Патрею, басисту Сержуку Кравченко, барабанщику Сержуку Кнышу, заменившему тогда Шевандо да оживившему ностальгию по БОНДЕ (ведь их уже трое) и перкуссионисту Валерию Циницкому (...четверо), текстовику Феликсу Аксенцеву. Все они приложили немало усилий ради того, чтобы не только появился первый белорусский рок-диск, но и стал он явлением национальной культуры. Волею судьбы он стал даже явлением интернациональной фонографии.
Нельзя забыть в этой связи и художника Андрея Дорохина, который со вкусом оформил конверт винила, а CD-издатели просто интеллигентно повторили его подвиг. В то время музыканты особенно гордились, что все надписи на диске (и польские, и белорусские) впервые были сделаны латинкой. Если помните, Молдавия как раз тогда и вернулась к латинке, а белорусы... так и остались в кириллице (не считая N.R.M.). Но первым был ULIS.
Следует добавить, что это CD-переиздание, как стало уже традицией, не осталось без бонусов. К полной программе польского винилового диска, сохраненной в идеальном цифровом формате, добавлено несколько видеозаписей группы ULIS с самого первого “Басовішча” и даже фрагмент «живого» выступления первого менеджера коллектива Яна Максимюка.



В. Мартыненка

© 2005 музыкальная газета