статья


Slang
на языке хард-рока

Окончание. Начало в МГ №1

— То есть у вас так не получилось, что перед тем, как войти в студию, вы имели уже полностью отработанный материал, который оставалось за несколько смен всего-то и записать?
С.Ф. Не-ет, мы проработали в студии несколько месяцев…
А.Н. Что касается партий баса, клавишных, очень много приходилось переделывать прямо на ходу. Это касается и аранжировок.
С.Ф. Но это была настоящая профессиональная школа. Честно признаюсь: вначале было даже страшно. Когда я поначалу выходил к микрофону и слышал этот сырой звук — было очень неуютно. Но потом работа cтала приносить настоящее удовольствие.
А.Н. Доходило до того, что группу приходилось порой толкать просто в одно место. Чтобы добиться нужного результата. Ведь у меня было такое ощущение, что ребята просто боялись студии. Они иногда искали всяческие отмазки, только чтобы сегодня не записываться, под любым предлогом. И приходилось тогда элементарно диктовать: все, парни, сегодня мы пишемся такими, какие мы есть!
С.Ф. Опять же: спасибо Леше Зайцеву, который сумел выдержать наш такой дурдом и позволил что-то сочинять прямо в студии чуть ли не за его счет. Мы, конечно, переработали оговоренное с ним время, но он, было такое ощущение, проникся тем, что мы делаем, очень нам помог, и так получилось, что мы по-настоящему творили в студии.

— А можно ли в таком случае называть этот ваш студийный опыт неким переломным моментом в биографии коллектива?
А.Н. Да, наверное. Можно говорить о том, что группа в целом поднялась на новую качественную ступеньку.
С.Ф. Мы просто задумались о культуре звука. Культуре аранжировок. Одно дело, когда поешь, играешь "в пачке", и все в целом, вроде бы, звучит прилично, а другое, когда каждая партия прописывается отдельно. Лично я понял, как нужно работать с микрофоном, чтобы не уплывали окончания фраз. Мы вышли из студии совершенно другими.

— Павел Ткачев, басист вашего первого состава, по возрасту был младше вас. Не по этой ли причине вы с ним расстались?
С.Ф. Наверное, да. Он все-таки слегка вываливался из коллектива по мировоззрению, менталитету.
А.Н. Мы с ним не расставались. Он, скорее, сам ушел. А так мы работали с ним достаточно долго, планомерно и терпеливо. Сегодня поиски басиста продолжаются. Мы сыграли презентацию альбома с Русланом Правдой (экс-КРАМА), сегодня играем с Игорем Ковалевым (экс-АКЦЕНТ). Игорь, правда, также несколько другой человек, поскольку всю свою жизнь жил только за счет музыки. В отличие от нас.

— В мировой практике принято, что на записи, концерты приглашают музыкантов со стороны. В записи первого вашего альбома такие специально приглашенные музыканты участвовали. Будет ли продолжена подобная практика?
С.Ф. Лично я только за это!
А.Н. Я также не вижу никаких проблем. Ведь все делается во благо и во имя музыки. Если кто-то из музыкантов может привнести в нашу музыку что-то свое, то почему бы его не пригласить?
С.Ф. Каких-то конкретных планов нет, потому что мы все-таки ориентируемся на собственные силы. Но вот помощь того же Света, пусть и в одной песне, была настолько к месту, что песня стала именно такой прежде всего благодаря ему. Его губная гармошка, блюзовое фоно — это все украсило песню.

— Мы уже затронули в разговоре наши "форматнутые" радиостанции. А вам лично не обидно, что вы сделали продукт, есть такой совсем недурной коллектив, а для широкой публики он остается малоизвестным?
А.Н. В какой-то степени, конечно, обидно.
С.Ф. А вот я в этом плане совершенно нормально оцениваю и нас самих, и нашу музыку. Она непопулярная и совершенно нормально, что ее не будут слушать тысячи и тысячи человек. В стране есть сложившиеся вкусы, предпочтения, и мы все-таки изначально знали, на какой путь становимся. Единственное, на что мы надеемся, что количество людей, желающих чаще слушать такую музыку, будет расти. Прежде всего за счет молодежи.
А.Н. И оно действительно растет. Вот на концерте в честь дня рождения Джими Хендрикса я это наглядно ощутил, когда мы общались с молодыми, которым, возможно, не было и 25 лет. Я просто поразился, когда услышал от них: да SLANG у нас давно уже у всех на компах висит! Мы его давно слушаем! И я подумал: блин, да где же они записи-то взяли?! Можно понять друзей моего сына, у которых наши записи есть уже давно. Но здесь...
С.Ф. Как говорится в маркетинге, мы ориентированы на прирост рынка. Но не на сам рынок. Рынок имеющийся таков, что потребитель нас не "схавает". Но приятно то, что молодежь сегодня опять возвращается к року, начинает его слушать, наверное, это вообще такая общемировая тенденция, потому что опять стали появляться популярные именно рок-коллективы, ими заинтересованы радиостанции, телевидение. И поэтому, когда мы позиционировали свой компакт, то определяли так: такую музыку слушают люди, которым далеко за 30 и которые испытывают некую ностальгию по подобной музыке, и те, кому меньше 20, которые являют собой представителей новой, молодой волны любителей рока. Те, кому за 20 лет, — это уже все-таки не наша публика, поскольку их вкусы сформировались на диско, на первых образцах этой дешевой российской попсы. Нет, мы к ним нормально относимся, все-таки у каждого своя система ценностей.

— Александр, а ты как-то говорил, что вы собирались и клип снять…
А.Н. Мы по-прежнему собираемся это сделать, но пока есть проблемы…
С.Ф. Вот когда у нас была денежка, то поначалу планировали клип. Но потом прикинули: лучше мы за эти деньги все-таки пристойный диск сделаем поначалу. А когда диск сделали, то увидели: а на клип-то уже ничего не осталось. Но если найдем деньги, то и клип снимем.

— А когда придумывали название, то какой смысл закладывали в слово SLANG? Это слэнг чего?
С.Ф. Никто не знает. Видимо, вот сейчас мы это и попробуем сформулировать. Я пришел, мне сказали: SLANG. И все! Саша вот, вроде, что-то и знает, но всегда объясняет по-разному и путано. То это у него название любимого альбома DEF LEPPARD, то говорит, что это слияние разных стилистик... Да бес его знает! Вот как-то назвали корабль, он и плывет себе потихоньку. Когда записывали диск, даже думали о том, чтобы на рынок выйти под другим названием. Но потом решили ничего не менять. Каждое слово имеет свой смысл, но с течением времени каждое название обрастает связанными с ним действиями. "Мерседес" само по себе практически ничего не значит, а вот то, что было сделано под этим названием, несет в себе очень много. Или DEEP PURPLE — чушь полная! Но музыка сделала из этого сочетания слов Нечто!

— Практически каждый из вас имеет свое дело. А по отношению к собственной группе у вас бизнес-план существует?
А.Н. Что-то подобное мы рисовали уже несколько раз, и в принципе такой план существует. Но в реальности следовать ему очень непросто, хотя бы потому, что для его осуществления элементарно не хватает финансирования. И именно поэтому пока не получилось все так, как нужно было сделать.
С.Ф. Есть еще одно "но". Мы сейчас вышли на такой уровень, когда, если поднапрячься, можем стать музыкантами. Но при этом у всех у нас свои дела, полный рабочий день, семьи. И мы понимаем: да, можно было бы, но одновременно боимся переходить на новый уровень. Нам очень непросто сегодня сесть в автобус и сделать хотя бы небольшой тур по Беларуси. Пока что мы можем себе позволить, договорившись, пойти вечером в какой-то клуб поиграть, но вырваться куда-нибудь на неделю — это уже проблематично. И если попробовать заглянуть в будущее, то лично для себя я вижу ближайшую, основную цель в том, чтобы SLANG стала просто хорошей студийной группой. Сделать следующий альбом цельным, добротным, сильным, но не зарабатывать при помощи активной концертной деятельности.

— А сайт ваш живет?
С.Ф. Он будет жить, когда окончательно родится. Материал есть.
А.Н. Да, сайт разработан, но еще не закончен. Мы раскошелились и зарегистрировали свой домен slang.by. Сайт для нас делает опытный, стильный человек.

— А с кем из числа белорусских коллективов, кроме MOJO BLUES, с которым вы дружите, вам хотелось бы сыграть совместный концерт?
С.Ф. Нам тут на днях сказал представитель одной из радиостанций: “Не знаем, с кем вас поставить, потому что ничего похожего в белорусской музыке сегодня нет”. Вот раньше было проще: АКЦЕНТ, 7 ГЕРЦ. А сегодня мы сами просто не знаем очень многих групп, поскольку нет в стране такого фестиваля, где можно было бы услышать всех. Жалко…
А.Н. Из российских хотелось бы сыграть с БИ-2, СПЛИНОМ.
С.Ф. А вот я бы с удовольствием сыграл с группой СУЗОР'Е.
А.Н. Вот! У нас в Беларуси выпущено уже несколько трибьютов, но я считаю, что белорусские музыканты обязательно должны сделать трибьют группе СУЗОР'Е. В плане того, что сделала эта команда, нельзя допустить, чтобы она ушла в никуда. Их уже не собрать, но Володя Пучинский должен сделать все, чтобы поднять материал, заинтересовать сегодняшние группы.

— Так почему бы вам самим не сделать первый ход и не включить в свой репертуар пару песен из числа тех, что исполняла группа СУЗОР'Е?
С.Ф. С удовольствием! Я считаю Нелли Денисову одним из своих заочных педагогов.
А.Н. Я думаю, что мы это точно сделаем. И попробуем пригласить для совместного выступления тех музыкантов бывшего СУЗОР'Я, кто еще есть в Минске.



Дмитрий ПОДБЕРЕЗСКИЙ

© 2005 музыкальная газета