статья


Корень, Вячеслав
О наболевшем, или Обо всем помногу 2

Все началось с того, что музыкант устал. От хамства, лжи и того, что происходит в белорусской музыкальной журналистике. А продолжилось все попыткой объяснения своей точки зрения, претендующей хотя бы на то, чтобы быть понятой. В конце концов, музыкант имеет основания быть правым. Моим собеседником по нескольким больным темам стал Вячеслав Корень, лидер легендарной группы ULIS, после первых двух альбомов которой, по некоторым данным, в белорусской музыке фактически ничего хорошего не происходило.
И опять же поговорить нам удалось о многом. А в частности…

…о музыке

— Все чаще на страницах прессы, в Интернете говорят о каком-то жутком упадке в белорусской музыке. Неужели это действительно так?
— Когда журналисты заявляют, что белорусская музыка находится в упадке, это не проблема музыкантов, это проблема журналистов. Ведь чтобы узнать, в каком состоянии находится белорусская музыка, нужно очень сильно этим интересоваться, причем не только музыкой в Минске и других городах Беларуси, но и современными мировыми тенденциями. И не на Востоке, а на Западе, потому что восточный шоу-бизнес убил творческие начинания и превратился в делание денег.

— Каково вам осознавать, опять же с подачи чужого мнения, что то, что вы делаете сейчас, реально хуже сделанного в начале 90-х?
— Говорят, белорусская музыка якобы в упадке, потому что никто не дотягивает до уровня начала 90-х годов, когда выходили первые альбомы КРАМЫ и ULIS. Я могу сказать, что по тем временам группа ULIS делала точно так же альтернативную музыку, как делают ее многие музыканты сейчас ("андерграунд в андерграунде", как назвал это один журналист). На тот момент нам многие говорили, что это непонятно и надо играть так, чтобы это была коммерческая музыка. Напомню, тогда, пятнадцать лет назад, коммерческой музыкой считался ЛАСКОВЫЙ МАЙ. Их пластинки даже в Польше очень хорошо продавались. А о том, что старый ULIS лучше теперешних белорусских рок-групп, могли бы нормально рассуждать только те люди, которые в то время присутствовали, слышали это, видели ту ситуацию конца 80-х — начала 90-х. А не те, которые только просто слушали какие-то переиздания. От себя могу сказать, что современные белорусские группы ничем не хуже групп того времени и даже лучше, так как играют современную рок-музыку.

…об андерграунде и массовом продукте
Двадцатилетние сейчас должны быть безбашенными, пускаться в авантюры, которые могут не соответствовать общественным канонам… А они, как старые люди, жалуются и советуют, что в Беларуси надо делать не андерграунд, а массовый продукт. Мне кажется, что эти люди не пытаются вникнуть в суть, не понимают формы и считают, что если непонятно — это значит плохо… Они практически лгут и наносят вред людям, которые изо всех сил в этой ситуации пытаются что-то сделать, и при этом не уважают своих читателей. Иногда хочется сказать таким журналистам: ребята, не мешало бы вам самим что-то сделать. Напишите стих, рассказ или сценарий, а после этого, может быть, вам откроется, как сложно что-то новое делать и как неприятно, когда кто-то не понимает этого и говорит, что это плохо.

"Массовый продукт" — это обидное понятие для людей, которые занимаются творчеством. Это прерогатива ремесленников, которые не могут думать, но умеют что-то очень хорошо делать… А если бы все творческие люди руководствовались советом создания "массового продукта", то не было бы ни Ван Гога, ни Дали, ни Моцарта, ни Баха, ни POLICE, ни U2, ни DOORS, ни PINK FLOYD... Было бы только одно направление в искусстве, ничего нового. Прогресс основывается на людях, которые пытаются сломать каноны. Которые пытаются уйти от массового продукта, пытаются понять то, что непонятно другим. Если бы все руководствовались стремлением к массовому продукту, Земля до сих пор была бы плоской, а физика Ньютона неоспоримой. Поэтому обидно за молодых людей, которые не могут понять этого. Фактически это прерогатива старых людей: обычно именно они брюзжат и утверждают, что молодежь ничего не умеет. Очень странно, когда молодые люди говорят как старперы.

…о шоу-бизнесе
— Негативно оценивая понятие "массовый продукт", как вы относитесь к понятию "шоу-бизнес"?
— Без шоу-бизнеса практически невозможно существовать. Потому что людям, которые занимаются творчеством, нужно зарабатывать деньги, чтобы существовать. Шоу-бизнес, как и любой бизнес, должен помочь зарабатывать деньги. Но с другой стороны, есть шоу-бизнес, а есть извращенный шоу-бизнес. И мне бы не хотелось, чтобы в Беларуси появился как раз таки извращенный его вариант. Московский шоу-бизнес построен на людях, которых вытащили и сказали им, что и как делать. Это всяческие "Фабрики звезд". Если это творчество, то только на потребу публики, которая, как известно, все схавает. А у Беларуси своя дорога в шоу-бизнесе и в рок-музыке. Беларусь более европейская страна, чем Россия.

— Но в любом случае, Беларусь пришла к такому моменту, что шоу-бизнес нужно создавать. То же "Евровидение" это показало. На кого нам ориентироваться? Выбор сразу падает на Россию…
— Хорошо, вот "Евровидение". Но как мы можем ориентироваться на шоу-бизнес, который на этом конкурсе фактически ни разу не получил признания? Люди хотят видеть искренность. А то, что делают в России, — это подделка под нее. Поэтому российский шоу-бизнес на европейских и американских подмостках не имеет значения и не котируется. Гораздо больше котируется, когда у какого-то произведения есть душа. Неважно даже какая форма. Она может быть непонятна и даже корява. Но если там огромное содержание, то это всегда выигрывает. Мы играли на западных сценах, и могу сказать уверено на 100 процентов: мы играли бок о бок с профессиональными музыкантами из разных стран, которым мы и в подметки не годились, но из-за формы их игры страдало содержание. Фактически души больше было у нас — и публика воспринимала нас лучше, хотя и играли мы хуже.

…о журналистике
— Вы как-то оговорились о негативной тенденции, которая определилась у нас в журналистике, в частности, в рок-музыкальной журналистике…
— Я имел в виду то, что замечаю, как многие люди, может быть, сами не подозревая этого, наносят вред белорусской молодежной культуре, делая себе имя или карьеру. Эта тенденция наблюдается не только в журналистике, но и у всех молодых людей, сформировавшихся после 90-х годов.
Наблюдается также тенденция бездумного отношения к материалу. Журналисты считают, что не нужно думать, вникать в суть происходящего, незачем пытаться увидеть в другом такого же, как и ты, человека. Со своими проблемами, болью, радостью, душой, сердцем. Для этих молодых людей кроме них самих никого не существует. Я замечаю к тому же, что эта молодежь, воспитанная в 90-х, жестока и беспардонна. Ни в коем случае нельзя думать, что вы — "центр земли", каждый человек — индивидуальность, и такой же, как и вы. Это не я сказал. Этому учил Христос. Не считаясь с этим, нельзя ничего конструктивного сделать.
Нужно помнить о том, что в нашем информационном вакууме любое негативное высказывание наносит большой вред. Поэтому хотелось бы, чтобы было как можно больше позитивной информации про белорусскую музыку. Наши же молодые журналисты занимаются тем, что пытаются на костях других сделать себе имя. Но нельзя ведь рубить сук, на котором сидишь! Не будет музыкантов — не будет и музыкальной журналистики.

— Но, может, сделать скидку на то, что журналисты работают на голом энтузиазме?
— Господа, а за что вы можете получать деньги? Если вы не пытаетесь профессионально вырасти, понять суть вопроса. О каком энтузиазме вы говорите? Энтузиазм оболгать? А знаете ли вы такое слово, как ответственность? Знаете, что такое думать, вникать, анализировать, уважать, отвечать за каждое свое слово? Задумывались ли вы о том, что вранье, которое так щедро рассовывается в газеты, журналы и Интернет, может не только обидеть, но и сломать жизнь? Неужели мы живем по закону джунглей: каждый сам за себя? А как же "возлюби ближнего своего, как самого себя"? Или кому-то этого еще не понять? Но потом понимать это будет уже поздно.
Журналисты забыли, что они создают общественное мнение. Людям навязывается мнение, что в Беларуси нет творческих личностей, в Беларуси нет музыки и рок-музыки в частности. Может, я чего-то не понимаю? Может, это заказ? Может, они работают на российский шоу-бизнес. Потому что такими заявлениями они фактически освобождают нашу сцену для российских групп, которые ничем не лучше, а в некоторых моментах даже хуже.

— Вот вы говорите, журналисты лгут. В чем эта ложь проявляется?
— Мне не хотелось бы приводить какие-то конкретные примеры. Солгать сегодня вообще-то очень легко. Информационный вакуум, малое количество концертов — в этих условиях на любую группу можно сказать, что они не умеют играть, на них никто не ходит — никто не проверит этого. Единственная необдуманная статья может создать группе отрицательный имидж. Можно взять любого музыканта, написать о нем все, что хочешь, и никто не сможет это опровергнуть. Я имею в виду ложь как необдуманность действий. У нас слишком часто делаются пустые заявления. А нужно бы вникнуть в суть, поговорить с музыкантом, о котором ты пишешь, прийти к нему на концерт. Важно понимать, что главные люди все-таки те, которые делают что-то своими руками, своей головой, на них держится земля, они двигают прогресс, а не те, кто пытается их критиковать и выезжать на их костях.

— А вы не боитесь того, что в вас полетят камни после этой статьи?
— Я иду на это сознательно. И даже знаю, что услышу в ответ: "Сам дурак!", "Давай объявим Корню бойкот!" — но очень обидно за белорусскую рок-музыку и тех людей, которые действительно на голом энтузиазме пытаются заниматься творчеством в нашей стране.

Фото предоставлено музыкантом


Анна ПРИМАКА

© 2005 музыкальная газета