статья


Крама
С новыми силами за старое

Погода не радовала, окружающая действительность тоже. Встретились с Игорем Ворошкевичем, вокалистом и композитором КРАМЫ, у метро. Тут же привлекли внимание молодого человека: "Сигаретой не угостите? Ой, а я вас знаю! Вы из КРАМЫ!.. А можно еще одну сигарету, для друга?" М-да, эк все меняется. В году так 96-м Игоря потянули бы пивом угощать, а сейчас вот — сигареты стреляют... Нужно срочно менять положение. Нужно взбунтоваться против слова "неформат", против запретов со стороны власть имущих. Нужно вернуть все на круги своя. А для этого — побаловать слушателя новым материалом. Но если и не совсем новым, то хоть плохонько так забытым старым. О том и речь.

— 5 декабря КРАМА дает концерт во Дворце профсоюзов. Он приурочен к выпуску чего-то нового от группы?
— Изначально это должна была быть презентация нового альбома КРАМЫ "The Best". Но мы не успели его напечатать, нарезать диски. Запись-то готова, но так как мы слишком аккуратно делали работу, то подзадержались. Я сам следил за звуком на "The Best". Сам являлся продюсером записи, крутил ручки на гитарных усилителях. Я не был диктатором, но просил сделать так, как мне надо. И оно у меня получилось. А 5 декабря состоится презентация других альбомов. Этот год у КРАМЫ получился годом выхода альбомов со старыми песнями. Один из них — это концерт в Новополоцке 1996 года, который попался мне случайно. В прошлом году мы поехали туда на концерт. Ко мне подошел один парень со словами: "Вы меня, наверное, не помните. Но когда-то вы здесь играли с группой СТОКС, и мы записали тот концерт, обработали, нарезали на компьютере диск". Он мне его подарил. Оказалось, что там очень удачный концерт. Удачный и по звуку, и энергетически. Доносит все то, что из себя представляет КРАМА. За свою жизнь я неоднократно слышал такую фразу: "Вот вы на концертах звучите классно, а на записях совершенно не то". И вот чтобы эти люди смогли услышать концертный КРАМ'овский звук, я и решил этот альбом выпустить.
А второй альбом — это инициатива Виталия Супрановича — он захотел переиздать наш англоязычный альбом "Vodka On Ice", который был выпущен в 1992-м или 1993-м году. Я, в принципе, особой радости по этому поводу не испытывал и не испытываю, потому что время англоязычной КРАМЫ давно прошло. Но если надо, так пускай люди услышат.

— В разного рода переиздания частенько включают что-то новое. Можем ли мы услышать новые песни от КРАМЫ?
— Там есть несколько бонус-треков. На диск вошли песни "Выпей со мной до дна" и "Каханне а шостай гадзiне". В альбом они, в его первое издание, не попали, так как англичане их забраковали по некоторым соображениям. Еще туда вошла "Enjoy the Silence" с трибьюта DEPECHE MODE, и, не знаю зачем, Виталь туда вставил две белорусскоязычные песни "Бяжы хлопец" и "Будзь разам з намi".

— Участие КРАМЫ в трибьюте DEPECHE MODE — это влияние симпатии к группе или дань моде на трибьюты?
— В свое время, в 80-е годы, у меня был период, когда я совершенно не слушал тяжелую музыку, я слушал новую волну, панк. Одной из моих любимых групп была и DEPECHE MODE. Может, еще и потому, что тембрально мой голос на то время совпадал с голосом Дэйва Гэхана. Не скажу, что мне все творчество этой группы нравится, но многие песни мне близки, в том числе и эта. Она нам досталась потому, что ее никто не взял. Что даже странно. И это, можно сказать, судьба. В общий диск мы, правда, войти не успели. Нас уже издавали отдельно. Да и вообще, DEPECHE MODE я считаю родоначальниками собственного стиля — это раз. Во-вторых, они ни на кого не похожи. В-третьих, они на протяжении всей своей музыкальной карьеры никогда не разочаровывали, всегда очень свежо звучали. Я их ставлю в один ряд с DIRE STRAITS, POLICE, U2, группами, которые в свое время сделали революционный прорыв. Они просто не похожи ни на кого. Самобытность и умение, несмотря на все перипетии, оставаться на плаву и звучать свежо — это важнейшие качества. Поэтому нам было приятно поучаствовать в этом трибьюте. Нам приятно было поработать и в "Песнярке", трибьюте ПЕСНЯРАМ. А вот история с N.R.M. вышла иной. При всем моем уважении к Лявону, я не являюсь поклонником их музыки, не разделяю их музыкальные идеи. Поэтому когда мне предложили участие в этом трибьюте, я просто отказался. А ПЕСНЯРЫ мне очень нравились. Правда, не все. Когда они полезли в эксперименты с большими формами, в джаз-рок, я их, в принципе, перестал слушать. Но я уважал, уважаю и буду уважать эту группу за первые три-четыре альбома. Они не то что бы повлияли на мой музыкальный вкус, но из отечественных групп только ПЕСНЯРЫ и ранняя МАШИНА ВРЕМЕНИ имели для меня значение. И они в некоторой степени определили мой выбор профессии музыканта.

— Но когда же можно будет получить что-то совсем новое от КРАМЫ?
— Мы выпустили одну песню в прошлом году — "Mein Faterland, Auf Wiedersehen". А остальной материал, к сожалению, лежит записанный на аудиокассеты лишь только потому, что пока нет текстов. Сейчас за тексты у нас отвечает Настя Гулак. Раньше это был Змитер Лукашук, но мы с ним немножко разбежались. Правда, он звонил недавно. Возможно возобновление сотрудничества. В принципе, вся проблема в текстах. Песен очень много, стилистически они очень разные. Их нужно будет как-то сортировать. Есть песни совершенно свежие, есть песни десятилетней давности, которые можно тоже спокойно делать, так как музыка, которую мы исполняем, традиционна и не устаревает. Вот я приобрел DVD ALMAND BROTHERS BAND. Группа эта очень популярна в США, собирает полные залы. И никто не спрашивает, почему они играют блюз-рок, а не хардкор. А здесь у людей другой менталитет. Ты должен всегда быть модным почему-то. Есть Курт Кобейн — значит, мы все должны быть "нирванисты". Есть LIMP BIZKIT — значит, все должны стать LIMP BIZKIT'ом. Я это не приемлю. Был период, когда я сомневался. Мне часто капали на мозги, вам надо это сделать, это… Я все это пережил, успокоился и понял, что на самом деле я остался прав.

— Вы все еще опасаетесь экспериментов со звуком?
— Я их не опасаюсь, я просто не знаю, что это такое. Я знаю, какой звук нужен именно этой музыке. Здесь экспериментировать нет смысла. Утяжелять гитары или все эти модные штучки вставлять электронные — не нужно. Мы в " Mein Faterland, Auf Wiedersehen" добавили в начале и середине немного техно-звучания, барабанов. Думаю, этого достаточно.

— КРАМА работает в русле блюз-рока. Но в вашем творчестве были и довольно-таки экспериментальные вещи, например, "Гомельский вальс", исполненный вместе с Ярмоленко. И где-то по времени после этой песни КРАМА стала исчезать из поля зрения. Песня оказалась для вас роковой?
— Где-то с этого и начались наши беды. С 1996-го года. Я думаю, это был пик популярности КРАМЫ. В этом году в здании Дворца профсоюзов проходило наше пятилетие. Был полный аншлаг. Человек 800 остались за пределами этого дворца. Там присутствовали и другие музыканты: Вольский, ПАЛАЦ… Мы тогда практиковали такое сотрудничество, "Слуцкую браму" вот вместе исполняли. Я думаю, что власть не то что бы начала бояться, но немножко заволновалась из-за того, что группа начинает раскручиваться. В итоге нас потихоньку начали душить. Нам не отдали запись этого концерта, снятую Белорусским телевидением. Но еще до этого, до концерта, был "Гомельский вальс". Песню показали несколько раз по телевидению, а в сам день концерта, 26 апреля, его должны были показывать на протяжении дневного эфира где-то раз десять. Ну и кто-то где-то заинтересовался, я даже догадываюсь где. Наверное, послушали текст, что-то там не понравилось, нашли, очевидно, подтекст какой-то. Все, и запретили. Мы пытались что-то делать, Ярмоленко пытался на то время решать какие-то вопросы, пока он не стал придворным музыкантом. Но сказали твердо — нет, эта песня запрещена. Потом история с пятилетием. И все — музыканты потихонечку стали бегать туда-сюда, у меня начались тоже проблемы, смерть отца… Это давняя история, но я все это пережил, хоть и был это очень сложный момент в моей жизни. 40-летний барьер, который кому-то удается безболезненно перемахнуть, мне спокойно преодолеть не удалось.

— Ну а сейчас настроение боевое?
— Настроение великолепное. Только я, как говорил Бендер, "слегка утомлен автопробегом". Я немного утомлен записью. Это не то что бы физическая усталость, но какое-то духовное опустошение. Мне сейчас не хочется писать что-то новое. Все наши силы отданы этому "бесту", к которому мы отнеслись как к записи нового альбома. У нас не было ощущения, что мы переписываем старые песни. Тем более что в записи участвовали Игорь Сацевич, Александр Сапега из APPLE TEA, были музыканты из оркестра Финберга, Александр Газизов, который играл в CЯБРАХ и РУБЛЕВОЙ ЗОНЕ. Я ему просто так вот с ходу по телефону предложил приехать в Барановичи и записаться. Он приехал, здорово отыграл, после чего был торжественно принят обратно в КРАМУ. На период с 1998-го по 1999-й он у нас уже играл. Но все это закончилось небольшим крахом. Вот сейчас человеку дается второй шанс. А в целом, группа уже укомплектована.

Фото Сергея ЧЕРВЯКОВА. Окончание следует


Анна ПРИМАКА

© 2005 музыкальная газета