статья


Абасова, Гюнешь
“В КРАМБАМБУЛЕ я становлюсь собой”

В переводе с турецкого имя Гюнешь означает "солнце". Для участников КРАМБАМБУЛИ Гюнешь действительно стала лучиком солнца, прорезавшим пасмурные тучи, которые постепенно сгущались над светлой мечтой о восточном альбоме.

— Дежурный вопрос: с чего все началось?
— Ну, наверно, со знакомства родителей (смеется. — От авт.). Сначала папа приехал в Беларусь, потом привез маму. Родилась я. Росла, росла, росла и выросла. А если серьезно, то стать звездой я никогда не стремилась. Я знала, что хорошо пою, я еще в школе в хоре участвовала. У моего папы тоже голос шикарный. Он не профессиональный певец, у него дар от Бога, наверно. Но моей мечтой была карьера переводчика. Я отлично знаю турецкий язык, потому что по национальности азербайджанка и наши языки очень похожи. А в школе я преуспевала в изучении французского. Но случайное знакомство с человеком из азербайджанской диаспоры привело к тому, что меня пригласили туда в качестве солистки — когда я пришла в диаспору, там уже была своя группа, были "живые" музыканты, причем все азербайджанцы. И мы стали готовиться к фестивалю национальных культур в Гродно. Вообще, суть фестиваля в том, что раз в два года в одно время в одном месте собираются представители всех 15 диаспор, которые существуют у нас в Беларуси. Фестиваль проходит на конкурсной основе, т.е. распределяют между участниками три места, награждают какими-то призами. В то же самое время в Барановичах я познакомилась с композитором Федором Жиляком, с которым у нас началась какая-то совместная работа. Он написал для меня пару песен, с одной из которых я взяла Гран-при республиканского конкурса "Ритмы молодости" в Бресте. На этом конкурсе в жюри сидел заслуженный артист РБ Олег Тиунов, который и пригласил меня в Молодежный театр эстрады. В основном я была конкурсная певица. Т.е. для меня заработать деньги можно было только участием в каких-то конкурсах. Спустя какое-то время Анатолий Иванович Ярмоленко пригласил меня работать в студию "Сябры". Там я проработала год.

— Почему рассталась с "Сябрами"?
— В "Белконцерте" было сокращение. Пришлось в срочном порядке уменьшать штат. Понятно, что Алесю никто не уволит. Так что под раздачу попала я. После этого я опять вернулась в театр эстрады, но уже под управлением Василия Петровича Раинчика. Хотя вот сейчас Анатолий Иванович опять приглашает к ним в студию.

— Но на данном этапе у тебя идет бурная работа с КРАМБАМБУЛЕЙ. Лявон уже открыл страшную тайну о том, что ни в каких кастингах ты не участвовала. Так что же было на самом деле?
— То ли в 2003-м, то ли в 2004 году я ездила на фестиваль "Золотой шлягер". Там я познакомилась с корреспонденткой Ольгой (к сожалению, фамилию уже не вспомню). После концерта все музыканты собрались в ресторане, где солисты развлекали друг друга исполнением своих песен. И я решила блеснуть и исполнить восточную песню "Меня зовут Гюнешь". Через некоторое время мне позвонила Оля и сказала, что есть такая команда КРАМБАМБУЛЯ и они ищут девушку моего типажа. Мы встретились в студии с Аней Вольской, я спела песню, и Аня сказала: "Будем работать".

— Какое было твое личное отношение к творчеству КРАМБАМБУЛИ до вступления в дружные ряды "рэп-сям'і"?
— Если честно, я до этого никогда не слышала имени Лявона Вольского. Я даже у друзей спрашивала: "А кто такой Лявон Вольский?" Все делали большие глаза, мол, как, ты не знаешь КРАМБАМБУЛЮ?! Сразу "Гасьцей" начинали напевать. А я действительно не знала. И вообще, изначально я не думала, что меня хотят взять в проект в качестве солистки. Знаешь, как это обычно происходит? Звонит кто-нибудь по телефону и говорит: "Гюнешь, вот нам надо прописать бэк-вокал". Когда Анечка сказала, что у них выходит восточный альбом, я подумала, что все, что от меня требуется, — прописать бэки на восточных песнях. Подумала: "Классно, денег заработаю". Спустя несколько репетиций я начала въезжать, что нет, похоже, я буду работать в проекте в качестве полноправной солистки. И когда я познакомилась с творчеством КРАМБАМБУЛИ, мне стало жутко. Нет, мне понравилось, но стиль был абсолютно не мой, я не понимала этой музыки. И первое время на самом деле было сложно.

— Как отнеслись ребята к появлению в их составе девушки "не из их тусовки"?
— Ребята отнеслись ко мне нормально, но настороженно. Наверно, это естественно, ведь я пришла, можно сказать, из другого мира. Такая восточная девушка, да еще и попсовая певичка. Теперь все просто здорово! У нас одна большая семья. Мы дружим, тусуемся вместе.

— То, что ты делаешь в Театре эстрады, кардинально отличается от того, что ты поешь в составе КРАМБАМБУЛИ. Смена стилистики исполнения как-то отразилась на тебе?
— Да. Я стала более уверенной в себе. Я знаю, что могу петь абсолютно разные песни. Знаешь, после концерта с НЕЙРО ДЮБЕЛЕМ я всем говорю, что мне уже ничего не страшно! На самом деле, очень интересно работать в разных стилях. Тем более, КРАМБАМБУЛЯ — это "живой" проект, и это захватывает еще больше.

— Какие-то предпочтения уже формируются?
— Мне гораздо ближе КРАМБАМБУЛЯ. Потому что то, что я делаю в рамках этого проекта, у меня в крови. Я знаю, что это мое родное. В моем блоке есть песня "Ayrilig", такая восточная вещь, очень тяжелая по вокалу. И когда я ее пою, я выкладываюсь на все 100%. Я вижу, как на меня смотрят зрители, и мне кажется, что они меня понимают. В КРАМБАМБУЛЕ я становлюсь собой.

— Я знаю, что ты сама пишешь и тексты, и музыку. В КРАМБАМБУЛЮ ты пришла тоже со своими песнями или восточный блок создавался общими усилиями?
— Да, я пишу сама песни, у меня вышел сольный азербайджанский альбом, куда вошли пять моих песен. Но в макси-сингл КРАМБАМБУЛИ, который сейчас готовится к выходу, бонусом войдет только одна моя песня с этого альбома, исполненная под гитару. В остальных случаях мы взяли народные азербайджанские песни, а аранжировки делали все вместе.

— Ваше знакомство с Сашей Куллинковичем вполне объяснимо. Но как родилась идея восточных мотивов в альбоме НЕЙРО ДЮБЕЛЯ?
— Саша сам предложил. Он показал мне песню, которая называется "Гузiк". На тот момент это даже была не песня, а просто "рыба". Саша предложил мне послушать и высказать свои идеи. Песня мне понравилась, но в итоге я спела совершенно другие вещи на альбоме. Это "Вольга" и "Танкi". Что касается последней, то я даже не знаю, почему Саше так захотелось услышать там восточные напевы.

— Страшно не было, когда соглашалась подпеть "дюбелям"? Все-таки КРАМБАМБУЛЯ и НЕЙРО ДЮБЕЛЬ по стилистике достаточно далеки друг от друга.
— Мы с Сашей только в КРАМБАМБУЛЕ и познакомились. До этого я про его группу ничего не знала, песен, естественно, не слышала. Музыку такую я вообще не понимаю. И на концерте публика была… не то что бы не моя. Меня хорошо принимали. Но я себя чувствовала чужой. Куллинкович там сам себе колбасится, а у меня такое ощущение, что я поднялась на сцену с видом побитого щенка, мол, можно я тут попою немного? Но, в принципе, все нормально. Весело.

— Помимо участия в разных проектах ты успеваешь заниматься еще и сольным творчеством…
— У меня вышел сольный альбом на турецком языке, но он предназначен, скорее, для азербайджанской диаспоры, которая живет в Беларуси. Женя Колмыков ухватился за эту идею. Мы с ним конкретно еще ничего не обсуждали, но он хочет донести этот альбом уже именно до широких масс. Его очень зацепила восточная тематика, что-то такое в духе Таркана, только в женском исполнении. Я еще толком не знаю, чего хочу. В ближайшее время хочу поработать именно с Женей. Возможно, плоды нашего совместного труда выйдут и за пределы Беларуси, в какие-нибудь восточно-азиатские страны. И, если честно, я хочу все-таки сольную программу, выступать именно как Гюнешь. Собрать свою команду, работать только "живьем".

— Но в ближайших планах у тебя все-таки стоит пункт под названием "Евровидение"?
— Это первое мое участие в отборочном туре на "Евровидение". В прошлом году в это время я была в Ялте. Если честно, я всерьез никогда об этом не задумывалась. А в этом году так получилось, что песня "Назови меня по имени" уже была готова. Ко мне в гости зашла моя подруга. Она студентка Института иностранных языков, очень хорошо знает английский. Я поставила ей песню, и она буквально сразу подхватила припев, но уже с переводом на английский язык. Получилось "Call My Name". Я попросила ее перевести всю песню. За час она перевела первый запев и припев. А у меня с английским большие проблемы, я ведь учила французский. И я стала что-то пытаться напевать. Подруга сразу оживилась: "У тебя такое хорошее произношение! Давай я с тобой поработаю, и сделаем песню на английском". На следующий день я пришла к Сергею Сухомлину, автору песни, сказала, что так и так, есть отличный текст на английском. И он предложил попробовать поучаствовать в отборочном туре на "Евровидение". Как раз мы успели все сделать до 1 ноября.
В этом году я участвовала и в отборочных турах "Народного артиста". Успешно прошла первый тур, а вот во втором, где в жюри сидела Лайма Вайкуле, меня отсеяли. Сказали, что чувствуется уже высокий наработанный уровень, т.е. им нужны менее профессиональные певцы. Анечка всегда переживает из-за таких конкурсов. Боится, что мне придется уйти из КРАМБАМБУЛИ, ведь там очень жесткие контракты.

— А как остальные участники группы относятся к попытке отправиться на "Евровидение"?
— Ребята пока не знают о моих планах. В эти святыни посвящена только Аня Вольская. Вот Лявон вернется, устроим ему сюрприз.
Кстати, по поводу всяческого рода конкурсов! Пользуясь случаем, сейчас буду изливать душу. Я на протяжении уже, наверно, четырех лет не могу пройти отборочный тур на "Славянский базар". Все дело в том, что у меня восточная внешность и что зовут меня Гюнешь. Мне ужасно обидно, потому что я родилась и выросла в Беларуси. Это моя родина. Я представляла эту страну на престижных международных фестивалях. А вот в самой Беларуси, получается, я Беларусь представлять уже не могу, потому что у меня, понимаете ли, не славянская внешность.

— Естественен и вполне понятен тот факт, что твоя популярность уже вышла за пределы Театра эстрады. Как относятся к этому твои коллеги?
— Отношение в театре очень изменилось. Во-первых, помимо всего прочего я работаю и с концертным оркестром РБ. Поэтому иногда концерты в театре эстрады совпадают с концертами КРАМБАМБУЛИ или с выступлениями с Президентским оркестром. Естественно, что я выбираю КРАМБАМБУЛЮ. И это очень не нравится моему руководству. Что касается самих участников театра… Не знаю, я стараюсь ни на что не обращать внимания. Это их проблемы, пусть сами с этим разбираются. Я делаю то, что мне нравится, я по-настоящему счастлива.

Фото из личного архива Гюнешь АБАСОВОЙ


Алена СКОРОБОГАТАЯ

© 2005 музыкальная газета