статья


Pet Nihil
«Любимое ничто». No Pasaran!..

Неоднозначность и разнообразие, на мой взгляд, — это те два критерия, которые способны вызвать живой и неподдельный интерес у сегодняшней публики. Согласитесь, мало кому захочется повторно поставить в проигрыватель пластинку, треки которой похожи друг на друга, словно яйца. Это касается не только "богатства" аккордов в композициях, но и настроения. В любом случае, альбом не должен напоминать шарманку, в которую зарядили одну единственную мелодию, и основная задача теперь — только стоять и методично крутить ручку. Солидарной со мной оказалась группа PET NIHIL. По крайней мере, в подобном ключе сделан их диск "Saint Lie".

— Ребята, уж не обессудьте, растолкуйте название. Как ни вертела, все равно не посчастливилось разобраться. Насколько я знаю, "pet" можно перевести не только как "домашнее животное, питомец", но и как "обида". Я склоняюсь, все же, к последнему варианту, т.к. что-то мне подсказывает: корни слова "nihil" следует искать в каком-нибудь "нигилисте". Согласитесь, "пушистый любимец" тут как-то не к месту приходится. Но!!! В таком случае оно в английской транскрипции звучало бы несколько иначе, это самое "nihil". Где же все-таки истина?
— Истина в любом случае где-то рядом. Все-таки пушистый любимец тоже оказался к месту. Был даже такой случай: на афише одного нашего концерта в Литве организаторы нарисовали миленькую собачку. Изначально, давая имя своему детищу, мы решили немного покаламбурить, и связали в одно целое два языка — английский и латинский. Затея удалась, и не ты одна запуталась. На самом деле, для русскоязычных филологов это означает "Любимое ничто". Именно это как аксиологическая апелляция к нигилизму характеризует нашу сущность и концепцию группы.

— Насколько мне известна ситуация, альбом… второй. Так? Но… четырнадцать треков… это очень и очень много. Вы на пластинку засунули все до самой плешки, что у вас было (пусть ничего не пропадет)? Оставили какой-то материал "про запас"? Или же на сто процентов уверены, что "муза" вас не покинет и после успешного диска (представим себе это и дружно понадеемся) вы точно так же, без напряга и особых творческих мук, "выплюнете" на музыкальный рынок еще четырнадцать песен? А может, их станет двадцать? Или тридцать?
— Начнем с далекого 2001 года, когда молодая, никому не известная группа из далекого, никому не известного города Гродно, который находится в маленькой, никому не известной стране Беларуси, издала свой первый полноформатный альбом "Tanatos", который по праву можно считать первым белорусским платиновым панк-альбомом по количеству пиратских копий и присутствия в mp3-коллекциях. Так что "Saint Lie" — наш "дебютный" второй альбом. Естественно, мы записали не все композиции, которые были в активе группы. При этом мы уверены, что наш творческий потенциал не иссяк, и "плевать", особенно в рынок, мы будем! "Плевков" так 20 еще совершим. А песен будет столько, сколько потребуют концепции альбомов. Мы стараемся концептуально подходить к творчеству.

— В основной массе, ребята, ваши песни (и тексты, и музыкальное оформление)… м-м-м-м-м… "слегка" мрачноваты. Что это: ваше видение действительности? Протест (если да, то против чего)? Это вы сами?
— Ты права, это и наше видение действительности, и протест одновременно. Пойми, за время подготовки материалов для альбома мир показал себя далеко не с лучшей стороны, и мы не хотели быть лицемерными, писать веселые песни и хвалить все вокруг. Поэтому результат таков — альбом действительно получился мрачноватый. А те веселые ноты, что все же присутствуют в нем, — это наша попытка изменить собственную жизнь в лучшую сторону, результат нашей борьбы, "personal riot", так сказать. Если первый альбом посвящен более глобальным проблемам, то "Saint Lie" переносится на другой уровень. Новый альбом — это вариант анализа внутреннего мира личности, его развития, опять таки внутреннего бунта и именно внутренней свободы.

— Коли уже начали про песни, давайте продолжим. Отдельные (совсем-совсем отдельные) действительно выбиваются из контекста альбома. Так, например, вы поете про душевную агонию и тому подобные высокие и далеко не всем понятные вещи, а в следующей композиции кричите почти с панковским задором: "Она не любит жуков!!!!". Не слишком ли резкая смена настроений? Или я слышу, например, про то, как "оценивается настоящее дерьмо" (пардон), а потом совсем лирический трек "Вечность или любовь". Что это?
— Это называется "не зацикливаться на моргающем курсоре монитора"… Мы старались сделать альбом таким, какой он есть. Жизнь не спрашивает у тебя: "Дорогой, когда ты хочешь, чтобы тебе было весело? В 15.00 или в 4 утра?" А песни про оценку "настоящего" и про любовь вообще очень сильно взаимосвязаны. Такова реальность. Все мы герои фильмов про войну… Расслабьтесь… Все кончено…

— Мне тут стало интересно, какие же коллективы оказали влияние на творческое развитие группы PET NIHIL?
— Тяжело сказать, кто конкретно повлиял на группу. Первое время мы развивались автономно от местной сцены, а кассетные магнитофоны у нас играли в стиле панк-рок. С выпуском первого альбома мы постепенно влились в местное альтернативное движение, стали познавать мир, мир стал познавать нас, увлеклись более тяжелой музыкой, но никогда не ограничивали себя какими-то стилевыми рамками или мнениями "домашних авторитетов". Мы любим хорошую, серьезную, качественную музыку.

— Может, я и ошибаюсь, но в некоторых композициях я четко услышала отдаленные "кобейновские" мотивы. Это дань прошлому? Просто оказание почтения великому и трагически ушедшему музыканту? Личные музыкальные пристрастия и вкусы? Что-то другое? Или я вообще не права?
— Вряд ли, влияние Курта в данном случае существенно. Возможно, только косвенно. Потому что в мире ничего не осталось первичного. Мы очень уважаем Кобейна как музыканта и человека, но копировать его музыку и жизнь предоставим кому-нибудь другому.

— Слушала я вашу пластинку, слушала… И показалось вдруг мне, что верите вы во что-то потустороннее. А может, просто в сказку. В свою собственную. А может, и вообще ни во что не верите… Расскажите уж.
— Мы верим во что-то потустороннее, мы верим в собственную сказку, и при этом мы ни во что не верим.

— Ставки на кого или на что в будущем делает команда? И вообще, как у вас, ребята, с амбициями дело обстоит? Чего достичь собираетесь?
— У нас нет амбиций, и ставку делаем только на себя. Мы собираемся просто работать и совершенствоваться, чтобы добиться максимально возможных результатов как в музыкальном плане, так и по жизни. Никогда не останавливаться — No Pasaran!

— На минуту представим, что вы своим альбомом… попали в десятку и "прошибли" слушателя. Что дальше делать будете? Работать все в том же ключе? Попробуете поэкспериментировать? Сделаетесь более коммерческими, дабы соответствовать какому-нибудь радиоформату? Или же вам вообще пофиг, как слушатель воспримет ваше "детище"?
— Попали в десятку "Billboard"? Если же не на первое место, то дальше будем творить, и только первое место нас удовлетворит. Ну, а творческие эксперименты — вообще символ нашей жизни. Заглядывая в будущее, предположим, что наша третья пластинка будет радикально отличаться от предыдущих. Хотя бы потому, что нынешний эксперимент со звуком — двойная драм-секция — это уже специфика. А насчет радиоформата — это же вопрос риторический, на него можно и не отвечать. На сегодняшний день коммерческий радиоформат нас не интересует. Тем не менее, в прошлом году московская радиостанция "Наше Радио" пустила в эфир нашу композицию. Как это объяснить? Все это — условности, выстроенные обществом потребления. Поэтому нашим слушателям желаем ломать стереотипы и предрассудки, а мы в свою очередь будем делать интересную музыку.

Фото предоставлено группой


ОСА

© 2005 музыкальная газета