статья


Рок-Полиция
старое название — новые музыканты

Его отца представлять не нужно. Достаточно произнести лишь одно слово — АРИЯ. Несмотря на звездного папу, у Юрия "Беркута" Михеева (а попросту — Беркута-младшего)… в голове не "звездит". Но не о нем одном сейчас речь. Группа РОК-ПОЛИЦИЯ. Слышали такую? А в обновленном составе? Знаете, что интересно? Все музыканты там теперь "наши". То есть — белорусские. Кроме самого "шерифа"…

— Беркут, как получилось, что все, кроме тебя, в РОК-ПОЛИЦИИ из Беларуси?
— Очень просто. Я приехал сюда к друзьям… Нет. Правильнее сказать — к знакомым. Друг у меня только один — мой лечащий врач. Так вот, я приехал в Минск и сразу же познакомился с Владом (бас) и Игорем Ивановым (наш первый ритм-гитарист), чуть позже появилась Анита — второй вокал РОК-ПОЛИЦИИ. На "бэк-вокал" она обижается, поэтому пусть будет вторым. Следом возник Коля "Вий" (соло-гитара). Потом мы дружно дисквалифицировали красной карточкой на сто сезонов вперед Игоря Иванова и вместо него взяли Сердюка Виктора. В принципе, вот он — сегодняшний состав РОК-ПОЛИЦИИ.

— В твои планы входит перевезти ребят в Москву?
— Нет. Это вряд ли. Слишком уж накладно получится. На это чересчур много средств уйдет. Пусть здесь живут. Кстати, я тоже отсюда не очень-то хочу уезжать. Папа, конечно, далеко не в восторге от моего решения, но, скорее всего, я именно здесь "кину кости". А работать будем в основном на Россию. "Чайфы" же как-то справляются: живут на Урале, а концертируют в Москве…

— Странно, обычно музыканты ОТСЮДА стремятся сбежать ТУДА…
— Там хорошо зарабатывать деньги, а здесь их проживать…

— Об альбоме уже, наверное, не просто задумывались…
— Точно. Мы его уже практически дописали. Материала — предостаточно. Параллельно с этим готовим концертную программу под названием "День заблуждений". Сначала мы проведем две презентации в Москве, потому что меня в первую очередь волнует российская критика. А потом организуем обязательно и в Минске концерт. В КЗМ. Я думаю, что с аудиторией проблем особых быть не должно. Название-то у группы старое, раскрученное. Нам осталось только его оправдать, поддержать на нужном уровне.

— Какая концепция у альбома будет? И будет ли вообще?
— У меня такая тенденция: на пластинке все песни должны быть так или иначе связаны. Так как это мое творчество и текстами занимаюсь тоже я, то диск — это определенный период моей жизни. Альбом представляет собой картинку. Пролог, эпилог, центральная часть действия… Каждая песня является как бы продолжением предыдущей. Например, сегодня я напишу "Млечный путь", а завтра — "Как просто я тебе достался"… Любое творчество — это одна большая дорога, длиною в человеческую жизнь.

— Скоро планируете "выпуститься"?
— Пока это намечено на конец декабря. Приурочим выход пластинки к новогодним праздникам. Кстати, именно в декабре у нас с Анитой свадьба… Да, об альбоме. В России выпустят его Real Records" и студия "Союз", а в Беларуси мы будем сотрудничать с "Мистерией".

— А записываться дальше где собираетесь?
— Пятьдесят на пятьдесят. То есть "рыба" здесь, а сведение в России.

— Вообще, РОК-ПОЛИЦИЯ — в плане стилистики это что?
— Когда мы вступали в ассоциацию "Belmetal", в анкете я указал "не попса". В команде у каждого свои навороты. У Вия, например, все кипит. Виктор похож на персидского кота или на того солдата: хочу — копаю, хочу — не копаю. Анита свой первый диск выпустила чисто в попсовом ключе… В результате мы остановились на чем-то вроде хард-н-хэви.

— Ты на самом деле "шериф"?
— Пусть на этот вопрос ответит тот, кто произнес эти слова. По-моему, это был Вий. Но сейчас его здесь нет. Поэтому придется говорить мне. Как такового лидерства у нас нет. Но я негласно являюсь тираном. До рукоприкладства дело, к сожалению, пока еще ни разу не доходило… Я лишь заставляю ребят притягивать вдохновение за уши. Такое бывает редко, но все же случается. Жизнь ведь коротка, очень многое хочется успеть. Поэтому приходится спешить.

— Ты сказал, что не до конца согласен с командой SNAKECHARMER в отношении их "звездной" концепции. Как человек, уже варившийся в российском роке, что им ответишь?
— Для того, чтобы стать на самом деле КЕМ-ТО, первое, что нужно — подходить каждое утро к зеркалу и говорить себе: "Ты — ноль". Если покажется мало, то можете позвонить мне, я то же самое скажу. Второе. Надо хорошо ознакомиться с творчеством своих коллег по сцене. Дело в том, что Москва практически не принимает приезжие команды со стилем тяжелее, чем хард-н-хэви. Классический пример — ЛЕПРИКОНСЫ. Явившись в столицу России, ребята играли панк. Они там никому нафиг не нужны оказались с такой музыкой. Пришлось "закосить" под "ляписов". Что-то стало получаться. У них даже последователи российские появились — ЖУКИ. Так что помните: в Москве очень заевшаяся и разбалованная публика. И требования у нее соответствующие. Там в первую очередь крутятся огромные деньги. И эти деньги музыканты должны оправдывать.

— У меня к Аните вопрос. Ты хоть сама осознаешь, куда тебя угораздило попасться?
— Вот именно "угораздило"! Я сама такого не ожидала. Но это очень здорово. РОК-ПОЛИЦИЯ меня "арестовала", и я собираюсь использовать этот шанс на все сто.

— Тебе же пришлось почти кардинально сменить направление творчества…
— Да, изначально я склонялась к роко-попсу. Но… это лишь деньги. Как и любая попса. А для души ведь тоже что-то нужно. Вот теперь душа получает необходимое.

— Насколько сильно требования к музыкантам в России отличаются от наших?
— Честно говоря, здесь даже больше отдых, нежели работа. Вся деятельность здесь протекает довольно посредственно. Там же с тебя могут три шкуры снять, но выбьют то, что требуется. А у нас… ну можешь ты хоть что-нибудь — и слава богу! Народ, наверное, такой…

— Ты, как единственная девушка в команде, что можешь сказать об отношениях внутри коллектива?
— Что бы ни случилось, мы очень четко разделяем работу и личную жизнь. Мы ведь все не просто знакомые, а действительно хорошие друзья… и не только. Когда мы трудимся в студии, то забываем о том, какого рода у нас отношения. Есть только работа. Можем орать друг на друга, швыряться тяжелыми вещами… Когда
же мы выходим на улицу,
то снова становимся близкими людьми.

— Ребята, ваше внутреннее состояние на сцене отличается от тех чувств, что вы испытываете в студии?
Б: Может иногда показаться, что в какие-то моменты я отдыхаю, расслабляюсь, порой зал ненавижу… Так, да не совсем. На самом деле я контролирую каждый свой шаг, слежу за мельчайшим движением…
А: Я же наоборот, улетаю. Подпитываюсь энергией зала и сама готова отдать людям все свои силы.

— К РОК-ПОЛИЦИИ здесь относятся как к россиянам, или все же считают белорусской командой?
Б: В виду всех обстоятельств, для основной массы людей я являюсь ключевым лицом, на которое можно и нужно давить. Есть личности, предложившие нам запеть по-белорусски… И тут же полились обещания, что "BMAgroup" нас отпиарит и растиражирует… Так вот. Специально для них повторяю: мы никогда не будем этого делать. Просто не понимаем, зачем переходить на язык, на котором не говоришь и не думаешь. У нас уже, слава богу, есть в Беларуси своя аудитория. Специфическая, правда, но думаю, мы дальше по возрастающей пойдем. По крайней мере, нацелены на это.

Фото предоставлено группой


ОСА

© 2005 музыкальная газета