статья


Snakecharmer
Краткое руководство к "звездности"

Что необходимо для создания успешной музыкальной команды? Связи? Деньги? Это все, безусловно, не лишнее. Но отнюдь не первостепенное. Талант? Естественно. Куда уж без него… Но наличие лишь оного всей погоды не сделает. Главное – "иметь наглость". Иметь наглость захотеть. Иметь наглость начать. Иметь наглость не дать себе остановиться на полпути. И, наконец, иметь всю ту же наглость поверить в то, что по сути ничего невозможного не существует. Кажется, просто. Отнюдь. Не каждый способен убедить себя – что там других! – в собственной нахальности. А может, так и становятся звездами?.. Разрешите представить вам "молодых да рьяных" ребят. Иными словами, музыкальный коллектив SNAKECHARMER. Фактически вижу приподнятые в недоумении брови, а посему ситуацию буду прояснять по ходу. Для начала – знакомьтесь: Макс Иванов (далее – М.И., вокал), Георгий Некрасов (Г.Н., гитара), Андрей Колтунов (А.К., бас) и Николай Беланович (ударные). Эти молодые люди, похоже, "наглость заимели"…

– Насколько я понимаю, группа еще совсем "свежая"…
М.И.: Правильно. Так получилось, что лето 2002-го я провел в США. На следующий год в "сезон каникул" мне просто нечем было заняться. И я решил "подтянуть" гитару. Егор (он же Георгий Некрасов. – Прим. авт.) давал частные уроки. Пришел я к нему раз, другой, третий… Короче, через некоторое время мы решили вместе поиграть. Нас клонило в разные стороны. Если Егору больше по душе тяжелая музыка, то меня сильнее тянуло на "альтернативу". Но все-таки мы сошлись в одном. Самом главном. Знаешь, есть такая человеческая черта, как фанатизм. Большинству людей ее не хватает. А у нас обоих это есть. Так появилась идея создать "супергруппу". Оставалось только найти таких же "озабоченных и сумасшедших", как мы сами.

– И вы их отыскали…
Г.Н.: Андрея, нашего басиста, мы обнаружили совсем недавно. Пришли на конкурс "MuZZonDrive". В основном все участники говорили: "Я тут так, для себя. А играть где-нибудь… Зачем?" И вдруг вижу, стоит "волосатый" чел. Я к нему подхожу и спрашиваю: "Ты Андрей?" – "Да" – "Ты на басу играешь?" – "Да" – "А хочешь с нами попробовать?" – "Да". Вот такая содержательна беседа. Потом мы поставили Андрею послушать наше демо, и он буквально сразу же согласился присоединиться.
М.И.: Но проблема с таким же "загонным" барабанщиком пока еще довольно актуальна.

– Почему?
Г.Н.: К сожалению, у большинства наших ударников очень завышенное самомнение. При этом почему-то забывают о том, что по барабанам иногда нужно бить, а не гладить их. А они, имея "джазовую" школу, пытаются играть тяжелый рок. И не хотят переучиваться. Мы же играем непростую музыку, которая предполагает сложную и профессиональную игру на барабанах. И такой "джазовой" школы здесь не хватает!

– Похоже, вы весьма четко представляете, чего желаете. Как далеко распространяется ваше
"хочу"?
М. И.: Мы стремимся к тому, чтобы музыкой зарабатывать себе на жизнь. При этом до конца себя реализовать. Но ни в коем случае не ставим деньги на первый план. К сожалению, в нашей стране это вряд ли возможно. Поэтому наша ПЕРВОНАЧАЛЬНАЯ цель – Москва.
Г.Н.: Практически стопроцентно в октябре месяце мы туда съезжаем. Потому и концерты в Минске давать не собираемся. Скажете, что мы чересчур амбициозны? Может быть. Но ведь организовать концерт (любой) достаточно просто. Нужно элементарно прийти к арт-директору и сказать: "Мы хотим у вас играть!" Девяносто пять процентов, что ответ будет "да". Многие команды на вопрос: "Почему вы в Москву поехать не пробуете?" – говорят, практически пальцем в носу ковыряясь: "Ну… Так это ж надо, чтобы нами кто-то занимался…" Ни фига подобного. Извлекаешь из Интернета список московских клубов и их телефоны. Звонишь. А дальше та же песня: "Мы хотим у вас играть!"…
М.И.: Отдаешь им демо-запись. Причем она может быть даже "гаражного" качества. Главное, чтобы было слышно, что именно группа из себя представляет. Хорошо бы еще приложить диск с видео. Потому что для них очень важно знать, как группа ведет себя на сцене.

– Смело… А почему родину-то уважить не хотите?
М.И.: У нашей музыки здесь просто нет большой аудитории. Что касается белорусских исполнителей, то для меня здесь нет ни одного интересного коллектива. За границей есть. В России тоже парочку найти можно. А у нас ни одного. Никакой новой музыкальной информации. Здесь, наверное, большую роль играет белорусский менталитет. Ведь все наши музыканты помимо музыки активно занимаются еще чем-то и именно от этого живут. Кто-то продает обои, кто-то трусами торгует… Неважно. Только музыка у них получается как хобби. Иными словами, они воспринимают ее "как бы так". Но ведь слушатель-то сие тоже впитывает и в свою очередь воспринимает музыку "как бы так". Куда это годится? Музыка "как хобби" меня перестала интересовать лет пять назад…
Г.Н.: А меня никогда она в таком качестве не привлекала.

– А как насчет альбома?
Г.Н.: Мы планируем записать диск где-то к середине сентября. Сейчас работа идет полным ходом.

– Как много материла уже готово и насколько быстро работа вообще продвигается?
Г.Н.: Готово… Знаешь, точно сказать нельзя. Потому что сегодня может быть доведено до конца пять песен, завтра придет Макс, и их станет шесть, потом восемь… В среднем у нас на то, чтобы сделать песню, уходит два дня. Но это без сведения. Наша основная цель какая? Максимально быстро записать альбом. Ну, какой, скажите, толк от группы, которая просуществовала полтора года, а музыки у нее едва ли на тридцать минут хватит? Пусть все отрепетировано идеально. Но полчаса – это чрезвычайно мало…

– О чем вы "музицируете"-то?
М.И.: Во-первых, наша музыка довольно сложная. Поэтому слушатель должен быть подготовлен. Мы играем "прогрессивный метал". Это предполагает наличие "открытых" ушей и ума. "Попса – непопса" – это слишком примитивное разделение вещей. Прогрессивный рок вообще-то предполагает собой отсутствие стилистических рамок. Что касается текстов, то я пишу о человеческих взаимоотношениях. Это вечная тема.
И в ней довольно легко уходить от банальности, предсказуемости и каких-либо временных и пространственных привязок. К тому же, я давно отошел от стихотворной формы ввиду ее ограниченности. Текст песни не существует самостоятельно. Музыка и слова – это две составляющих одного целого. Язык – русский.

– Это принципиально? Потому что цель – отнюдь не Беларусь?
М.И.: Да, принципиально. Но совсем по другой причине. Я не настолько хорошо владею белорусским, чтобы писать на нем. Поэтому я использую тот язык, на котором читаю книги. Хотя я слышал о достоинствах нашей "мовы": и мелодичнее, и прилагательных больше… И я это ни в коем случае не отрицаю. Просто не ощущаю себя до конца вправе… Да и вообще тенденция такова, что все равно, на каком языке ты поешь. Главное – насколько качественно ты подаешь свой материал. Например, группа TEQUILAJAZZZ, которая ох какая непростая для восприятия. Под нее головой не помашешь. Тем не менее, она весьма успешно выступает и в Европе, и в США. А потом слушатели после концерта спрашивают друг у друга: "А на каком это калифорнийском акценте ребята только что пели?"
Г.Н.: У Макса тексты просто поразительные. Как стихотворение, правда, ни один из них прочитать нельзя. Обычно, чтобы понять, как это звучит, мы просим его сразу спеть.
М.И.: Нам очень повезло вот в чем: Егор довольно раскрепощенный человек в плане гитары, я же свободно чувствую себя как вокалист. Поэтому нам легко работать. А ритм-секция… Тут даже и говорить нечего. На ней же все и держится.

– Есть какие-либо музыкальные ориентиры? Или вы предпочитаете ничего подобного не придерживаться?
М.И.: Безусловно, мы пытаемся сделать что-то уникальное. Чего ранее не было. Но в то же время кое-какие вещи "заимствуем" у самых профессиональных, на наш взгляд, команд. Например, у DREAM THEATER мы берем навороченность, добавляем туда агрессивность PANTERA, приправляем это мелодичностью от ALICE IN CHAINS и, как конечный ингредиент, – философская наполненность TOOL… Получается коктейль под названием SNAKECHARMER.

– У альбома будет какая-то определенная концепция? То есть – некая параллель, объединяющая все композиции, возможна?
Г.Н.: Все песни будут похожи по своей атмосфере. Я имею в виду, что мы собираемся использовать определенные новые "фишки", которые и создадут такое впечатление. Везде будет довольно сложная ритмика. Но сами композиции… они принципиально разные.
М.И.: Кстати, всю информацию о коллективе, все наши материалы: фотографии, песни в МР3-формате – все это мы выложим на наш сайт, дабы люди имели возможность ознакомиться. Ведь мало кто позволит себе зайти, допустим, в магазин "Мистерия звука" и приобрести там за 8000 рублей компакт совершенно неизвестной группы. А так можно будет зайти на сайт, скачать там, если не целиком, то хотя бы часть какой-то композиции, получить представление о том, "что мы есть такое". И потом уже купить наш компакт с замечательным мультимедиа-бонусом.

– А на видео пока не замахиваетесь?
Г.Н.: Давай разберемся, зачем вообще нужны клипы. Во-первых, это прекрасный способ потратить "штуку" баксов. Во-вторых, потешить свое самолюбие и порисоваться перед видеокамерой. А в-третьих, отправить на Первый музыкальный, чтобы тебя там периодически крутили…
М.И.: Кстати, отдавая клип на Первый музыкальный, вы подписываете определённое соглашение, согласно которому вы на два года передаете этому каналу исключительные права на ваш ролик. Иными словами, его могут крутить только по Первому музыкальному и нигде больше. Хотя с нашим качеством съемки его вряд ли куда-то еще стоит пробовать всунуть.
Г.Н.: По всем этим причинам мы против видеоклипов у нас в Беларуси. Но "за" ролики в Москве. Но там нужны такие бабки! Нам квартиры продать придется, чтобы в "белокаменной" видео снять. Лучше уж здесь на 1000 баксов фоток наделать. Представляешь, сколько получится? Все столбы в городе обклеить можно будет.
М.И.: Ага. Идешь по проспекту, а там от дома до дома "растяжка" – Егор. Красота!

– Самое страшное для человека – это его нереализованные амбиции. Вижу, что "хотелки" у вас всех предостаточно. Но что надо сделать, дабы все только ей одной не ограничилось?
М.И.: У нас есть такой принцип: группа – это автобус, в котором все едут. Допустим, к нам хочет подсесть еще один человек. Но ему чего-то не хватает. Например, профессионализма. Мы закрываем на это глаза и берем его в свой "автобус". Но! Нужно заплатить за проезд. Каких-нибудь пять сольдо. А денег на данный момент у этого человека нет. Он едет с нами, но должен понимать, что в один прекрасный момент мы стребуем с него эти пять сольдо. И он будет обязан нам их отдать. Если нет, мы его высадим. Я к чему веду? В любом коллективе необходимо четкое распределение обязанностей. Каждый должен четко выполнять определенные требования. Очень важно и общее стремление к достижению цели. Если по-настоящему хотят не все, то ничего не получится.

– Но ведь это всего лишь теория. Не более чем красивые слова. А на практике?
М.И.: Мы считаем, что вопрос личного профессионального роста напрямую касается каждого музыканта в отдельности. То есть мало просто отыграть репетицию и пойти потом отдыхать. Надо постоянно заниматься. Дома с гитарой или еще как-нибудь… Но постоянно. Струны должны ржаветь от пота!
Г.Н.: А еще есть такие ребята, которые любят придти на репетицию пива попить. После – пожалуйста. Хотя тоже не лучший вариант. Но мы и сами, бывает, это проделываем. Но, господа, "вместо"? Это уж, простите, никуда не годно.

– М-да… Как в старом анекдоте. Получается "не на репетицию с водкой (пивом), а на пьянку с гитарой (басом и т.д.)"… Как часто и как надолго нужно собираться, чтобы реальный результат заметен был?
М.И.: Конечно, лучше каждый день. А время…
А.К.: (наконец-то!!! – Прим. авт.) Можно и четыре часа сидеть, а на выходе иметь ноль. Но лимит-то временной выдержан: четыре часа инструменты в руках подержали – совесть чиста. А можно и за шестьдесят минут таких результатов добиться. Главное, чтобы люди четко осознавали, чего они хотят. Если они приходят на "точку" не только инструментарий погладить, а с конкретной целью, то и отношение должно быть соответствующим.
М.И.: На самом деле есть еще много всяких "порогов". В группе ведь не один человек играет. Сколько людей, столько и препятствий. И каждый должен преодолевать их самостоятельно.

– Всего перечисленного достаточно, чтобы стать настоящим музыкантом?
А.К.: Главное решить, что ты именно "он" и есть.
Г.Н.: Когда осознаешь, тогда и можно начинать работать по-настоящему.

P.S. Самонадеянно, ребята, ох как самонадеянно… Осторожно, не споткнитесь. Конечно, во многом я могла бы с вами поспорить. Но не буду. Что толку попусту воздух сотрясать и место газетной полосы занимать? Пусть каждый при своем остается. Нам и так есть, отчего плечами в недоумении пожимать да руками разводить (одна госкомиссия от Минкульта, похоже, надолго ввела в исступление, ну… да не об этом сейчас речь). В любом случае, удачи вам. Стране нужны энтузиасты. Молодцы!

Фото предоставлено группой


ОСА

© 2005 музыкальная газета