статья


Indiga
Новорожденный первенец

20 июля 2004 года… Для нас – обычный летний день. Для них – конечный результат нешуточной работы (или наоборот – только самое начало). Мы – проходим обычный круговорот привычных забот и препятствий на пути к выбранной цели. Они – уже получили то первое, к чему упорно стремились. У нас – этот вторник вряд ли зафиксируется на матрице человеческой памяти. У них – тот же вторник просто не позволит забыть о себе. Потому что он особенный. Потому что он знаковый. И неповторимый. Потому что именно в этот вторник вышел их альбом. Первый.
…Они – это группа INDIGA. Их пластинка – это "Dni". Загадочная и в то же время распахнутая настежь. Как человеческая душа. Живущая самостоятельно и паразитирующая на сердце каждого. Как сама музыка. Необузданная в эмоциональных взрывах и убаюкивающая своей лаской. Как завораживающая … сексуальность. По первобытному дикая и неоспоримо лирическая. Как истинная жизнь…
Руся (далее – Р.), Дмитрий Демидов (Д.Д.), Андрей Гончарик (А.Г.) и Дмитрий Островский (Д.О.) – вот те люди, которые вырастили эту чувственную бурю. И придали ей форму. Внутренне контрастную и непонятную "математическим" умам. Но совершенно точно – законченную.

– Ребята, насколько понимаю, ускорителем в записи альбома выступило прошлогоднее "Басовище"?
Р: Совершенно верно. Кстати, довольно символично получилось. Один из призов, врученных нам, были 20 часов в звукозаписывающей студии "Рембрандт" радио "Белосток". Ребята начали работать над альбомом в августе. А я тогда была в Штатах, в Сан-Франциско . Именно поэтому вокал мы писали в Беларуси… Так вот. Закончили альбом как раз перед самым "Басовищем-2004". Практически год. Долго, конечно. Но были и некоторые технические неувязки, которые тормозили процесс. Плюс мы все – кто работает, кто учится… Фактически основная работа в Беларуси проходила по выходным. Мы откладывали все свои дела, домашние задания… и отправлялись делать музыку.

– Вы внезапно сменили басиста…
Р: По ряду причин мы решили расстаться с Алексеем Павловичем. А вместо него пригласили замечательного человека – Диму Островского. И все у нас теперь прекрасно.

– А в отношении пластинки были какие-то определенные идеи?
Р: Я уже говорила, что работа над ней затягивалась. Одна из причин – мы поставили перед собой задачу уйти от общего белорусского нойза. Хотели по-настоящему удивить людей звуком. Поэтому очень долго искали звукорежиссера. В результате остановились на Анатолии Харитонове.

– Почему "Dni"?
Р: На диске – семь песен и один бонус. Семь композиций – семь дней. Неделя. Скорее, даже недельный жизненный цикл обычных людей. Каждая песня имеет своё определенное место. "Тры сонцы" – понедельник. С него все начинается. Три солнца – это мои самые хорошие мальчики – Дима, Андрей и Дима. В песне есть строчка: "Стражы трох першых песен…" Когда я пришла в группу, у ребят уже были готовы три композиции, на которые я позже писала текст. А "Танга на краi" – это суббота. Все за неделю наработались и теперь отдыхают, танцуя танго. Самое смешное, что некоторые люди почему-то слышат "Танга на траiх"… Прямо как будто мы тут "соображаем". Боюсь, за нами скоро будет хвостом виться это клише.

– А бонус-день?
Р: Это кавер в чистом виде. На песню группы НОВАЕ НЕБА. Сегодня музыканты, перепевая какие-то чужие вещи, стремятся сделать их максимально близкими по звучанию к оригиналу. Нам это не по вкусу. Песня "Цэпеліны" получилась совсем иной. Изначально она была полна трагизма. В нашем же исполнении напоминает шарж. Нам кажется, что там скорее речь идет о неудобствах полетов на дирижаблях, нежели о судьбе военных летчиков. Когда я спросила у Каси Камоцкой, что она думает по поводу песни, в ответ услышала следующее: "Неплохо, конечно. Но кому же понравится, что так над его творчеством упражняются".

– В альбом вошли все песни, представленные вами на прошлогоднем "Басовище"?
Р: Нет. Мы не включили "Отдельную сторону Луны". И еще некоторые песни, которые канули в Лету.

– Сколько всего диск звучит?
Р.: Двадцать восемь минут. Даже не альбом, а такой макси-сингл получился. Но я считаю, что это нормальная практика в музыкальном мире, когда начинающая группа стартует с небольшого альбома.

– А как поступали с текстами? Сперва ведь вы по-русски пели.
Р: Так как мы все же живем в Беларуси, то мы решили записать альбом на белорусском языке.
Д.О.: На ХОРОШЕМ белорусском языке.
Р: И здесь столкнулись с настоящей проблемой: никто из нас не владел им настолько, чтобы можно было писать качественные тексты. Мне первое время было очень стыдно, выходя на сцену, выдавать за белорусский язык свои жалкие потуги. У нас есть знакомый поэт – Андрей Ходанович. Он услышал наши записи еще в те времена, когда по рукам просто ходило демо. "Хорошая группа, – сказал он. – Жаль только, по-русски поет". Короче, мы попросили его помочь, и Андрей согласился. При этом он не просто перевел, а пропустил через себя каждую композицию. Теперь я с огромным удовольствием пою наши песни.
Д.О.: Никогда не думал, что это так приятно.
Р: Хотя за эксперименты с языком нас часто обзывают конформистами.
А.Г.: Мол, пели по-русски, а как потребовалось на "Басовище" ехать, так сразу такими идейными стали… Если мне не изменяет память, то в прошлом году там половина групп "переводных" была. И я не считаю, что это плохо. Нас ведь прет от того, что мы сейчас делаем.

– На каком-то форуме промелькнула информация о том, что у вас есть планы относительно России…
Р.: Мы получили приглашение поехать на фестиваль "Рок-Держава". Он проходит в Питере, и занимается им Юра Шевчук. Но как-то получилось, что мы не нашли времени. Да и альбома еще своего не было. Без него бессмысленно ехать.
Д.О.: Нам нечего было после себя там оставить. И через неделю все бы просто забыли про группу INDIGA.
Р: Хотя, безусловно, мы очень гордились, что нас позвали.
А.Г.: Были бы первой белорусской группой, которая поехала на данное мероприятие.
Д.О.: Ага, и которая была уже на всех афишах.
Д.Д.: Теперь хотелось бы поехать туда с белорусскоязычной программой. Не знаем, как и что там будет, но небольшую партию дисков в Россию мы уже отправили.

– В ближайшее время чем собираетесь заниматься?
Р.: Будем обкатывать альбом.
Д.Д.: Сейчас, правда, не сезон. Вот дождемся сентября-октября и стартанем.
Р.: Наш диск вышел на "БМАgroup", и Супранович обещал в скором времени организовать презентацию.
Д.О.: Ну-ну. Временные рамки – с сентября по март.
Р.: …может, коттедж какой-нибудь снимем. Будет такое VIP-мероприятие.
Д.Д.: Мы хотим к зиме записать небольшую колядную программку. Сейчас кассетки с поющими бабушками прослушиваем. Возможно, если понравится то, что получится, издадим колядный диск.
А.Г.: А пока мы просто … живем. Мы решили поделиться с людьми тем, что нравится самим. От чего получаем неимоверное удовольствие. Теперь остается только ждать, когда люди проявят интерес. Но поверьте, мы действительно старались, как могли.

Беседа протекала под заразительный взрывной хохот Димы Островского (можете не сомневаться, смеется человек уникально) и крепкий кофе. Да и вообще все было как-то… неформально. Легко. И весело. Освежающие влажные салфетки… Учебник суахили… Даже прослушивая запись дома, я не один раз смеялась в полный голос. Спасибо, ребята, за отличное настроение!

Фото предоставлено группой


ОСА

© 2005 музыкальная газета