статья


Дидюля
«Хочется сделать этот мир красивее…»

Его путь в мир музыки начался еще в пятилетнем возрасте с экспериментов со звуком на подаренной матерью гитаре. Освоив инструмент, он стал соревноваться в технике игры с друзьями, а затем был гитаристом в коллективе АЛЫЕ ЗОРИ до его распада. Затем, будучи звукорежиссером ансамбля БЕЛЫЕ РОСЫ, с которым поездил по миру и набрался богатого опыта, он почувствовал, что созрел для самостоятельной творческой деятельности.

Первая его профессиональная запись была сделана с помощью Сергея Кулишенко – человека, который захотел поучиться игре на гитаре и всерьез заинтересовался музыкой ДиДюЛи. В начале творческого пути не все шло гладко: продюсеры и студии звукозаписи не хотели заниматься инструментальной музыкой, ссылаясь на ее неактуальность, несмотря на то, что уже был готов дебютный альбом и отснят первый клип. Но через какое-то время на молодого талантливого музыканта обратил внимание Иосиф Пригожин. Период сотрудничества с ним складывается успешно: рождается альбом "Дорога в Багдад", снимается клип с участием шоу-балета ТОДЕС, ДиДюЛю приглашают в качестве гостя передач. Но широкой известности в тот период имя гитариста не приобрело. После разрыва с продюсером музыкант берет новое направление в развитии творчества – он делает акцент на "живые" выступления и готовится покорять мир.

Теперь ДиДюЛя засматривается на большую сцену, а работает на ней, занимаясь своим любимым делом. Для этого он набрал группу и дал ей свое имя. Точнее не имя, а фамилию предков, послужившую музыканту псевдонимом. Владея не только методами классической игры на гитаре, но и техникой фламенко, он постоянно продолжает свое образование в музыкальной области, осваивая струнные инструменты различных народов и используя их в своих композициях.
О том, что больше всего интересует на данный момент музыканта, а также о других аспектах его деятельности, удалось расспросить ДиДюЛю в личной беседе.

– Что для вас сейчас важнее всего в творчестве?
– Яркое, "живое" выступление – это сейчас самое главное. Ближайший концерт состоится 2 ноября в Театре эстрады в Москве. Большое внимание уделяется качеству звука и света. Специально подобраны концертные костюмы, в программе примут участие танцоры. Хочется отметить, что будут использованы очень интересные по звучанию инструменты. Мы еще не делали программы такого размаха. Сейчас я ориентируюсь на широкую аудиторию. Появилась новая задача – расширить границы той территории, куда проникает моя музыка, охватить концертами множество стран.

– А что будете исполнять?
– Абсолютно важные вещи: это и новые композиции, и те, что постоянно играю на концертах, а также те, что до поры лежали на полке.

– И много там лежит?
– Обычно для альбома сочиняю по 30-40 композиций, а отбираю всего 10. Но это совсем не значит, что остальные плохие или недоделанные. Они качественные и не потеряли своей актуальности.

– На что ориентируетесь при отборе композиций для выступления?
– Как на собственный вкус, потому что есть интересные вещи, которые бы хотелось показать публике, так и на то, что уже полюбилось и понравилось поклонникам. Кстати, как оказалось, Интернет-опрос также немаловажен, и с его помощью выясняется много интересного. Например, есть одна композиция, к которой мы относились с прохладцей и не исполняли на концертах до тех пор, пока не увидели результаты голосования на моем сайте www.didula.ru. Оказалось, что она вообще в тройке самых любимых слушателями вещей. Теперь мы постоянно исполняем ее.

– В чем особенности общения с публикой?
– Во время концерта практически никто ничего не говорит. Общение с залом происходит посредством музыки, и благодаря ей же осуществляется обмен энергией. Среди публики есть как те, кто знает о группе ДиДюЛя, так и пришедшие и услышавшие нас впервые. И наша задача – не только оправдать надежды тех, кто уже знаком с творчеством коллектива, но и заинтересовать нового слушателя. Нужно оставить в человеке необыкновенные впечатления, затронуть его душу. Кстати, на концерты к нам так и приходят: кто-то когда-то увидел выступления ДиДюЛи, ему понравилось, и поэтому он пришел снова и привел с собой друзей.

– Поведение многих гитаристов на сцене практически статично, вы же вертитесь, как волчок.
– Я не могу по-другому, меня носит из стороны в сторону. Когда я исполняю медленные композиции, то присаживаюсь на стул, иногда хочется даже уйти куда-нибудь в уголок, чтобы никто на меня не обращал внимания. А когда играю быстрое, ритмичное, то само собой получается, что ношусь по сцене. И музыканты у меня такие же, хотя раньше они больше просто стояли. Кстати, я как заводной и тогда, когда что-то сочиняю, то присяду, то хожу из одной комнаты в другую.

– Больше нравится выступать в маленьких залах или же на больших площадках?
– Маленькие залы – это уже пройденный этап. К выступлению на больших площадках совсем другие требования. Более ответственный подход. Но мы не отказываемся выступать в небольших залах, ведь каждое такое выступление – подготовка к большому концерту. Иногда хотят услышать 20-минутную программу, но мы всегда просим продлить время, хотя это и менее выгодно с финансовой точки зрения.

– Ваша музыка рассчитана на широкую аудиторию.
– Я не стесняюсь того, что делаю коммерчески ориентированную музыку, ведь это отнюдь не означает, что она плохая. Мне и хотелось, чтобы инструментальный жанр не был серьезным, а относился к поп-музыке.

– Но вы же играете не только поп, но и синтез этнической музыки разных народов.
– Конечно, ведь в композиции звучат и испанские мотивы, и среднеазиатские, и индийские, и греческие. Вообще, инструментальный жанр можно развивать до бесконечности, если вливать особенности национальной музыки стран мира. А для естественности звучания, для придания колорита используют как инструменты разных народов, так и электронные.

– У вас есть какие-то принципы написания музыки?
– Главное – простота, нельзя переборщить. Сейчас, благодаря техническим возможностям, стало проще сделать композицию оригинальней, изысканней. Можно включить в аранжировку абсолютно разные инструменты, но при этом легко намудрить и намешать всего сразу, так что вещь будет казаться запутанной, перенасыщенной и трудной для восприятия.

– Что для вас важно выразить в музыке?
– Настроение, причем так, чтобы можно было его сразу прочувствовать. Для этого нужно тщательно продумать звук, аранжировку – это очень трудоемкий процесс.

– Ваших композиций практически не слышно по радио, а с телеканалов исчезли клипы.
– Я не поддерживаю тот принцип, который сложился у нас в стране: человек должен платить деньги за то, чтобы показать плод своего таланта. Да и вообще понял: сколько бы не крутилась песня на радио, это не влияет на коммерческий успех альбомов и концертов. Я не собираюсь выкидывать огромные деньги на клипы, когда на них же можно сделать качественный двухчасовой концерт в большом зале.

– Но ведь шли раньше на музыкальных каналах клипы, в том числе было великолепное видео на композицию "Айседора"…
– Хотелось бы его показывать, только не на коммерческой основе. Может, и получится осуществить. С "Айседорой" вообще вышла необычная история. Я написал композицию и не успел ей даже дать имя. Друзья предложили сделать клип и придумали название. То есть видеоряд возник сам по себе. В результате творчество легло на творчество, и получился очень гармоничный клип с точки зрения соотношения картинки на экране и музыки.

– А есть еще истории, связанные с вашими композициями?
– Я увлекаюсь азиатской культурой, национальными струнными инструментами проживающих там народов. Когда был в Азии, то осваивал особенности игры на таких инструментах. И мое увлечение выросло в композиции "Arabica", "Дорога в Багдад"… А потом, когда через год я побывал в Таджикистане и Узбекистане, мне сказали, что местные музыканты пытаются делать аранжировки на композиции с моих альбомов. Получился интересный круговорот.

– Кроме того, незапланированного, творческого взаимодействия с кем сотрудничали?
– Участвовал в создании и записи дебютного альбома Авраама Руссо, работал с Кристиной Орбакайте, с Дмитрием Маликовым создали красивую лирическую композицию. Интересно было общение с Кончаловским во время съемок фильма "Дом дураков".

– Что вам дала работа в этом фильме?
– В этой картине снимался Брайан Адамс. В жизни он оказался очень простым, безпафосным и доступным человеком. Благодаря особой атмосфере на съемочной площадке я понял, как ведут себя звезды, масштабные артисты: эти люди выполняют свою работу и не останавливаются до тех пор, пока не добьются нужного результата. Я вообще наблюдал, как работают остальные, в частности Кончаловский: как он общается, как отдается целиком своему делу.

– Какая история связывает вас с Пласидо Доминго?
– Он приезжал в Россию, и на приеме в Кремле ему предоставили выбрать из списка тех артистов, чьи выступления он хочет увидеть. И я был единственным, кого он выбрал. Это была большая честь выступить с двухчасовой акустической программой перед артистом такого масштаба. Потом мы даже договорились сделать с Доминго совместный проект, но эта идея не была доведена до конца.

– Какие-либо планы на будущее имеются?
– Искать новые таланты, создавать параллельные проекты, сделать рекорд-лейбл для инструментальной музыки со всего мира, чтобы показать ее многообразие. А также расширить поле концертной деятельности, охватить как можно больше стран и даже континентов: Америку, Африку…

Фото предоставлено автором


Подготовил Павел ЖУКОВ

© 2005 музыкальная газета