статья


Тарпач
Новые рок-звезды?

ТАРПАЧ – группа, получившая 80 часов записи в польской студии, – один из самых желанных призов "Басовишча-2004". Вопрос о собеседнике для интервью решился сам собой. Результат моего разговора с вокалисткой Светой вы можете прочитать ниже.

– Первое место на "БАСе" было неожиданностью?
– Нет, не скажу, что неожиданностью… Мы ждали этого: мы знали, кто едет, мы слышали эти команды (TAXI, ПУЛЬС ВОКРУГ).

– То есть – были готовы?
- Мы надеялись.

– Как в этом году проходил фест, что было нового? Какие-то претензии к организаторам…
– Открытая сцена.…Знаешь, нет? Я тебе расскажу. Молодые команды, которые желают выступить на "БАСе", подают.… Ну, вот когда был отборочный тур – не прошли они этот отборочный, но уровень у них такой… более-менее, то есть – можно играть. Они за свой счет ехали и выступали на открытой сцене…

– Много было групп?
– Я не помню, штук шесть, наверное… К организаторам вопросы? Не знаю…

– Просто раньше были вопросы с размещением…
– Не, в этом году я была удивлена… Как в прошлом году два автобуса со зрителями не доехали…Тоже не в курсе? Короче, там как-то так по-идиотскому оформили все дело: все организаторы уехали вместе с конкурсантами, а фанаты… А в этом все нормально, вовремя доехали. На границе немножко постояли. Но, правда, от организаторов это не зависело. Вот, а так все классно.

– А что можешь отметить из групп выступающих? Из польских, либо из наших…
– Я не знаю, потому что я слышала не все – ну, это нереально сидеть два дня невылазно с этой поляны.

– А звук как был?
– Звук супер просто, классно. Нам далеко до такого.

– В Минске?
– В Беларуси в целом. Даже те же открытые площадки, которые на Октябрьской, на площади Независимости бывают – это совсем разные вещи.

– Как долго существует группа?
– С 2002-го года.

– В каких группах помимо ТАРПАЧА играют музыканты?
– Барабанщик играет в PARTYZONE, КАЛИ ЮГА; басист – OSSUARY. И гитарист играет в какой-то команде, правда, не знаю названия.

– ТАРПАЧ – странное название. Что оно означает?
– Я сегодня вылезла в Интернет – "тарпач" означает "стойкий". Мы раньше играли рок какой-то там русскоязычный, потом решили перейти на белорусский. Соответственно, русское название к белорусскому языку уже не катит, ну и состав поменялся. Было много вариантов, а потом гитарист говорит: "Давайте ТАРПАЧ!" Мы все подумали – что за ерунда. Он нам и рассказывает байку… Ну, мне уже надоело ее всем рассказывать… Короче. Это такой здоровый корч, коряга, который лежит посреди аккуратно убранного огорода назло бабке... Ну, это долгая история. Мы подразумеваем под словом "тарпач" борьбу, то есть лежит такой здесь против правил, отстаивает свою точку зрения, что ему можно здесь лежать, и борется за свое существование, за жизнь. Протест.

– Протест, борьба… Как ты относишься к феминизму?
– У каждого своя точка зрения. У этих женщин есть право на высказывание своих идей. Иногда, конечно, это переходит границы. А когда женщины борются за свои права – таких людей я уважаю. Которые не просто подчиняются каким-то указам, а отстаивают свои права. Но иногда это переходит рамки. Что все мужики козлы. Я отстаиваю женские права, но я не называю это феминизмом. Для меня феминизм – это когда уже за гранью.

– Каковы основные темы ваших текстов?
– Любовь. Жизнь, политика…

– Политика?
– Да, очень много политики у нас. Я не знаю, пропустят это или нет. Мы – за свободную Беларусь, за независимую, нормальную жизнь и существование, чтобы у каждого человека была возможность устроить свою жизнь так, как он сам хочет, чтобы его никто не ущемлял. Потому что у нас, как только человек чего-то пытается добиться, его сразу же пытаются душить.

– Как ты оцениваешь деятельность клуба "NC"?
– Был один единственный клуб, где без вопросов можно было выступить молодым командам. Сейчас его закрыли, и, скорее всего, откроется что-то вместо него. Отличный клуб, чтобы прийти и попить пива.

– Я знаю, что группы должны были реализовывать 20 билетов, чтобы там выступить.
– Да, я в курсе. Но это не политика клуба, а организаторов концертов Дашкова и Тишкевича. Звук ужасный, вот эта вот сама организация ужасная, но "NC" – классный. Дизайн хороший. Если бы еще найти чувака, который бы всем этим потолковее занимался, который нормально организует, придумает идею какую-то…
А тут вот эти 20 билетов. Ты знаешь, было время, когда мы их продавали своим знакомым.

– Оплачивали свое выступление.
– Да это вообще глупо. Во всех нормальных странах группы выступают – им платят за это деньги. При этом у них есть возможность отстроить звук, положить инструменты так, чтобы никто не украл. У нашего басиста бывшего украли процессор в клубе "NC". Там есть камора, и, чтобы не носиться с инструментами по клубу, мы их поставили аккуратно в угол. Нам сказали, что там ходят только музыканты – все будет нормально. Была какая-то панк-вечерина. Потом приходим забирать – а ничего нет. Организаторы: "Извините! Простите! Мы не отвечаем, вы сами должны были смотреть!" Мы: "Но эта дверь должна закрываться!" Они: "Ну, никто никогда не закрывает!" А вообще клуб классный. Там офигенная вечеринка была, когда польские феминистки приезжали. Вот это вообще было классно. А клубов маленьких просто нет больше.
И молодым командам (если они из Минска), я думаю, было легче пробиться по каким-то клубам. Сейчас просто я не знаю, куда выбиться. Для нормальных громадных концертов это не клуб, потому что там звук ужасный.

– Вам платили деньги за концерт?
– Ни разу. Посмотрим, сейчас запишем альбом. Это нормальное явление, когда за концерт платят. У нас организаторы считают, что если тебе дали возможность выступить, то ты говори "спасибо" и вообще молись на этого человека, потому что неизвестно, когда у тебя будет такая возможность еще раз.

– А окупаются ли эти концерты?
– Так надо сделать так, чтобы окупались. Пусти хорошую рекламу. Да, это стоит денег, но это все потом вернется. Придумай такую фишку, на которую люди пойдут, которым будет интересно. Конечно, когда "БМА" организовывает концерты групп N.R.M., ГАРАДЗКIЯ, КРАМА, POMIDOR/OFF, то люди ходят. Супранович говорит: "А смысл вам делать концерты, если на вас никто не придет?" И его можно понять.

– Музыкальные пристрастия?
– В команде у нас разброс и шатание. Но это хорошо, потому что если бы зависали на одной команде, то и играли бы что-то подобное. Кто-то слушает метал, кто-то тяжелый кор. Я подсела на джаз. Нора Джонс. Люблю GUANO APES, Madonna, Sting. Короче, полная попса. Мне все, что приносят – я все слушаю.
Я обожаю женский вокал.

– С чем связано желание петь по-белорусски?
– Обидно просто – много команд молодых и не поют на нашем национальном языке. Нет языка – нет нации.

– Говорят, что белорусскоязычность – конъюнктура под "БМА".
– Просто "БМА" помогает командам, которые поют на белорусском. Если нам помогают, глупо отказываться.

Фото предоставлено группой



Павел КУДРЯВЦЕВ

© 2005 музыкальная газета