no


Ацетилен
“Белорусского панка не существует!”

АЦЕТИЛЕН: “Белорусского панка не существует!” Официальная дата создания группы — 8 ноября 1997 года. После ряда пертурбаций стабилизируется состав: Сергей Салоедов — вокал; Александр "Чуля" Чуликов — гитара, подпевки; Виталий Жук — бас-гитара, подпевки; Николай Седляров — барабаны. В этом составе группа дала множество концертов в гомельском клубе "Адреналин", записала альбомы "Панк-рок без купюр" и "Всему п...ц, или 4", а также англоязычное демо "Fuck You! That's My Name".

В начале 2001 года Николая Седлярова забирают в армию. В группе во время отсутствия последнего попеременно барабанят Алексей Болотников и Денис "Сенатор" Сенатов. АЦЕТИЛЕН начинает работу над альбомом "Посрать на гениев!", которая затянулась почти на два года.
21 декабря 2001 года в "Адреналине" состоялся концерт АЦЕТИЛЕНА с КОРОЛЕМ И ШУТОМ. 25-го гомельчане приглашаются в Москву, где в клубе "Свалка" участвуют в совместном концерте с группами ТОКСИЧЕСКОЕ НАШЕСТВИЕ и ЛУЧИ.

В конце 2002 года по религиозным соображениям из группы уходит Виталий Жук. На его место приглашается Денис Куликов (также ОРКЕСТР РИТУАЛЬНЫХ УСЛУГ). Тем временем в АЦЕТИЛЕН возвращается уволенный в запас Седляров. Группа приступает к записи нового альбома под претенциозным названием "Не попса!", дает серию концертов как в Гомеле, так и за его пределами и, в конце концов, добирается до Москвы, где дает совместный концерт со своими кумирами — группой ПУРГЕН.
Мое знакомство с творчеством АЦЕТИЛЕНА началось давно: в свое время я рецензировал на страницах "МГ" все альбомы этой группы, которую не без оснований называют "гомельскими SEX PISTOLS". Поэтому я был очень рад пообщаться с музыкантами АЦЕТИЛЕНА. Мое любопытство удовлетворял Сергей Салоедов (С.); Александр Чуликов (А.) и Денис Куликов (Д.) вставили в нашу беседу по "пять копеек".

— Давайте вспомним, как создавался АЦЕТИЛЕН.
А.: Был такой Виталий Жук. Он играл у нас на басу, но недавно покинул нас, обратившись в православие. Они с Серегой, нашим вокалистом, случайно познакомились и подружились. Причиной дружбы стала какая-то кассета. Начали общаться. Однажды сидели в подъезде с гитарой. Жук начал что-то играть, Серега стал что-то петь. Виталик спросил: "Чьи это песни?" Серый ответил: "Мои". Решили поиграть по малолетству — им тогда было по 15-16 лет — от нечего делать... И началось. Появился барабанщик: они были знакомы с Колей. Втроем начали репетировать — без баса. Было много кандидатур на эту роль. В конце концов, появился я. После первой репетиции меня посадили на гитару — так получилось, что им не понравилось, как я играю на басу. И потихоньку-потихоньку все началось. Потом барабанщика призвали в армию, и на барабанах у нас временно стучал Сенатор. Но когда Колян вернулся из армии, они опять поменялись... Я тоже отслужил... Теперь мы снова в старом составе. Только басист сменился.
— Насколько верно утверждение, что Гомель — столица белорусского панка?
С.: Я просто уверен в этом! Я был во многих городах Беларуси и России и могу сказать: Гомель — столица не только белорусского панка, но и белорусского рок-н-ролла! Потому что ни в одном из белорусских городов не умеют играть так, как в Гомеле. Минск — это вообще отстой, по-моему. Там люди гнут пальцы, делая вид, что они круто играют. Не думаю, что N.R.M. — крутая группа. Это просто вторичная NIRVANA.
— Но она признана одной из самых-самых...
С. (перебивает): N.R.M. — отстой! Ненавижу N.R.M.! Вообще, я в шутку называю эту группу "энурезом". Очень созвучно: N.R.M. — энурез. Еще раз повторяю: голимая белорусскоязычная пародия на NIRVANA! Я не боюсь Лявона Вольского, готов с ним драться на ринге, в боксерских перчатках или без них.
— Какие из гомельских групп, на твой взгляд, сегодня достойны внимания?
С.: В свое время была группа ЭДГАР ПО. Действительно классика! Сейчас ее не существует. Был МАНДРАЖ — он тоже распался. Не выдам секрет, если скажу, что сегодня МАНДРАЖ состоит из одного человека. Это Виктор Даймонд, который пишет музыку и тексты. Но последнее, что я слышал, — скорее, не панк... Я называю это индастриэлом. Возможно, это панк, но это электронная музыка.
А на данный момент... Хотя группа RASTA мне эстетически не близка, я могу ее выделить, потому что ребята качественно играют хардкор. Я выделяю TT-34. Я выделяю нас. Еще — моя любимая панк-группа ОРКЕСТР РИТУАЛЬНЫХ УСЛУГ.
— Что из мировой и отечественной музыки произвело на тебя наиболее сильное впечатление за последний год?
С.: Из отечественных за последний год — ТАТУ. На самом деле девчонки сделали хороший прорыв на Запад. Почти весь русский рок ненавижу. Ну, если Виктора Цоя можно назвать русским роком — он мне очень нравится. Из западных — SYSTEM OF A DOWN. Ребята играют помесь хардкора, грейндкора, панка и чего-то еще... И, как ни стыдно в этом признаться, недавно открыл для себя DEPECHE MODE. Из белорусской сцены не могу выделить никого. Разве что АЦЕТИЛЕН (смеется).
— Денис, а тебя что потрясло из музыки?
Д.: Ничего. Разве что альбом PINK FLOYD "The Wall", который услышал недавно.
— Кто у вас пишет музыку и тексты?
С.: Начнем с того, что Денис — наш новый басист. Бывший наш басист ушел в церковь. Чувак с ирокезом на фотках — это он... На данный момент музыку пишет Денис. Еще пишет музыку Саша Чуликов, наш гитарист. А тексты в основном пишу я. Кто-то, возможно, что-то дописывает...
— Ваши первые альбомы называются "Punk's Not Dead!" и "Всему п...ц". Не кажутся ли тебе эти названия слишком уж анахроничными?
С.: Это было 4-5 лет назад. Тогда я так мыслил, тогда для нас это было актуально. Сейчас это все, конечно, устарело, я согласен. А вообще... По-моему, нужно делать то, что тебе нравится, несмотря на мнения.
— Как вы попали на разогрев к КОРОЛЮ И ШУТУ?
С.: Получилось довольно просто: договорились — и играли. Они нормально восприняли наше выступление. Сказали: "Классно". Но на самом деле играть с крутыми группами — просто понты. От этого не играешь лучше или хуже — просто в беседе с кем-то можешь сказать: "Бля, я играл с КОРОЛЕМ И ШУТОМ!", "Я играл с ПУРГЕНОМ!" А я играл с немцами, с голландцами, еще черт знает с кем... Ну и что? Я стал от этого лучше играть и петь? Нет! Нормальные чуваки, имеющие определенное количество денег от своей работы. Я надеюсь в свое время иметь со своей музыки столько же, если не больше.
— Прошел слушок, что Ковчег предполагает включить в какой-то сборник одну из ваших вещей...
С.: Не знаю, насколько это правда. В андерграунде наши записи расходятся спонтанно. В свое время мы хотели выпустить альбом на Ковчеге и вместе с Виталиком, который у нас еще играл, отвезли туда демо "Fuck You! That's My Name", чтобы они послушали. Ковчег нам дал от ворот поворот. Но вот забавный факт: на другой стороне кассеты была запись группы TWENTY FINGERS, нашумевшей лет семь назад. Там девочка поет. Промоутеры сказали, что мы им не подходим, а с этой девочкой они бы поработали. Так что можно видеть, насколько дальновидны белорусские продюсеры.
Я могу сказать от себя: Ковчег — отстой. Имел я их во все дыры. А насчет сборки... Может, куда-то засовывали. Если это правда, я подам на них в суд. Честно.
— А официальное издание вам не грозит?
С.: Я бы хотел выпустить наш альбом на каком-нибудь мажорском лейбле, чтобы его купили миллионы людей. В противном случае — нет. Я не люблю работать, я просто лодырь. Все, что я умею в жизни, — это петь. Я хочу зарабатывать деньги пением, больше ничем.
— А Real Punk Rock Studio?
С.: Это наш собственный лейбл. Но мы им не занимаемся перманентно. Когда нам нужно, мы что-то запускаем в народ. Кто-то что-то покупает или достает через знакомых. Пусть меня белорусские панки проклянут, но я хочу сказать о культуре D.I.Y.: в нашей стране она вообще не может существовать. Ну, конечно, она где-то как-то существует — я тут читаю по каким-то фэнзинам... Но не думаю, что это прогресс для панка. Это не то. И потом — не знаю, насколько плохо можно относиться к славе. Но чем больше ты известен, тем большему количеству людей ты донес свои идеи. Пусть только один из десяти тебя понял, но на самом деле это большее количество людей, чем если играешь для пятерых своих друзей.
— До сих пор вы тиражировали свои альбомы при помощи бытовой аппаратуры, с ксероксными обложками...
С.: Это не бытовая аппаратура. А что касается ксерокса... Даже когда мы станем суперизвестными, мы будем оформлять свои альбомы точно так же. Это наш панковский бзик.
Кстати, о панке. О русском панке, если тебе интересно. Я не знаю, что такое русский панк. ГРАЖДАНСКАЯ ОБОРОНА — это вовсе не панк. Альбом "Поганая молодежь" разве что... А белорусского панка, я считаю, вообще не существует.
— Твое желание выпустить альбом на "мажорском" лейбле может быть неправильно понято твоими же поклонниками...
С.: Если я потеряю триста своих фанов ради тридцати тысяч, мне на это наплевать.
— А самые первые ваши альбомы вы будете качественно переписывать?
С.: Каждый из этих альбомов обладает своеобразным настроением. Если мы их перепишем, настроение будет другое.
— Чем вы порадуете в ближайшее время своих фанов?
С.: Недавно мы записали альбом "Не попса!" Есть материал для нового альбома. Мы будем играть совершенно иную музыку, которая будет принципиально отличаться от того, что мы делаем сейчас. Также мы работаем над видеосборкой, куда войдут наши концертные записи и интервью.

Геннадий ШОСТАК

© музыкальная газета



© 2005 музыкальная газета