no


Taxi
Есть МЕТРО — будет и ТАКСИ

Есть МЕТРО — будет и ТАКСИ Случается, что ассоциации ломают привычные представления о каком-либо предмете или слове. От них сложно избавиться, так как они почему-то глубоко проникают в сознание и надолго там задерживаются, не освобождая места новым образам. Вот и теперь, при слове "такси" воображение рисует не привычную глазу машину с черными квадратиками, а стремительно рвущуюся к успеху белорусскую группу с созвучным названием ТАКСИ. Участников этой "арт-организации" сложно назвать музыкантами одной песни (подобно писателю одного романа). Почти каждый из них занимался музыкой ранее, кто-то играл в группах, кто-то учился в музыкальной школе, что позволяет говорить о понимании каких-то вещей в этом деле. Изначально они сочиняли легкие, незамысловатые песенки, однако с изменением мироощущения деформировалась и мелодика — в более тяжелую и качественную сторону.

Недавно ТАКСИ праздновала свой День рождения. Это событие и стало поводом для встречи. Ведь у группы, просуществовавшей уже целый год, обязательно есть что рассказать. Наш разговор завязался непринужденным образом, сопровождаясь жизнерадостным настроением, и от того интервью началось слегка в легкомысленном тоне.
Состав группы: Аня (вокал), Наташа (клавиши), Настя (ритм-гитара), Леша Б. (бас-гитара), Леша Г. (соло-гитара), Дима (барабаны)
— Вы вообще серьезные люди?
Леша Г.: Музыканты и чтоб серьезные — это несопоставимо.
— А к музыке как относитесь? Серьезно?
Леша Г.: Положительно!
— И все-таки чем для вас является музыка? Это что-то со своим будущим?
Наташа: Это наш образ жизни. У нас все связано с музыкой.
Леша Г.: Жизнь — это хобби от музыки.
— А группа TAXI — это воплощение вашей детской мечты?
Наташа: Да, и, скорее всего, Аня стала ее воплотителем. Ей тогда было 15 лет.
Аня: Нет, это большая случайность. Я представляла, что это легко и просто.
Леша Г.: Наслушались песни "О-оо-о, зеленоглазое такси…". Нас торкнуло, и мы решили создать группу.
Аня: Тебя вообще не было тогда, когда нас торкнуло, дорогой мой. Ты появился где-то на полгодика позже.
Наташа: С самого начала в составе группы, ранее называвшейся ГЛОРИЯ, из нас были только Настя и Аня. В то время они были андерграундными девочками и играли другую музыку.
— Вы, вроде, особого смысла не вкладывали в название, но все же любопытно, каково его происхождение?
Аня: У нас был концерт, и нужно было срочно назваться, но мы не знали как. И тут к Насте пришло прозрение. Она подумала, что есть же МЕТРО, будет TAXI.
Наташа: Слово интернациональное, переводить не надо.
Аня: И расшифровывать тоже.
Наташа: Красиво смотрится название из четырех букв.
Леша Б.: А еще бесплатная реклама по всему городу.
— А вы занимались музыкой до создания группы?
Леша Г.: С кем?
Наташа: Кто-то играл в других группах, кто-то самоучка.
Леша Г.: А кто-то у Игоря Валерьевича.
Наташа: Да, это человек, который нас сначала создавал.
— И он до сих пор вам помогает?
Аня: Уже нет. Но, по крайней мере, он нас как группу сделал. Ведь, на самом деле, многие группы разваливаются не потому, что у них нет идей, они плохие музыканты, а именно потому, что это шесть человек, это шесть разных мнений, шесть личностей, и каждый хочет что-то свое привнести, а кто-то не желает, чтобы тот это делал. Игорь Валерьевич слепил нас как группу. Мы теперь знаем, как друг к другу надо относиться, когда нужно промолчать, когда можно и наорать.
Наташа: То есть у нас у всех свои задачи в группе.
Аня: Мы идем к одной общей цели, а не "я хочу это, а он что-то другое".
— Так какие задачи минимум и максимум вы для себя поставили?
Аня: Максимально, чего мы бы хотели добиться, — это мировой популярности.
Наташа: Мы играем не для того, чтобы просто поиграть и попить пива на репетициях…
Леша Г.: А для того, чтобы купить вставные зубы для моей мамы (шутка).
Наташа: Мы хотим зарабатывать деньги.
Аня: Не думать, что вот, мол, у меня сегодня репетиция заканчивается в двенадцать, а завтра в семь часов на работу идти.
Леша Г.: На завод гайки крутить.
— А минимально?
Леша Г.: Наверное, известность в Беларуси.
Аня: Да, в принципе, минимум — это то, что есть уже сейчас. Мы отыграли порядка тридцати концертов по разным клубам. Хотим выпустить альбом и снять клип.
— Уже начата работа над альбомом?
Наташа: Да, мы уже записали четыре песни у Сырокваша. Теперь планируем записать еще одну, правда, уже в другой студии. На самом деле, ведь все упирается в деньги. Мы больше надеемся на фестивали и на вознаграждения.
— А есть ли надежда увидеть вас в этом году на пресловутом фестивале "Басовище"?
Аня: Я думаю, что да.
Настя: Опыт "Рок-коронации" показал нам, что "Басовища" может и не быть…
Наташа: Вообще, мы пришли к выводу, что настолько наигрались во всяких клубах, что сейчас все-таки надо делать что-то выгодное для нас. Например, принимать участие в более обширных мероприятиях.
— Какой из прошедших концертов запомнился вам больше всего?
Наташа: Сейчас все скажут, что первый концерт.
Аня: Нет! Концерт, на котором выступала еще российская группа ПРАЙД, потому что тогда у меня пропал голос.
Наташа: Точно, все мы помним этот концерт.
— И как вы вышли из этой неловкой ситуации?
Аня: Все было не так, как ты подумала. Я-то спела. Вот только дома, решив ночью покормить кота и произнеся что-то хриплым голосом, я поняла, что заболела. Таким образом, у меня неделю не было голоса. Я испугалась жутко.
Наташа: Еще на концерте в конце песни, там, где надо брутально кричать, Аня проорала: "Нiкому нiчога!".
Леша Г.: По-моему, она просто спела. В противном случае она бы вообще потеряла голос.
Наташа: Можно еще отметить концерт, посвященный нашему Дню рождения. Мы так долго к нему готовились, и в результате нас подвела организация. Но, в общем, за счет того, что играли хорошие группы, он получился классным.
— Вам исполнился уже год. Заметили ли вы, что подросли?
Наташа: Вспомнив, что мы делали в ЦВР, когда работали с Игорем Валерьевичем.
Аня: Тогда нам Игорь Валерьевич продавал песни, причем в стиле хэви-метал 80-х. А потом мы стали более самостоятельными.
Наташа: И мы уже как-то определились со стилем. Я конкретно не могу дать ему название. У нас получаются песни в нашем стиле, ориентируясь на который, мы знаем, что нам надо делать дальше.
— Какие вы получали отзывы о вашем творчестве, будь-то от авторитетных людей или просто от любителей музыки?
Аня: Молодежь говорит, что все у нас хорошо получается. Некоторые непонятно откуда достают номера наших домашних телефонов, звонят с просьбой дать им демо-записи. И в то же время один мажорный дяденька, почитающий не самый лучший хип-хоп, сказал, что мы — ЧИЧЕРИНА. Такого ужаса мы не слышали никогда.
Наташа: А вот, например, гитарист группы ПОСТСКРИПТУМ сказал, что в нашей музыке нет ничего лишнего, что мы идем правильно. Нашу музыку нельзя судить сразу. Нужно вслушаться во все фишки, потому что мы их так долго продумываем и надеемся, что их кто-нибудь услышит. И тем людям, которые в этом разбираются, наше творчество импонирует.
Аня: Поэтому нам больше всего нравится играть в клубе "Graffiti", где собираются серьезные люди, состоявшиеся музыканты. Очень приятно получать комплименты от людей, уже чего-то достигших.
Наташа: От тех же НЕЙРО ДЮБЕЛЬ, которые подарили даже нашей вокалистке бутылку шампанского.
— А как у вас с самокритикой? Вы сами понимается, когда получается хорошо, а когда не очень?
Наташа: С самокритикой все в порядке, потому что мы всегда знаем, когда играем плохо или нормально.
Леша Г..: Я считаю, что мы самые лучшие. Все ведь касается только развития и времени. Кто мне назовет группу, которая сравнится с нами?
Аня: Я могу привести в пример группу КУКЛЫ, которая добилась гораздо большего. Поэтому нельзя говорить, что мы самые лучшие. Музыка — она ведь на любителя. Кому-то нравится, кому-то нет.
— Кто у вас отвечает за тексты песен?
Наташа: Аня, вокалистка.
Аня: Тексты у нас не очень серьезные. Я, конечно, вкладываю в них что-то свое. Но мы больше внимания уделяем музыке. С ней мне проще.
Наташа: Мы не подхватываем удачную гармонию и не играем случайно выстроившуюся мелодию. Мы продумываем каждый такт, чтобы у нас все было гениально в музыке.
— И все же, вам не кажется, что многое зависит от того, кто пишет тексты? Надо ведь подстраиваться под настроение написанного...
Аня: Мы обычно текст на музыку накладываем.
Леша Г.: Сначала появляется аранжировка, а потом мы сдираем у какого-нибудь "письменника" пару слов и надеемся, что он никогда не услышит наших песен.
Аня: Да, песню "Нiкому нiчога" мы сплагиатили.
Наташа: Я признаюсь, что мне и Ане понравился белорусский писатель Виктор Шнип. Вот мы и взяли его произведение за основу.
— Кстати, об этой белорусскоязычной песне…
Аня: Мы поем сейчас на родном языке, потому что нам надо ехать на "Басовище". А так к белорусскому мы относимся несколько предвзято.
Наташа: У нас главное место отводится музыке. Мы через нее все свои чувства и эмоции показываем. На русском все-таки легче сочинять текст, потому что в нашем государстве не все сделано для того, чтобы мы хорошо знали свой язык.
Аня: К тому же, чаще всего люди все равно не понимают, что я пою.
— На ваш взгляд, у нас ощутим дух соперничества среди коллег по цеху?
Настя: Какое соперничество? У нас оно нездоровое в стране.
— Это выражается в зависти?
Настя: Вот именно, у нас есть не соперничество, а завистливые взгляды.
Наташа: Это боязнь, что тебя могут как-нибудь подавить. Бывает, что, не зная хорошо человека, к нему питают неприязнь и завидуют его успехам.
Аня: Такое часто происходит между вокалистками.
— Просто, если раньше надо было доказывать, что девушка вообще может петь в группе, то теперь надо доказывать, кто из них является лучшей…
Аня: Да, хотя, в принципе, у нас с женским вокалом не все хорошо.
— Вы хотите быть популярными?
Аня: Это относится уже ближе к максимуму. Однако это желание естественно, потому что мы ведь не просто так играем.
Леша Б.: Все музыканты, которые хотят чего-то добиться, стремятся к популярности.
Аня: А вот группы, которые говорят, что играют для себя, — врут, потому что на самом деле любая группа хочет, во-первых, заработать денег, во-вторых, стать популярной.
Леша Б.: Не всегда. Сначала играют для себя, а потом ради достижения этих целей.
Настя: Для себя уже никому не надо.
Леша Б.: Но мы же получаем удовольствие от того, что делаем!?
Настя: Надо уметь совмещать приятное с полезным.
Аня: Мы получаем удовольствие, потому что сейчас играем в разных клубах, нравимся публике. А когда мы сидели в ЦВР, то это всем надоело и уже никому не хотелось ничего делать.
Наташа: Мы хотим доброй популярности, без звездной болезни.

ВероНика ПЕРЕПЕЛКИНА

© музыкальная газета



© 2005 музыкальная газета