no


Pete Paff
Кухонный PETE PAFF, или Все о кухне сольного проекта Пита Павлова

Кухонный PETE PAFF, или Все о кухне сольного проекта Пита Павлова У Пита Павлова – чашки маленькие и без ручек. У Пита Павлова посреди комнаты стоит огромный стол. Пит Павлов сейчас записывает новый альбом. У себя на кухне...

На кухне чаще всего бывают…
…само собой – хозяин, и не только кухни, но и самого альбома (имя ему уже дано (рабочее) – "Вясковы"): он и композитор, и аранжировщик, и автор песен, и гитарист, и домрист, и вообще… певец. Перкуссионными инструментами (бубен, дарбука, гляк, шуршалки, шейкеры…) здесь заправляет Андрей Сапоненко. Звуки колесной лиры, "дуды", "пішчыкау", "акарыны", дудок, "жалейкі" принадлежат Ярашу Малишевскому. С тромбоном в проекте участвует Кастусь Карпович, а с цимбалами – Настя Немшон. Сергей Шепелев на кухне заведует тубой.

Тубой для меня и открылась студия-кухня
Именно ее записывали Пит Павлов с Сергеем Шепелевым, когда там появилась я.
На кухне Пита противоестественно выглядят не компьютер, стопки дисков, микрофон и барабан под столом, а наоборот – плита, холодильник и раковина. Все время невольно удивляешься: каким боком-то они сюда затесались? Но, по-моему, этот сумасшедший синтез студии и кухни семьей Пита Павлова воспринимается абсолютно спокойно. Когда Пит хвастался мне песнями, которые уже сделаны, включая их по порядку, на кухню вбежал его маленький сын. "Что, записываетесь?" – без особой вопросительности обратился он к нам, потом схватил что-то из еды и улетел назад в комнату с большим столом.
Записывается туба. Сергей надевает наушники, в которых играет отсутствующая сейчас на кухне часть состава, и выдувает из своего инструмента в микрофон новую дорожку, которая сразу же вставляется в песню. Это называется потрековой записью. Пит на мониторе компьютера показывает мне дорожки для каждого инструмента. Можно щелкнуть на название любого из них и послушать только его партию в песне. С каждым приходом музыкантов к Питу на кухню количество таких дорожек растет, и в конце концов появляются законченные, доработанные песни. А там, гляди, и альбом выйдет. И презентуется где-то к осени.
"Есть и такой способ, – объясняет Пит, – все садятся и записываются одновременно. Но мне это сделать не представляется возможным, да временами это и не нужно. Ведь некоторые идеи приходят позже…"

Позже…
…туба оказалась в компьютере у Пита, и после ухода уважаемого тубиста мы, наконец, послушали песню с ее участием. "Эта песня про несчастливую любовь", – в двух словах поясняет мне Пит ее веселый припев.
Все песни на альбоме сделаны а-ля "беларускае вяселле": с задорным вокалом от наших прабабушек, незамысловатыми народными текстами и целым авралом белорусских народных инструментов. Пит работает с фольклором, чтобы не потеряться в музыке и в жизни. "Не быть похожим на другие коллективы, особенно те, которые сейчас слушаешь, и не потерять какую-то интересную часть самого себя мне помогает именно исполнение фольклора, – признается Пит. – А сейчас я поставлю вам несколько песен из моего проекта".
Впервые я открыла для себя двойственную природу песен: одна – это то, что ты слышишь, неразделимое (опять же если только на слух) звучание инструментов, другая – это материализованная версия песни, которую мы видим представленной в дорожках разных инструментов на мониторе компьютера.

Чтобы еще лучше объяснить мне процесс своей кухонной записи, Пит время от времени отключает некоторые дорожки, потом добавляя их по очереди. "Как это записывалось. Вот вы почти все слышите, только вокалы остались. Тут флейту записывал я, хотя обычно ее Яраш записывает, но его тогда еще здесь не было. Вот вокал. Видите, в одиночку он звучит совсем неинтересно. Тут появляются цимбалы… Только для этого кусочка… Смешная песенка. Тут есть "пішчыкі". Вы можете их услышать… И туба… Здесь и гляк есть". Оставляет один гляк. Это такой круглый инструмент из глины с горлышком, кувшин, по которому нужно бить. "Тут много всего. Вот это "дарбука". Тут цимбалы играют. Вот тут сыграно ногтями… Нетрадиционно звучит, как детская шарманочка. А вот тут еще слов нет!" – кричит он мне сквозь музыку. "Как? Вы еще не написали текст??" – удивляюсь я. "Да я даже еще не знаю, про что будет эта песня!" Слушаем дальше, а вам остается пока только представлять, чем же таким необычным собирается вскоре порадовать вас Пит Павлов. И это действительно нечто необычное. Он сам уверен в этом.
"Вот это первая песня из проекта. С нее все началось. В ней есть фенечки, несвойственные белорусскому фольклору. Компьютерные такие…"
В самый мелодичный момент песни, заявляя, что "тут трэба таньчыць", Пит начинает лихо вытанцовывать руками. Красавец!

"Еще я решил сделать народную, традиционную версию песни "Касіу Ясь канюшыну". Тут, конечно, есть опасность того, что люди, влюбленные в эту песню ПЕСНЯРОВ, не смогут воспринять ее, но на "беларуских вяселлях" ее исполняют именно так". Слушаем. "Вот такой смешной вариант", – подытоживает Пит. "А вот песня, которая будет новой на следующей неделе. Это будет рэп. А может, я еще спою, не знаю пока. И текст тут пока еще накидной". Действительно, вместо вокала в ней пока звучат питпавловские "там-тара-рам-там-там".
"Дочка у маці красуецца, па зяленым садзе ходзячы, чысту росу збіраючы..." Еще одна песенка. Немного грустная. "Может, попрошу Александру и Константина в ней спеть", – размышляет Пит…
– …не желаете рассказать о проекте подробнее?
– Он записывается уже больше года. В него войдет около 15 песен. Некоторым из них уже несколько лет. В нем есть такие новшества, которые я сам когда-то открыл и ни у кого до того еще не слышал и не видел. Но, к сожалению, многие из этих идей уже использованы другими минскими музыкантами. Это не совсем приятно. Они услышали здесь что-то новое и быстренько побежали записывать. И пусть у них получилось сделать это хуже, но, тем не менее, то, что теперь делаю я, будет меньше впечатлять, потому что оно уже засвечено.
– У альбома есть лицо? Женское оно или мужское?
– Вот оно, – говорит Пит и выделяет мышкой на как раз висящей на мониторе открытке группы GARADZKIJA, в которой он также участвует, свое лицо…
– Я так рада, что буквально на один час очутилась в маленькой частичке вашего творчества, проскользила по ней, едва дотронувшись…
– Да, вы попали в маленькую его часть, но для меня очень существенную. Я уже много раз говорил, что в определенный момент мне важно как бы наладиться на белорусский фольклор. Просто он остается неизменным, и, когда с ним работаешь, сразу начинаешь понимать, в каком ты мире живешь, что делать с языком, как петь, то есть такие важные вещи, которых не найдешь, когда слушаешь, например, Стинга.
– Пит, вы счастливы?
– Да, можно сказать, что я счастливый человек, потому что нашел гармонию между тем, что хотел бы делать и что делаю. Об этом мечтают почти все музыканты.
– У вас есть любимая песня на этом альбоме?
– (рассмешила) Любимую песню я еще не написал! Она всегда последняя…

Последнее…
…что сказал мне Пит, было пожеланием удачи.

У Пита Павлова очень вкусный чай. Пит Павлов не верит во вдохновение. Скоро Пит Павлов выпустит новый альбом. Свой собственный, записанный среди раковины, холодильника и запахов еды. Кухонный. Очень скоро.

Элечка БЕРКУТОВА
Фото Сергея ЧЕРВЯКОВА


© музыкальная газета



© 2005 музыкальная газета