no


Kriwi
KRIWI –– wo mann?..

KRIWI –– wo mann?.. Вероника Круглова живет в Минске в квартире с разрисованными стенами. Оранжевое солнце вместо обоев на стене создает атмосферу андерграунда и заставляет улыбаться… Неоднократно сталкивалась с тем, что многие музыканты — художники в душе — в тайне мечтают разрисовать свое жилище по своему усмотрению. Но не многие на это решаются. KRIWI иногда репетируют прямо здесь. Сейчас музыканты наносят последние штрихи в новой программе и уже обкатывают ее на концертах пред публикой.

Вероника не любит слово "фолк", предпочитает называть эти мотивы в своем творчестве этникой. В KRIWI всегда доминировало женское начало. Сейчас оно сублимируется в еще более яркий образ, в чем зрители убеждаются на их выступлениях. Новый проект уже окрестили KRIWI WOMAN. По-немецки "wo mann?" значит: где мужчина?..


— В группе произошли изменения, как это отразится на ее музыке?
— Нельзя сказать, что это перемены музыкального стиля. Мы поем фольклор, это наша база. Сейчас музыка у нас более молодежная, клубная. В ней много стилей и направлений: и фанк, и джаз-рок, и рэгги. И сложность этого проекта, и долгая подготовка объясняются тем, что он будет сделан на более профессиональной основе. Здесь упор на вокалы — везде четырехголосье. Такая музыка будет восприниматься зрителями очень легко, но в тоже время она очень сложная в том, как ее делать. Мы собираемся и, как анплагд, репетируем у меня дома. С электрическими же делами арендуем точку у N.R.M., там уже собираемся с гитарой и барабанами. Но так как у меня в группе сейчас молодежь — все учатся, барабанщик вообще в Молодечно, — поэтому бывает сложно всем собраться. Очень хочется писаться уже прямо сейчас, хочется договориться, чтобы нам помогли записать этот альбом. Спонсоров у нас нет, я не умею этим заниматься. Но если кто-то из продюсеров захочет поучаствовать в выпуске диска, это будет очень хорошо для нас.
Я очень рада, что собрала молодых музыкантов. Это, в принципе, бывшие фанаты KRIWI, они знают все наши песни, что меня порадовало. И будет много приглашенных музыкантов. Есть очень много талантливых молодых девчонок. Они классно поют и играют на разных инструментах. Мы приглашаем Юлию Глушицкую, виолончель. Ксению Минченко, которая играет у Войтюшкевича. Мне очень нравится певица из ВIРУС ЛИХА, она и на аккордеоне играет, ее хочу пригласить. Еще из группы ЯР девушек. У меня есть и знакомая очень хорошая бас-гитаристка.
— Кто сейчас с тобой играет?
— Это мультиинструменталистка Настя Киселева, вокалистки Валерия Володько и Евгения Волчик. Музыканты Рома, Игорь и Леша из группы КАЛАХАРИ. Но мы всегда открыты для сотрудничества и с удовольствием выслушаем все предложения и идеи, которые могут к нам поступать.
— В KRIWI наступает эмансипация..?
— Нет. Просто мы однажды совершенно спонтанно отмечали Новый год. Собрались у меня девчонки, и все мы так запели… соседи от стены не отходили, говорят: как богини поете. И я предложила: девчонки, надо делать проект. Настя Киселева — очень талантливая, делает аранжировки и вокальные, и инструментальные. Приятно работать с людьми, у которых есть идеи. Потому что я больше исполнитель, у меня есть свои идеи, но я очень легко адаптируюсь в компании людей. По сути своей я не диктатор. Мне интересно, во что все это выльется, интересно жить, чтобы все кипело и бурлило и я находилась бы в этой атмосфере. Группа KRIWI всегда была экспериментальным проектом. И то, что сейчас получается, мне очень нравится. Песни там разные. Практически все основано на белорусском фолке… Фолк — я не люблю это слово, скорее — на белорусской этнической музыке. Аранжировки очень модные и свежие. Есть довольно сложная композиция — песня начинается с трех нот, а потом разворачивается в дикую аранжировку... Музыка делится на две части — есть музыка для музыкантов, а есть музыка для людей. Здесь есть и то, и то. Но, в принципе, она очень доступная и позитивная, что мне очень нравится. В отличие от того, что было раньше в KRIWI.
— Питерская группа ДАЙ ПИСТОЛЕТ!, играющая достаточно жесткую музыку, рассказывала о том, как они впечатлены вашими песнями и что вы хотите сделать совместный проект…
— Микки (вокалист) очень талантливый парень. Мы с ними познакомились, мне понравилась их музыка. Жестко…и настолько профессионально сделано. И вот я не могу сказать, какой стиль музыки — рок там или джаз — мне нравится, я люблю любую музыку, если это клево сделано, качественно и классно. У них хорошая энергия. Я их видела в разных клубах и в разных ситуациях и была преисполнена чувством гордости оттого, что это наши! Если бы это были белорусы, я бы вообще умерла от счастья. Но Питер — это все равно наши. И было приятно, что они выступали в очень классных модных берлинских клубах, андерграундных. И мы с ними тусовались. Мы их снимали на видео, делали нарезку и отсылали им.
— Да, они сказали, что вы снимаете фильм про наших за границей, у вас наверняка накопилось много интересного материала..?
— У нас очень много отснятого материала, мы много ходим и снимаем там. И мы хотим, может быть, когда-нибудь сделать авторскую программу. И даже название есть — "Совершенно случайно". Была идея — "Наши за "бугром". Но это не совсем интересно, потому что там столько всего! Там присутствие всего мира. Мы совершенно спокойно в прошлом году на концерте на огромном ипподроме подошли к Нине Хаген (к ней ломанулись все журналисты). А наш продюсер Махно подошел к ней и стал задавать какие-то вопросы, она стала говорить и по-русски, песню запела… Когда попадаешь в какую-то такую атмосферу, можно столько всего интересного узнать.
— С ДАЙ ПИСТАЛЕТ! вы все-таки соберетесь что-то сделать?
— Я надеюсь, что получится микс. Они хотят перемешать все. Это модная тенденция, еще раньше такая волна пошла на Западе. Мы переписываемся по электронной почте. Я думаю, летом они приедут в Берлин. В общем-то, там ощущается большое присутствие Питера, очень много питерских музыкантов. И я работаю с Сашей Пушкиным, который живет в Берлине уже 15 лет, но сам из Питера. Я пела с ним, мы просто импровизировали на разные темы. Он говорит — что будем петь? Я говорю — что будем играть? Ну, поехали!! Он интересный артист, профессиональный, я его очень уважаю. С ним был известный звукооператор из Питера, который знает наших музыкантов, Лешу Шедько когда-то писал.
Я очень люблю импровизировать, меня много куда приглашают. И я никогда не называю это работой. Многие говорят: мы будем работать концерт. Для меня это не работа, это удовольствие. И я очень рада, что я в разных ипостасях себя пробую, мне это интересно, и даже иногда как-то так и неловко, и может быть не надо, а мне говорят: ты попробуй!! И я пробую — и получается. Но KRIWI я бросать не стану.
— Что будет в этом году происходить в группе?
— Мы поедем на фестивали. Я хочу успеть показать новую программу. Дело сделано, программа, в принципе, готова. Но чтобы вести такую толпу музыкантов, нужно хотя бы несколько концертов, фестивалей, чтобы оплатить проезд. Это не филармония и не кантора какая-то. А работа по клубам — это не считается. Другое дело — большие концерты. В данный момент мне хочется больше побыть в Минске, хочется записаться. И можно отодвинуть концерты на август или на осень. И я не считаю это затишьем — работа идет. С прошлой осени у нас не то чтобы новый коллектив, мы просто делаем новую программу. Старый вариант можно собрать, сыграть. Но это уже неинтересно. Мы собирались презентовать программу весной, но решили, что лучше хорошо сделать, чем тяп-ляп.
— В проектах "Я нарадзiуся тут" у тебя нет желания сделать что-то новое?
— Это коммерческая акция, которую устраивают продюсеры. Я сама не люблю все эти повторы. А с другой стороны — так хочется на сцену, меня хлебом не корми, дай только…
— А из проекта "Скрыпка дрыгвы" ты что-то слышала?
— Этот проект замутили давно. И на концерте "Я нарадзiyся тут" его начали презентовать. Я там не участвую… не знаю, кто там участвует. То, что я слышала, мне не очень понравилось. Может быть, я не готова к этому, я не знаю… Войтюшкевич с этого начинал. Когда он приехал в Минск учиться, он поступил сразу в два вуза: в институт Культуры на кларнет и в музучилище на вокал. И как классический вокалист он начинал с романсов, с городского романса. Помню, он пробовался в оркестр Финберга. Как талантливый музыкант и вокалист он может петь все. В KRIWI он себя прекрасно чувствовал, но его душа лежит именно к такому. И ему нравится то, что он делает, это очень органично, он не кривит душой, я просто знаю, что это его родное. Я такое не люблю. Хоть я и взрослая тетя, я все время стремлюсь к какому-то молодежному течению, мне хочется что-то модное, новое. Я не останавливаюсь на чем-то. Может, это плохо, но я не придерживаюсь какого-то определенного своего стиля.
— В Берлине вы побывали на кинофестивале…
— Я отдыхала по полной программе. Каждый год я посещаю кинофестиваль "Берлинале". Удается аккредитовываться, кстати, как журналист. И мы смотрим фильмы, ходим на пресс-конференции, встречаемся с интересными людьми. Мне это очень интересно. Я посмотрела очень много альтернативного кино, меня это так увлекло. Фестивалю сопутствовали всяческие музыкальные пати, концерты. Я такую жизнь люблю, и она мне нравится. Я там отдыхала, впитывала все, что там есть. А сюда я приехала работать, собираюсь со своими ребятами.
— А твоя мечта поиграть в мюзикле близка к осуществлению?
— Если меня пригласят… У меня задатки именно для таких вещей, для шоу: петь, танцевать.
— Сами вы можете придумать такую программу?
— Придумать можно все — организовать очень сложно. Потому что чего не хватает сейчас в Минске, как это ни грустно, — прогрессивно мыслящих режиссеров. Те, кто были, — в Москве или еще где-то. (Можно найти, искать среди молодых. Почему я сейчас молодых музыкантов себе набрала, у меня самой юной девушке сейчас 18. И, не считая меня, возраст в группе от 18 до 28 лет). А у тех, кто может это делать, нет денег. Ходить, просить денег — я это делать не умею, не люблю и не буду. Если меня куда-то позовут, то я согласна!!! Жалко, что хорошие идеи, как правило, не подпитываются материально.
— А где ваши мультикультуральные музыканты, чем они занимаются?
— Бабу играет во всевозможных проектах. Он уже забурел, его приглашают и он всегда готов и рад. Очень модно использовать в музыке таблы — индийские барабанчики. Там люди играют везде и еще подрабатывают в больнице или бакалее. У меня был проект с крутой пианисткой Наташей Остеркон. Она меня поражает! Играет в дуэте с немкой в четыре руки классику, потом аккомпанирует какому-то квартету классическому, еще сама же поет в каком-то цыганском коллективе, играет в джазовой команде как пианистка. И со мной у нее был дуэт. Она там была и композитором, и аккомпанировала. У нас была такая программа два года назад: джаз и этно-вокалы. Мы ее записали. И там играл американец Том Броди на трубе. И не стоял вопрос о том, сколько это будет стоить — собирались в подвальчике и играли в свое удовольствие. Так просто играли. Чтобы делать что-то крутое и глобальное — нужны очень крутые продюсеры, это понятно. А то, что происходит с нами… мы до сих пор считаемся молодежной группой. Мы все равно ездим по фестивалям. Мы не стоим на такой профессиональной дороге, мы к шоу-бизнесу не имеем никакого отношения... Ди-джей Дельта сейчас в Лондоне. Но есть другой ди-джей, ее друг, Стефан. Он работает на радио. Мы работали вместе весь прошлый год. Ездили в Люксембург, были на фестивале в Берлине. А наш иранец, Масуд, в Иране.

Татьяна ТАРАСОВА

© музыкальная газета



© 2005 музыкальная газета