статья


Маленькие Трагедии
Трагедии

МАЛЕНЬКИЕ ТРАГЕДИИ Моя беседа с Александром Сташкевичем, лидером группы МАЛЕНЬКИЕ ТРАГЕДИИ (Могилев) состоялась в начале года. Говорили мы о творчестве, и не только о нем…

— Команде недавно исполнилось 10 лет. Немалый срок. Доволен ли ты своими достижениями в творчестве? И что именно ты считаешь критерием успеха? Иные злопыхатели могут заявить, мол, 10 лет — коту под хвост. Мол, ни ТВ, ни широкой известности, ни значительных концертных туров… При этом поставят в пример годовалые группы, не сходящие с экранов и заполонившие FM-станции…

— Конечно, все относительно. Да и потом, успехи в творчестве и широкая популярность — вещи умозрительные и не всегда между собой связанные. Тем более, если ты перед собой и не ставишь за самоцель непременно любыми способами прославиться. К тому же, какая-то более или менее локальная известность к нам пришла всего года три назад. А до этого — два года самоизоляции, с 1993-го по 1995-й, и пять лет пребывания в анабиозе с редкими и робкими попытками реанимации без каких бы то ни было амбиций на свой счет. И только с марта 2000-го лед, что называется, тронулся. Хотя, конечно, все эти годы писались песни, происходили какие-то события, накапливался потенциал, и, по всей видимости, в один прекрасный момент пришло осознание того, что эта музыка для нас нечто большее, чем просто хобби, и наше отношение к этому вопросу стало гораздо серьезнее. Но при этом отношение взвешенное, спокойное и без иллюзий. А что касается критериев успеха, то разве десять лет заниматься любимой музыкой да еще на периферии не есть успех? Записать при этом четыре, пусть не самых лучших по качеству, но довольно содержательных по музыке и текстам вопреки всему — не успех? Честно говоря, я очень сомневаюсь в том, что большинство коронованных монстров белорусского рока в наших условиях продержалось бы и половину того пути. Ну а то, что такая музыка неважно востребована на ТВ, на радио и в обществе, так это показатель нашей общей низкой культуры (я имею в виду духовной). А годовалые "форматные" группы, в свою очередь, абсолютно не показатель для нас. Так что я повторяю, что все это относительно, и с моей точки зрения наши десять лет в рок-н-ролле — это большая и хорошая школа, которую мы в прошлом году закончили, а в этом собираемся поступать в институт и продолжать обучение. Просто, понимаешь, для нас быстрый успех не самоцель, мы не держим нос по ветру, мы играем то, что нам нравится, и музыка для нас — это своеобразный духовный наркотик.
— В контексте первого вопроса: в одном из Интернет-чатов у БГ спросили, как пробиться молодой группе, как "раскрутиться". На что БГ отвечал, мол, не надо никуда пробиваться. Надо просто заняться своими прямыми обязанностями — нести слушателю музыку, получать удовольствие от этого дела. Что ты думаешь относительного этого совета БГ?
— Полностью согласен с одним из апостолов русского рока. Разве что с одной небольшой поправкой — музыкантам самим нужно быть более деятельными и самим предлагать себя. Просто ввиду отсутствия цивилизованного общества и, соответственно, нормального музыкального шоу-бизнеса за нас этого никто делать не станет. Хотя, пожалуй, этот камень в собственный огород.
— Кто сейчас играет в составе группы?
— Костяк группы составляют: барабаны — Павел Филатов, спинной мозг и хребет группы — Александр Бурак, лидер-гитара — Василий Войнов, вокал, гитара, музыка, тексты — ваш покорный слуга; эпизодически бэк-вокалы — Люда Войнова, Анна Воронина, Александра Биченкова.
— Кстати, что подтолкнуло назвать группу МАЛЕНЬКИМИ ТРАГЕДИЯМИ?
— Мне показалось, что те темы и мироощущение, которые затрагиваются в наших песнях, абсолютно аналогичны тем извечным дилеммам, которые в свое время затрагивали и Шекспир, и Пушкин. Поэтому по названию — абсолютно неприкрытый и честный плагиат. Просто вместе с пафосом немного самоиронии. Да и потом — что наша жизнь, если не цепь этих самых маленьких трагедий.
— Есть ли у тебя музыкальные кумиры? Если да, то как тебе удалось не увязнуть в подражательстве?
— Есть просто огромный пласт самой разнообразной рок-музыки, которую я с удовольствием слушаю. Кумиров нет. Из отечественных с большим уважением отношусь к творчеству ВОСКРЕСЕНИЯ, МАШИНЫ ВРЕМЕНИ, ПИКНИКА, Андрея Мисина, Никольского. Из западных: BEATLES, QUEEN, LED ZEPPELIN, PINK FLOYD, GENESIS, RADIOHEAD, SUPERTRAMP, Jimi Hendrix, JETHRO TULL и т.д. Обожаю джаз-рок. Немею перед гением Высоцкого и Галича. То есть, как видишь, в музыкальных пристрастиях я абсолютно всеяден, но поверь, что я достаточно разборчив. И для меня нет плохих стилей и жанров. Есть хорошая и плохая музыка, талантливая и посредственная. И то, что в моих песнях и в манере исполнения проскальзывают иногда чьи-то нотки, то это вполне естественно. Это космический процесс, и все мы в нем участвуем. Главное — не сдирать фразы. Интонации — допустимо.
— Неоднократно многими уважаемыми людьми был признан высокий (на фоне теперешних нравов) музыкальный уровень группы. Кстати, впервые о тебе я прочитал, по-моему, в "МГ" касательно концерта в "Стар-клубе", где многие слушатели совершенно неожиданно для себя открыли МАЛЕНЬКИЕ ТРАГЕДИИ как серьезную группу. Да и после этого никто не отважился упрекнуть тебя в дилетантстве в плане музыки. Были, правда, некоторые претензии по стихам, особенно периода "Эммануэль" и "Королева минета"… Принимаешь ли ты эти претензии? Да и вообще, как в тебе могут совмещаться вышеназванные вещи с такими, как "21 век", "Вне времени и пространства", "Мой рок-н-ролл"? Меня иногда поражает, как рядом с сильнейшими строками (вспоминаю наугад — "…деградация нации, дискредитация слова…", "посмотри в мое лицо, в нем — морщины мертвых рек, соломоново кольцо…", "…принимаю роды в срок, в колыбель кладу дитя…") вдруг как ложка знаешь чего в бочке меда — корявые "ржавые гвозди", "червяком ползет" и др…
— Саша, ты же сам прекрасно понимаешь, что написание песни — это определенное таинство, и то, как уживается высокое с низменным — порой необъяснимо.
— Лихо ты ушел от каверзного вопроса… Кстати, а напишешь ли ты музыку к моим стихам и исполнишь ли все это? Не коробит ли тебя, когда играешь и поешь чужое?
— Если нравится, то почему должно коробить? У меня уже есть небольшой опыт написания музыки на чужие стихи, так что если твои образы покажутся мне близкими, то почему бы и нет? И потом, я с удовольствием пою Макаревича, Шклярского, Алексея Романова. Почему бы не спеть и тебя?
— Тривиальный и неинтересный вопрос: можно ли сочинять песни, их играть, петь и жить только за счет этого? Я имею в виду жить, а не сводить концы с концами... А вообще, тяжело ли живется тебе на свете?
— Ну, мечтать зарабатывать реальные деньги собственным музыкальным творчеством в нашей стране может разве что идиот (я не о группе КНЯЗЬ МЫШКИН). А живется по-разному. Когда занимаешься любимым делом, тогда легко, а когда погружаешься в социум — хэви-метал.
— Что ценишь в людях? Слишком много сказано в твоих песнях о предательстве друзей. Неужели это часто происходит? Может, ты слишком многого требуешь от окружающих?
— Ценю доброту, порядочность, интеллигентность, талант. И наоборот. К сожалению, некоторые люди меня просто разочаровали, хотя не стараюсь никого судить, но максималист еще тот.
— Саша, есть ли у тебя некое тайное желание, чтобы у руководителей минских клубов, устроителей фестивалей, редакторов музыкальных сборок открылись глаза (уши?, души?) и группа МАЛЕНЬКИЕ ТРАГЕДИИ стала доступна слушателю? А может, тебе достаточно того, что у тебя уже есть?
— Есть просто абсолютно открытое и здоровое желание, чтобы в нашей стране как можно скорее начала меняться духовная, политическая, экономическая и нравственная аура общества. Тогда само собой и у минских клубов наладится жизнь, и у устроителей всевозможных концертов и фестивалей появится желание, а главное возможность приглашать нас и подобные нам периферийные группы, а у директоров всевозможных рекорд-компаний — желание заключать договора и выпускать наши диски, а у нас появится возможность доходить до своего слушателя. И "рок-коронации" станут не бутафорными, а реальными. В противном случае всему нашему музыкальному рынку грозит тотальное засилье пэтэушного рока, форматного роко-попса, брутального хардкора и дешевого коммерческого панка.
— Что бы ты хотел спросить у меня? Говорят, задавать вопросы гораздо сложнее, чем на них отвечать. Да и по задаваемым вопросам гораздо лучше можно оценить человека, чем по его ответам…
— А что ты сам думаешь обо всем этом?
— Это ты о заданных тебе вопросах? Но это будет уже совершенно другое интервью… А если очень коротко, то я, к сожалению, не слишком юн, чтобы общаться с разными людьми безо всякого разбора. А с тобою мне разговаривать интересно. Есть взаимопонимание, и высказанные тобою мысли я разделяю. Вот что я думаю обо всем этом… Правда, некоторые твои аргументы, например — периферийность группы, не приемлю на корню. Ясная Поляна или Болдино — это тоже отнюдь не столица. (Если в этом месте что-то не понятно для подростков из "сникерского" племени — см. курс средней школы.)
А вообще, спасибо, Саша, за терпение… За музыку — отдельное спасибо.

— Спасибо, что не ударили!

Беседу вел Александр КОВАЛЕВ

© музыкальная газета



© 2005 музыкальная газета