статья


Fear Factory
Сказ о том, как не надо иногда делать

ФАБРИКА СТРАХА – группа хорошо известная. Не потому, что, скажем, ныне мы имеем ряд замечательных «фабрик», размножающихся путем почкования. FEAR FACTORY совсем не являются им креативными отцами. «Страхи» стали наиболее известны благодаря их триумфальному альбому «Obsolete» (1998), который открыл группу для миллионов поклонников вменяемого индастриэла и... закрыл группу для тысяч металеров. Но это было шесть лет назад. С тех пор коллектив успел выпустить странный диск «Digimortal», сборник старых вещиц «Concrete» и приступить к записи новой пластинки. А, забыл. Они развалились в марте 2002-го…

Мы обязаны FF очень многим. А уж сколько пива и водки должны проставить команде некоторые ныне чрезвычайно модные коллективы, ое-е-ей... Группа, собранная еще в 1990-м году, не то чтобы сделала там какую-нибудь революцию, переворот или стала рупором поколения -- все это удел мертвых. А FF живы, пусть и в покоцанном виде. Команда заслужила себе памятник за то, что смогла изменить отношение масс к тяжелой музыке, пусть и в отдельно взятом случае. Конек FF -- цифра, цифровой саунд, но без «соплей», какие присущи, порой, таким группам, как RAMMSTEIN (хотя той «цифры» у немцев кот наплакал...). FF могут себе позволить сделать откровенно коммерческий ход -- сыграть нарочито предсказуемо, т.е. дать возможность себя обвинить в угодничестве мэйнстриму. Но при этом на следующей песне дать волю рукам и задать металического жару, тем самым вызвав недоумение -- неужели это та же группа? Отличительный вокал фронтмена Бартона Си Белла, человека, который действительно знает, как петь (при всем моем уважении, скажем, к Чино Морено и, м-м-м, Кавалере -- список можно очень долго продолжать -- их орательные способности стоят на порядок ниже), плюс пресловутое совмещение индастриэла-нойза-метала-кора поставили коллектив на отдельное место в иерархии современных тяжелых банд. Теперь же о том, почему я озаглавил статью как «Сказ о том, как не надо делать».

Напечатанный выше абзац глаголет о том, насколько потрясны FF в любое время суток (даже в дневное). Но мы не хотим знать о наших любимцах только хорошее, нам же нужно еще и правду знать, не так ли? Как это часто бывает в музыке (и не обязательно в тяжметале), достаточно музыкантам после релиза сказать -- «вы записали самый чумовой альбом в истории музыки с тех времен, как австралопитек пропукал что-то мелодичное» – и дать денег, как для этих самых музыкантов все и кончается. Точнее, кончается для нас, слушателей. Музыканты до последнего момента ни о чем не подозревают -- а че? Бабло дали, гитары сменили, группиз помыли, да и наркоту теперь можно не прятать в сливном бачке -- звезды ведь. Как вы понимаете, все это я говорю по поводу того же «Obsolete», который до сих пор для одних -- Библия, а для других -- эпитафия замечательной лос-анджелесской группы.

В истории каждой тяжелой группы бывает момент, когда приходится (хочется?) записать что-нибудь такое, что можно будет без проблем втюхнуть. Что-нибудь такое, что можно будет каким-нибудь юнцом сыграно для восторженной прыщавой аудитории во дворике. До «Obsolete» у группы был уже диск «Soul Of New Machine», EP «Fear Is The Mind Killer» (переделка, по большому счету, дебютника) и второй номерной альбом, «Demanufacture». Все это хоть и не было в чистом видел дэзом, но, по крайней мере, на тот момент все участники группы считали себя приверженцами оного стиля. Этому способствовали корни музыкантов: Бартон ранее работал в тяжелейшей формации HATE FACE, а Дино Казарес (гитарист FF) в не жалующейся на недостаток рева группы DOUCHE LORD. Кроме этих двух у истоков создания были Рэймонд Херрера (драммер) и бас-гитарист Эндрю Шивес (последний не участвовал собственно в создании банды, он понадобился позднее, для записи «Soul Of New Machine»), также сведущие в «мясе».

Итак, они начинали тяжело. Тяжело музыкально. Это потом уже были первые попытки «выбиться в люди», иными словами говоря, -- найти свой собственный звук. Сие есть добро, конечно. Но в итоге группа поменялась в корне. В новое тысячелетие FF были уже «мультиплатиновыми», «ути-пути-миллионными». Черт его знает. Мне лично намного больше симпатизируют именно такие, «тяж-мет-электронные» FF, нежели долбежные демоны, выворачивающие до предела ручку «громкость». Но, к сожалению (?), Бартону ситуация вокруг «звездности» FF перестала нравиться. И началось, хотя, поначалу ничто не предвещало беды.

Первые отзвуки грядущих «внутрибандовых» войн стали появляться где-то в конце 2000-го года. Бартон ходил хмурый, на концертах «пел для себя любимого» (к примеру, мало прислушивался к тому, в каком темпе играют музыканты, иногда пропускал строчки, в общем, делал все, чтобы позлить своих коллег)... но мало кто понимал, насколько все это серьезно. «Дурака валяет, елки-палки», -- думали фэны. Елки и, тем паче, палки, закончились тогда, когда в марте 2002-го года Бартон заявил о своем нежелании более работать с FF. Известно, что сам Бартон не является в полном смысле слова центральной фигурой в группе. Костяк -- это Казарес и Херрера. И именно они стояли как у истоков создания коллектива, так и у его, как бы это сказать, «звуковой переориентации», и именно они стояли у истоков фактического развала FF. Бартон до последнего момента был в стороне, наблюдая за тем, как грызутся между собой Казарес и Херрера. Но, в конце концов, дошла очередь и до него -- Дино вдруг ополчился и на вокалиста группы. К тому времени Бартон сам мучительно думал насчет того, что же ему не нравится в команде – вроде, как и долгожданная слава, и общемировое уважение и почитание... но все равно что-то не то. Но когда Казарес стал «доставать» его самого, все стало на свои места -- «ребята зажрались и с жиру бесятся» (последнее в первую очередь относится в Дино, чей вес давно стал притчей во языцех). Короче, Бартон взял да и ушел к GEEZER (правда, зачем он это сделал, до сих пор непонятно). Что до остальных, то грызня продолжалась. Что было дальше? А дальше подключилась пресса.

Естественно, всех интересовало, что же случилось с такой перспективной, корректной, форматной, не скандальной (в общем-то), командой. Точки расставлять пришлось мсье Бартону, которой отпостил на официальном сайте коллектива истинные причины его ухода из группы. Дословно: «В субботу, второго марта 2002 года, я встретился со всеми членами FEAR FACTORY. На этой встрече я рассказал о своих личных ощущениях, касающихся нынешней ситуации в группе. Довольно долгое время меня не устраивали как взаимоотношения в группе, так и наши финансовые дела, и это ограничивало меня в творчестве. После долгих размышлений я решил, что лучшим возможным вариантом, который бы меня устроил, будет уход из группы. Это не капризный уход в неизвестное, это то, о чем я долго думал. Я держал свои чувства и мысли внутри, пока не стало очевидным, что эти отношения бесполезны для меня как для артиста. Это решение было неожиданным для большинства моих знакомых. Мы пережили вместе много хорошего и много плохого за эти 12 лет, но я ни о чем не жалею. Я искал в себе всевозможные варианты, решаясь на это, и я чувствую, что для меня и моего роста как артиста продвижение вперед -- лучшее возможное решение. Я хотел бы пожелать ребятам удачи во всех их будущих начинаниях. Я буду скучать по фанатам и хочу поблагодарить их за поддержку в течение всех этих лет». Если коллеги по металу отнеслись к словам своего сокашника довольно болезненно (больше всех сокрушался Макс Кавалера, который являлся давнишним поклонником FF), то остальные «фабриканты» даже бровью не повели. Да это и понятно -- в последние месяцы Бартон давал прекрасно понять, что он вряд ли захочет продолжать работу в FF. Дальше начинается самое интересное.

Прошло время. Развал FF перестал быть в центре внимания прессы. Журналистов теперь больше интересовало, что же будет дальше с участниками группы, смогут ли они найти общий язык и отыскать замену Беллу. Некоторое время все оставалось как есть. Дино Казарес занимался тем, что судился с Реймондом Херрерой за право называть свою группу FEAR FACTORY, Кристиан Олд Уолберс (басист) куда-то пропал, так и не добившись результатов от сотрудничества с Реймондом в проекте KUSH. Что же до Белла, то тот стал работать с различными коллективами, впрочем, нигде особенно не задерживаясь. Словно ждал чего-то. И, как выяснилось, кое-чего он дождался.

Несмотря на все разлады в группе, руководству лейбла Roadrunner плевать было на все. Команда «задолжала» один номерной альбом, и этот факт висел над музыкантами как Дамоклов меч. Как ни странно, но в итоге бывшие смертельные враги нашли в себе силы примириться. Как бы на время. В итоге в июне 2002-го выходит «Concrete», набор песен группы еще 1991-го года разлива. Этот релиз доказал младым фэнам банды, что на самом-то деле FF начинали с жестокого дэза, а вся сладость и форматность нынешних FF пришла значительно позже. Все архивные песни требовали перезаписи и вообще довольно внушительной работы, дабы не выглядеть архаично в нынешнее время. И Бартон Си Белл (вокал), Раймонд Херрера (барабаны) и Кристиан Олд Уолберс смогли выполнить свои обязательства перед лейблом. И даже больше того -- вновь стать полноценным коллективом. Как видите, в списке участвовавших в записи «Concrete» нет Казареса -- но это и не удивительно, т.к. парниша умудрился поссориться вообще со всеми, включая даже Roadrunner. В конечном итоге Дино был послан нах, и сейчас даже непонятно, где эта рожа играет. Пути его затерялись, короче.

После выхода «Concrete», казалось, что теперь-то «фф»’цам можно со спокойной совестью нагавкать друг на друга и разбежаться. Не тут-то было! Музыканты неожиданно поняли, что могут работать и дальше. Результат -- новый (правда, ремиксовый) альбом «Archetype». И если все будет хорошо, и погода будет благоприятствовать, FEAR FACTORY продолжат свое нелегкое дело. Но, конечно, в том случае, ежели они не надумают вернуть к себе Казареса.


Дмитрий БУРБУТЬ

© 2005 музыкальная газета