статья


Pink Cream 69
уверены, что хорошей музыке имидж не нужен

Вообще, конечно, играть старое и доброе сейчас как-то не очень модно. Ну, когда ты еще маленький и под стол задумчиво с гитарою идешь “Smoke On The Water” разучивать, оно, конечно, позволительно и даже кое-где поощряется. А вот ежели вполне взрослые дяди играют классический мелодический хард-рок -- как-то неуютно становится. Если же дяденьки записываются на солидном лейбле и звучат так отточенно и душевно, что в душе вихри ворочаются -- это, разумеется, меняет дело. Тем более, что герои, о которых речь идет, -- PINK CREAM 69 -- уже далеко не восторженные младенцы. Они знают, что делают, и знают, кому это нужно (это, кстати, самое главное!). А так называемый classic hard-rock сегодня весьма востребован -- потому что легенды 70-х мы уже заслушали до состояния внутреннего караоке, жаркая рок-н-ролльная молодежь сейчас в основном в «гаражную» эстетику кидается, а сладких фальцетных безумцев THE DARKNESS я слушать, к примеру, не могу, потому что после полной дискографии ТИГРОВЫХ ЛИЛИЙ они воспринимаются как-то слишком иронично. Вот, а тут -- настоящая легенда (парни играют с 87-го года), уже с ранних лет обласканная всевозможными «Metal Hammer’ами» и немецкими мэйджор-лейблами (состав у PC 69 весьма интернациональный, но вообще коллектив считается немецким – и неудивительно, ибо только там возникает самая внеконтекстная музыка, мы это уже уяснили). Группа еще и новый альбом выпустила, полный мягких риффов, увесистого дребезжания струн -- и вокал мелодический такой, в заоблачные дали уносящий. Все это дело напоминает то классических BLACK SABBATH, то поздних (которые со Стивом Морсом) DEEP PURPLE, то… бурную молодость. Как таковую. И вообще – если такую музыку играют почтенные старички, всегда немножко грустно -- потому что у старичков, наверное, куча внучков и собачек полон дом, как у Оззи Осборна. А вот если молодые да крепкие столь верны суровому жанру мелодического хард-рока -- это другое дело. Это впечатляет и в это верится. И даже их яркие каверы на песни, допустим, THE WHO радуют до слез, особенно после невыносимо скотской версии «За очами голубыми» группы LIMP BIZKIT (отмечу все же: этот кавер -- их финансовая находка, ибо спас целый альбом, но карма у них теперь безвозвратно испорчена, а почему -- того я вам не скажу, ибо контексты тут другие). Поэтому новый альбом этой суперпафосной группы с неподобающе смешным названием, естественно, вызвал у нас жаркий интерес к PC 69. Почему у них психоделическое и легкое название, никак не соответствующее музыке? И вообще что за имидж -- почему на фотографиях они улыбаются? И правда ли, что когда в 94-м их первый вокалист Энди Дерис ушел из группы, он ушел не в службу автосервиса «Фольксвагены» мыть, а в HELLOWEEN песни петь? И вообще – зачем все это нужно? Вот вам интересно, отчего они всем этим занимаются? Нам -- ужасно интересно. Поэтому пришлось задавать вопросы напрямую -- очень харизматичному барабанщику с красивым греческим именем Kosta Zafirou.

-- Готов ваш новый альбом “Thunderdome”, так что традиционный вопрос -- вы довольны результатом?

-- Настоящий музыкант никогда не будет доволен результатом. И всегда будет стараться делать что-то лучше -- именно в этом есть какая-то гарантия профессионального роста. А вообще, мы, конечно, очень счастливы -- потому что последнюю неделю читаем классные ревью в немецкой прессе -- альбом всем ужасно понравился! Все журналисты в восторге кричат, что это один из лучших релизов месяца. Очень приятно. С нашей стороны если посмотреть -- альбом звучит намного более прямо и «живо», чем наши предыдущие релизы. Продюсирование хорошее -- создающее эффект живого присутствия и музыки, сыгранной здесь и сейчас, а не затасканной по студиям. Сама же музыка альбома -- очень яркая смесь всего, что от нас можно ожидать. Мы, конечно, не цепляемся к прошлому, но всегда стараемся улучшить собственную методику написания песен. Потому что мы не хэви-металическая группа, которая работает над своим пафосным имиджем -- в первую очередь, мы обеспокоены мелодической и музыкальной стороной альбома. А имидж -- это так себе -- ну его. Мы просто хотели написать много хороших и драйвовых песен -- кажется, у нас это получилось.

-- По-моему, тоже получилось -- примите поздравления! В том числе и по поводу того, что вы перешли на довольно серьезный лейбл, Steamhammer. Чего вы ожидаете от этого сотрудничества? И изменилось ли что-нибудь?

-- На момент разговора с вами мало что изменилось пока. Но, может, потом что-нибудь изменится. Самое главное -- люди в этой компании очень серьезно занимаются рок-музыкой, и это хорошо. В Германии это лучший лейбл в хард-роке и метал-музыке, это все знают. Если говорить лично о нас -- все, что нам нужно от рекорд-компании, -- это чтобы нашу музыку слушали. А у Steamhammer дистрибьюция налажена великолепно -- вот даже в Россию сейчас продукт поставляют, по-моему -- здорово! А для нас это самое главное -- донести музыку до тех, для кого она написана.

-- Иногда вы звучите СОВЕРШЕННО как классическая хард-роковая группа. Не хуже всех предшественников и классиков жанра. Вы можете рассказать о своих «корнях» и влияниях? Конечно, можно догадаться и по музыке, но лучше ведь лично от вас услышать...

-- Во-первых, спасибо большое, это на самом деле для нас комплимент. Что касается корней, то у нас весьма разные влияния. Что нас объединяет – это то, что в юные годы у нас у всех была всеобъемлющая страсть к живой, настоящей рок-музыке. Во всех ее проявлениях -- ведь очень много было достойных групп. А если конкретно говорить -- вы могли заметить, мы тут все разных национальностей. Я вот родом из Греции, а гитарист Альфред Коффлер -- из Германии. Dennis Ward -- американец, а вокалист David Readman -- англичанин. И я точно могу сказать, что даже в силу национальных различий все слушают совершенно разные вещи. Деннис, к примеру, рос на американской музыке -- он слушал весь этот трогательный фолк-рок, группы вроде LYNYRD SKYNYRD, а еще ему очень нравится прогрессив-рок. Он ведь еще играет в VANDEN PLAS, прогрессив-роковой группе. Дэвид в основном сочиняет песни, поэтому ему нравятся совсем легендарные группы, ориентирующиеся на мелодику и драйв. Ему нравятся BEATLES, LED ZEPPELIN, THE WHO и всякое такое, Джими Хендрикс и BAD COMPANY -- в общем, вся хорошая британская музыка 60-х и 70-х: он у нас, так сказать, патриотически воспитанный молодой человек. Гитарист наш слушает хард-роковую классику -- ему нравятся рок-оперы эти все, THIN LIZZY, AEROSMITH. А мне нравится музыка, которая появилась немного позже и относится к хэви-металу, что ли, -- DEF LEPPARD, IRON MAIDEN. Вот. Как видите, всем нравится одно и то же, только совсем разные представители этого «одного и того же». И корни у всех одинаковые, даже если вкусы и разные. И это очень важно для создания уникального и цельного звучания группы -- ведь чтобы собрать вместе разные оттенки одного и того же направления в музыке, нужны достаточно широкие вкусы, а у нас с этим, вроде, все нормально.

-- Ну да, когда слышишь список того, что вам нравится, исчезает надобность спрашивать всякую ерунду вроде: откуда пошла ваша музыка, что вы смешиваете для такого звучания и так далее. А вкусы у вас действительно замечательные -- во всяком случае, итог звучит очень искренне. А сейчас вы что слушаете?

-- Сейчас я не очень много слушаю музыки, потому что у меня какой-то неслушательный период. К тому же я очень занят собственной музыкой сейчас, у меня времени нет. А вообще, в молодых группах я больше всего ценю оригинальность и талант делать свое дело наилучшим образом. В этом смысле мне больше всего нравятся LIMP BIZKIT и RED HOT CHILI PEPPERS. Да, и еще в Германии очень много молодых хард- и рок-групп, которые ужасно мило играют. Но что бы я ни слушал, я возвращаюсь все равно к традиционной музыке -- вот JUDAS PRIEST, вроде, что-то новое хотели записать, я этого релиза очень жду.

-- А как вы собрались вместе, если вы все такие интернациональные? Встретились в волонтерском лагере? Ночевали в соседних палатках на рок-фестивале?

-- Долго рассказывать! В общем, музыкально мы все -- земляки. Это первое. В психологическом смысле, я имею в виду. А остальное -- ну, вначале я играл в одной группе с Энди Дерисом, нашим первым вокалистом, который потом ушел в HELLOWEEN. Как-то на бэкстейдже мы, предположим, познакомились с Альфредом. Понимаешь, что я имею в виду? Амбициозных и талантливых людей обычно сразу замечаешь, ну и вот. Так что нас стало трое -- грек и два немца. Американского басиста мы нашли по объявлению в журнале. Так что проблем не было, все само организовалось. Проблемы были, когда ушел Энди. Потому что мы вообще тогда думали, что распадемся совершенно. Но решили все же искать нового вокалиста. Куча народу присылало нам кассеты, и мы ужасно долго выбирали. David Readman нам понравился больше всего -- потом выяснилось, что он англичанин.

-- А проблем в общении никаких нет -- все же у всех разные национальные, гм, представления об отдыхе, например?

-- Ну да, есть немного. Но совсем чуть-чуть. Немцы -- они же очень практичные и холодноватые. Коффлер -- он вот, к примеру, огромный перфекционист, ему надо, чтобы все было правильно и идеально. А греки -- душа нараспашку, они любят типа на шашлычки в лес выехать с шумной компанией, поорать громко. Одно только странно -- наш Деннис не очень типичный американец. Вот вы когда-нибудь встречали американца, который серьезно относится к собственным словам? Человека, у которого есть attitude, позиция? Они же обычно всегда говорят, говорят -- как дела, привет-привет, кучу обещаний дают -- «обязательно сделаем», «непременно приедем в гости», «завтра же начнем», а у них это все только на словах, это у них вежливость такая, национальный характер. А Деннис не такой, он полная противоположность любому американцу. Он неразговорчивый и сам по себе скорей интроверт, но если что сказал или пообещал -- обязательно сделает. Не знаю, мне кажется, что он неправильный американец. Он скорей похож на немца -- педантичный, организованный и серьезный.

-- Вы песни вы все вместе сочиняете?

-- Да. Единственный, кто в нашей группе не композитор -- это я. У нас классический состав: трое тонких и гениальных мелодистов, работающих «в связке» и создающих чудесные гармонические полотна -- и один глупый барабанщик. (радостно смеется. -- Т.З.)

-- Угу, который отдувается за всех неразговорчивых и интровертных мелодистов в многочисленных интервью.

-- Ну да, уже третью неделю на телефоне сижу, а что делать -- они решили, что я самый общительный.

-- Кто из вас обычно решает, какие каверы вы будете петь? Я тут заметила, что, несмотря на тяготение к классическому хардовому звучанию, вас ужасно тянет в аккуратненький мод-рок и новую волну -- вначале вы спели песенку THE WHO (причем очень здорово -- я была в восторге!), потом -- “My Sharona” THE KNACK, которая стилистически тоже в том же ключе…

-- А все очень просто. Эти два кавера -- идеи Дэвида, который увлекается мод-роком. Он решил, что будет очень интересно попробовать сделать эти «холодноватые» песни в нашем стиле -- с мягким и теплым хард-роковым звучанием. Мы не планируем каверы -- если вдруг возникает песенка, которая всем нам нравится и вдруг все хотят ее сыграть, мы пробуем, это же весело. Кавер какой-нибудь классической песни -- это всегда приключение. Всегда интересно, как она будет звучать и как каждый из нас ее видит.

-- Вы участвовали в создании какой-то рок-оперы под названием «Missa Mercuria». Расскажите, пожалуйста, немного об этом проекте.

-- Вообще-то, это больше относится к моей работе менеджера. Мы хотели записать что-нибудь с оперной певицей Изольдой Грос, мы связались с ней -- она была не против рок-оперы. Я искал для проекта авторов и разных композиторов, остальные участники PINK CREAM 69 тоже подключились. Это был очень большой проект. Я хотел там сам играть на барабанах, но проект оказался таким серьезным, что мне пришлось заниматься только организационной работой -- и то это занимало дни и ночи. Концепцию продумывать, составлять вместе части истории, по которой написана рок-опера, руководить всем этим. Но было вообще очень интересно. Потому что группа наша больше основана на песнях и на актуальной лирике, а концептуальные формы мы как-то в основном старались пропускать. А тут -- опера, сказка такая метафизическая про богов и духов земли, воздуха и огня, с сюжетом -- в общем, увлекательная штука. Про это все очень много есть на сайте www.missamercuria.com, можете посмотреть.

-- Этот вопрос я хотела задать в начале, но мне было как-то неловко, потому что он дурацкий. Сейчас я подумала, что мы уже как бы поговорили немного, вроде как знакомы чуть-чуть, поэтому уже можно задавать глупые вопросы. Так что я буду очередным человеком, который спрашивает о названии группы. Я уверена, что это что то значит -- но что?

-- Ничего особенно не значит, хе-хе. Это название от коктейля пошло, мы коктейль с таким названием пятнадцать лет назад пили где-то. Просто случилось так, что мы собрались в 87-м, а уже в 88-м у нас был готов альбом и готовились выступления, надо было что-то делать с названием для группы. Мы вдруг поняли, что на самом деле очень отличаемся от большинства всех современных немецких хард-роковых и метал-групп -- потому что у них все на самом деле ужасно пафосно. У них музыка пафосная такая, с серьезным «мессаджем», лица суровые типа «сейчас я как взлабну и вы упадете» и названия очень злобные, демонические -- RUNNING WILD, WARLOCK. В общем, сам жанр налагал на нас мерзкую необходимость в пафосном названии вроде ПОВЕЛИТЕЛИ ТЕМНОТЫ или ТЕМНЫЕ АЛЛЕИ, или ЮДОЛЬ СКОРБИ какая-нибудь. Мы не хотели быть юдолью скорби -- поэтому решили взять веселенькое название. РОЗОВЫЕ СЛИВКИ 69 -- ну ни в жизнь не догадаешься, что это -- серьезная хард-роковая команда, правда ведь? Мы решили отойти от этих стереотипов -- ведь если тебе нравится играть какую-то определенную музыку, это не значит, что ты вдруг должен и вести себя каким-то определенным образом! Обязательная «темнота» хэви-метала нас как-то смутила. Ведь в нашей музыке достаточно позитивных аспектов -- мы поем о хороших и добрых вещах, а не о том, как суров мир и как нелепо бытие человеческое. Мало того -- вы не поверите! -- как выяснилось, мы чуть ли ни единственная «тяжелая» группа, которая во время всех фотосессий принципиально улыбается в камеру! А мы просто подумали -- зачем корчить из себя мрачных недоступных типов, как того требует жанр, если в жизни мы -- нормальные жизнерадостные люди? А в то время, в конце 80-х, был в моде, знаете -- злобный взгляд в камеру. Мол, какие мы недоступные и опасные парни. Какое-то лицемерие получается -- как будто им невыносимо тяжело от собственной музыки и собственной «крутости». Нам нравится то, что мы делаем -- поэтому мы будем улыбаться, если хорошее настроение.

-- То есть вы хотели создать позитивный имидж?

-- Нет, мы не хотели никакого имиджа совсем. Хотя какая-то идеология тут есть. Мы хотим, чтобы людям было хорошо от нашей музыки. Чтобы им было весело и классно -- как и нам, когда мы ее играем. Поэтому мы стараемся быть такими, какие мы есть -- и делиться с людьми светлыми и позитивными эмоциями. Зачем народ негативом душить? Негатива тут и так всем хватает.

-- Вообще-то, да. Это действительно замечательная штука, чтобы сражаться с музыкальными стереотипами, которые нагромождены кругом всякого стиля.

-- Спасибо. Мы стараемся. И вообще, ждите в гости -- как только пригласите, сразу же приедем к вам с концертами. Наверняка наша музыка нужна не только в Германии и Японии -- кстати, в Японии нас ужасно любят, хе-хе. Думаю, вам тоже понравится -- тем более, что теперь наш альбом можно официально купить в России. Всем привет!

P.S. «HOT-7» выражает признательность за организацию интервью концерну «Группа Союз» и лично Максиму Былкину.


Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ

© 2005 музыкальная газета