no


Fun Lovin' Criminals
FUN LOVIN' CRIMINALS: “Мы сами любим слушать свою музыку”

FUN LOVIN' CRIMINALS: “Мы сами любим слушать свою музыку” Трое молодых мужчин встретились в 1993 году в одном из нью-йоркских клубов — Хью "Huey" Морган, Брайан "Fast" Лейзер и Стив Боровини. Первый тогда работал барменом, второй был кассиром, а третий специалистом по public relations (PR, короче говоря). Вот они то и решили создать группу с оригинальным названием FUN LOVIN' CRIMINALS. Через десять лет после той встречи — в активе группы пять альбомов, разошедшихся в количестве более 2,5 млн. экземпляров. Альбом "Welcome To Poppy's" поступил в музыкальные магазины Европы осенью 2003 года. Это, как обычно, была характерная для FLC смесь хип-хопа, соула, традиционного рока и блюза с большой добавкой юмора в текстах.

Промо-тур нового альбома нью-йоркцы начали, к нашей радости, с Европы. Поговорить с басистом и клавишником Брайаном Лейзером нам удалось в Норвегии, затронув темы юбилея группы, состояние нью-йоркской музыкальной сцены, смерти Барри Уайта.

— Правда ли, что FUN LOVIN' CRIMINALS попали в "черный" список ФБР как потенциально опасная группа людей?
— Не знаю, откуда плывет эта информация, но, скорее, из Интернета, ставшего наилучшим средством фабрикации слухов. Если ФБР действительно присматривается к нам, то должен их предупредить, что для Нью-Йорка нет худшей угрозы, чем та, которая исходит от FUN LOVIN' CRIMINALS.
— Так вы сами специально придумали эту историю?
— Ну а как же! Одна из самых приятных вещей в жизни — это придумывание разных историй. Я сам тоже порой развлекаюсь этим. Возможность пересудов и интерпретаций иногда веселее самой чистой правды. Но твою хохму я еще раньше где-то слышал.
— В самом деле? А я хотел пооригинальничать.
— Но вот видишь, не получилось. Другим разом придется постараться (смеется). Но не переживай. Приходилось мне слышать шуточки и похуже. И то смеялись.
— Ты постоянно живешь в Нью-Йорке?
— Да, у меня квартира в Бруклине, одна и та же уже 10 лет.
— Ну и как теперь живется в этом городе?
— Чудесно. Конечно, после событий, имевших место в сентябре 2001 года, город был в состоянии шока. Приблизительно за год люди как-то собрались с духом и снова смогли вдохновлять жизнь этого города. Мы, нью-йоркцы, все-таки счастливчики, потому что есть в этом городе все, чего только можешь захотеть.
— Меня так только до Торонто и Монреаля судьба заносила, но могу поверить, поскольку друзья есть там.
— А вот зря не доехал. От Торонто ведь уже недалеко было. Быть в Америке и не видеть Нью-Йорк или Гавайев — пиши, пропало.
— Зато я на Ниагарский водопад подъезжал…
— Ну, тогда не все пропало. Но многое.
— В этом году FUN LOVIN' CRIMINALS исполняется 10 лет. Планируются ли в связи с этим какие-то торжества?
— Да, это произойдет точненько в ноябре 2003 года. Но нам достаточно, что мы встречаемся и, происходя из разных мест, создаем вещи, которые никто не состоянии подделать. Есть много исполнителей, связывающих рок, фанк, хип-хоп и соул, но о FLC далеко идет слава, что это нью-йоркская группа. Всегда приятно услышать по радио FUN LOVIN' CRIMINALS. Ведь такие группы, как THE THRILLS, THE KILLS, THE NUNS, THE STROKES или THE JOKES, звучат одинаково, что особенно обидно в среде нью-йоркских групп. Наша музыкальная сцена всегда опиралась на соединение разных стилей. А не на выпиливание по кругу одного и того же панковского говна. Мы удовлетворены тем, что делаем, а главное, что через 10 лет все еще существуем и создаем музыку, которую сами любим слушать.
— Насколько я понял, ты очень не любишь упомянутые тобой группы?
— У каждого из них есть 1-2 хорошие песни, но целый их альбом не заберет тебя в какое-то путешествие, неинтересен для твоих ушей. Не люблю группы, которые постоянно делают то же самое. Например, такие группы, как ROLLING STONES или U2, всегда великие, потому что не привязываются упрямо к какому-то одному виду музыки. Поэтому люди постоянно хотят их слушать, а кому нужен какой-то THE JOKES? Что касается FLC, то я убежден, что если бы мы происходили из Вашингтона или Сан-Франциско, наша музыка звучала бы иначе.
— Когда вы все впервые встретились, ты с Хью даже какое-то время жил в одной комнате. Как вспоминается это время?
— В каждый момент своей жизни мы поддаемся разного рода стрессам. Они сопутствуют тебе, когда начинаешь созревать, когда впервые выходишь из родного дома и т.д. Тогда наибольшим моим потрясением было получение собственных денег на оплату квартиры. Вообще-то, мы не платили квартплату, потому что все деньги уходили на бормотуху и дискеты для компьютера. Но в какой-то год увлеклись мы созданием песен, и в конце концов нас вытурили из той комнаты. Но для меня это одно из лучших воспоминаний. Тогда я ясно давал себе отчет, что если хочу чего-то достичь, должен максимально отдаться этому. Конечно, помощники найдутся, но если нет в тебе выдержки, ничего интересного не получится. Самым важным для нас тогда было общее помещение и создание музыки. Тогда появились такие наши первые песни, как "King of New York", "Fun Lovin' Criminals", которые попали на диск только через несколько лет.
Нам офигенно повезло, что так все поперло классно: уже 10 лет играем концерты, объехали вокруг света, познакомились с фантастической публикой в Греции и Польше, Норвегии и Германии. Конечно, во всем можно найти и плохие стороны: мы со своими девушками и даже семьей не можем встречаться так часто, как хотелось бы, но, с другой стороны, не хотелось бы всю жизнь провести в Нью-Йорке или Лондоне. Я очень люблю путешествовать, так что могу считать себя счастливчиком.
— Когда-то вы пели: "Барри Уайт спас мне жизнь". Но вот ему не удалось спасти жизнь. Что ты чувствовал, когда узнал о его смерти?
— Он был чрезвычайно одухотворенной личностью и, может, даже своей смертью кому-то спас жизнь, кто знает. Этот человек оставил после себя необычайную музыку, воплотил в ней любовь, проявил безграничную щедрость сердца и души, хоть с точки зрения физического облика не был таким уж образцовым мировым секс-символом. Он не был классическим примером звезды, а просто прекрасным человеком. В нем не было ненависти, зато жила в нем любовь, жило прекрасное. Он воспринимал жизнь и радовался ей такой, какая она есть. По крайней мере, мы его так воспринимали. В молодости благодаря его музыке мы даже на женщин стали иначе смотреть.
— Теперь пора поговорить о новом диске "Welcome To Poppy's". По-моему, звучит он как любой другой альбом FLC. Ты сам-то доволен этим продуктом?
— У нас было достаточно времени на подготовку этого альбома. Ничто нас не ограничивало, мы не были связаны контрактом с фирмой. Сперва написали песни, а уж потом подписали контракт и решили, что этот материал уже можно издавать. Вот только тогда и поняли, что удалось нам создать очередной эклектичный "нью-йоркский альбом". Есть там немного попса, джаза, соула и даже панк-рока, априорно все, что можно найти в Нью-Йорке. Мы действительно горды этим альбомом. При работе над диском мы поддаемся спонтанности. Конечно, заботимся о том, чтобы отдельные ноты подходили друг другу, но стремимся, прежде всего, к тому, чтобы отдать накопившиеся в данный монет идеи и чувства наших душ. Если бы теперь работали над этим диском, возможно, он звучал бы совершенно иначе, но рождался он, как большинство и других наших альбомов, весной, когда мы вообще позитивно настроены к жизни. Думаю, фэны оценят факт, что получился классический альбом FLC, такой суровый и неопределенный, как наш первый диск. Ведь на нескольких предыдущих дисках мы заботились о стерильности продукта и даже чуть не вышли за рамки нью-йоркской традиции. Теперь снова все как надо.
— Говорят, что в ближайшее время появятся аж четыре ваших саундтрека к фильмам?
— Да, хотим войти в кинобизнес. Хотелось бы, конечно, работать с каким-нибудь великим режиссером и записывать большие саундтреки, покоряющие мир, но не удается с этого начать. Начинать придется с говняных фильмов. К счастью, пара наших приятелей делает весьма пристойные фильмы, к которым мы и написали музыку. Теперь у нас есть новый контракт с фирмой Sanctuary Records, который разрешает нам выпускать диски под лого нашего лейбла Di Fontaine. Есть уже пару заказов, среди которых и на саундтрек. Нам очень хочется, чтобы FLC среди публики ассоциировался не только с образом трех корешков на сцене, играющих поп- или рок-музыку. Мы часть нью-йоркской культурной жизни, что хотелось бы документировать с помощью нашей музыки, видеоклипов, кино и т.д. Мы же, в общем-то, композиторы.
— Я как-то был на вашем концерте в Польше. Помнишь его?
— Да, в Польше мы выступали несколько раз.
— Речь о выступлении в Кракове, где у меня сестра живет. Похоже, забылось?
— Кончай. Это была одна из крутейших промо-акций в нашей карьере. Люди из нашей издающей фирмы подумали тогда: "Есть у нас такая новая группа ПОКЛОННИК ВЛЮБЛЕННЫХ КРИМИНАЛЬЩИКОВ. Организуем-ка мы им концерт в тюрьме". Это был тяжелый опыт, беря во внимание, что тюрьму выбрали польскую, а у этой страны такая история, она через столько прошла! Когда после того концерта пошли в "Pizza Hut", это был такой контраст. Впечатлений хватило надолго, хоть кроме краковской тюрьмы были в Польше и обычные клубные концерты. А вообще, мы согласны играть везде, где люди хотят нас слушать. Здесь, в Норвегии, и вообще по Скандинавии на наши концерты приходит по 200-300 человек.
— Но это не много!
— Да, мы выступаем в малых залах. Но главное то, что люди приходят и получают удовольствие. А люди везде похожи. Когда мы играли Англии, всегда находились в зале в дрезину пьяные гости, выкрикивающие разные гадости. Вчера играли в Бергене и какой-то накачанный пойлом норвег что-то верещал мне на своем языке, хоть в этом не было никакого смысла, потому что я ничего не понимал.
— Доберетесь вы когда-нибудь до Беларуси, где тоже тюрем хватает и есть кому оценить вашу музыку?
— Пока в планах поближе к вам снова Польша, где-то в феврале. Знаю, что будет тяжеловато, поскольку это разгар зимы, "люты" по-вашему. А вот на весну еще программа только согласовывается, так что подключайте своих менеджеров. Нам очень бы хотелось выступить в той части Европы, где еще не были. Мы должны успеть выступить в Испании, Португалии, Италии. Даже в Восточной Европе что-то уже запланировано. А зимой будем еще в Чехии, где в это время года можно и кайф словить, покатавшись на сноуборде в перерывах между концертами.

Перевод Витаута МАРТЫНЕНКИ

© музыкальная газета




© 2005 музыкальная газета