no


Rasmus, The
THE RASMUS: Зато у нас есть полярное сияние!

THE RASMUS: Зато у нас есть полярное сияние! Еще в начале 2003 года вне Скандинавии название THE RASMUS мало кто слышал. Благодаря единственному хиту — "In The Shadows" — финский квартет стал звездой во многих европейских странах. Альбом "Dead Letters", откуда происходит эта запись, появился на рынке летом этого года и сразу попал в ротацию многих телеканалов, группу стали приглашать в разные шоу, на концерты. На одном из маршрутов нам удалось поговорить с вокалистом Лаури и ударником Аки и выяснить, что начинали-то они, как и мы, с каверов METALLICA, NIRVANA, но удалось как-то найти свои рецепты и… удивить мир.

— Вы знаете, что ваш "In The Shadows" докатился даже до наших радиостанций, а у соседей за западным бугром, поляков, уже с лета лидировал в хит-парадах?
Лаури: Я знаю только одно, что эту песню крутят множество радиостанций по всей Европе, но что конкретно происходит у вас, даже не в курсе. Разве что здесь тоже Европа…

— Записывая "In The Shadows", вы осознавали, каким грандиозным хитом это будет, причем таким важным в вашей карьере?
Лаури: Эта песня появлялась весьма оригинально. Мы делали пробу звука — джэмовали себе перед каким-то концертом в Финляндии и как раз тогда родились какие-то оригинальные риффы, мелодия. И это все за какие-то полчаса. Уже тогда было ясно, что это классный номер, в котором что-то есть, он чем-то трогает, проникает в тебя и остается в душе. Но предвидеть аж такой грандиозный успех мы не могли.
Аки: Думали, что это будет подходящая вещь на первый сингл, хоть она и малость отличается от остальных. Но тем не менее песня так и стала достойным представителем всего альбома.
Лаури: Самое интересное, что каждый член группы что-то внес в нее. И это очень важно. Ведь благодаря этому песня звучит, как весь THE RASMUS.

— По-моему, эта песня стала совершенным примером соединения поп- и рок-традиций. Вы согласны?
Лаури: Да, это такая своеобразная смесь. Ее трудно как-то классифицировать. Эту песню крутят и на радио, и прекрасно принимают на рок-концертах. Эдакий микс разных стилей.
Аки: Все наши песни есть рок с добавками поп-музыки. Всегда есть мелодия, которую очень легко подхватить, потому что она не слишком завернутая.

— Может, расскажете что-нибудь о тексте этого мегахита?
Лаури: Текст рассказывает о госте, ищущем чего-то такого, что ему не хватает в жизни. Он растерялся в своих чувствах и не очень просекает, что ему делать в жизни. Этим гостем могу быть я, он, ты или кто-либо другой. Мне кажется, что многие молодые люди точно не знают, чем заняться по жизни и хотят пробовать все, что подвернется. Видимо, это чувство знакомо каждому из нас.

— Вы помните свои первые концерты? Как это начиналось?
Лаури: Первый раз мы играли "живьем" в 1996 году на вечеринке в нашей школе. Было очень классно, мы сыграли пару каверов: "Master Of Puppets" METALLICA и что-то из NIRVANA, а кроме того и несколько собственных произведений. Люди уже тогда нас полюбили, подходили к нам и говорили: "Чуваки, вы ведь действительно умеете играть!" Подбадривали нас, чтобы мы продолжали. Ну вот мы и начали играть все больше концертов. Сначала в маленьких клубах для каких-нибудь 30 человек, среди которых были и наши знакомые, родственники.
Потом среди публики оказался человек, предложивший поработать вместе. У него были идеи, откуда взять деньги на запись демо, куда можно было бы включить трека четыре. Вот потом один из треков попал в эфир одной общефинской радиостанции. Большинство станций говорило, что это лажа, неформат и т.д. — это они умеют, а эти выбрали песню и даже включили в стабильную ротацию. У них сразу прорвало телефоны, люди спрашивали, что это за группа и даже не верили, что группа финская, потому что звучит круто. Вскоре после того мы подписали с издателями контракт и уже имеем на своем счету пять альбомов.

— Аки, а ты ведь не играл в первом составе? Говорят, история твоего прихода в коллектив довольно забавная…
Аки: Да, я сперва у них на концертах продавал разные причиндалы, связанные с THE RASMUS, — маечки, плакаты, сувениры, диски. Как-то раз их барабанщик сказал, что больше не хочет играть в группе, тогда они попросили меня, чтобы я заменил его. Я-то раньше играл в двух самодеятельных группах, но, получив такое предложение от группы, которая уже имеет диски и звучит по радио, не мог долго заснуть. Но я сказал "да", и мы начали играть вместе.
Лаури: Важно было то, что мы хорошо знали Аки, он ведь даже с нами на гастроли ездил. Зачем кого-то искать на стороне, если есть человек, на которого можно положиться. Кроме того, мы уже тогда были хорошими друзьями, что очень существенно. В хорошей группе должны быть очень хорошие и близкие отношения между музыкантами. Недостаточно только писать хорошие песни и толково их играть. Учитывается еще и микроклимат в коллективе.

— Насколько мне известно, поначалу вы играли по сто концертов в год. Это помогало развитию вашей карьеры?
Лаури: А что же еще, кроме активных концертов, может быть важнее для развития каждой группы? Если хочешь быть, то должен быть в стольких местах, во скольких удастся. Это консолидирует группу и позволяет почувствовать реальные возможности музыкантов. На сегодняшний день у нас за плечами где-то 800 концертов, благодаря чему мы утвердились как мощная концертная команда.

— Насколько изменилась ваша музыка по сравнению с началом?
Лаури: Да, пожалуй, каждый наш диск чем-то отличается. Сперва мы пытались связать воедино много музыкальных стилей. Я чуть ли не смешивал рэп с пением. Были в нашей музыке и элементы фанка, звучали мы наподобие RAGE AGAINST THE MACHINE. Но были еще и баллады и даже пару произведений в духе рэгги. Все эти стили смешивались в одном альбоме, что очень помогало нам, поскольку мы могли испытать все, что хотели. Каждый очередной альбом, однако, отличался от предыдущего, мы всегда делали определенный шаг вперед.
Пожалуй, это пошло нам на пользу, позволив навсегда сохранить свежесть восприятия. Вряд ли стоило замкнуться в шуфлядке с парком, хард-роком или чем-то подобным. Мы делаем то, к чему лежит душа. С этой точки зрения нам очень повезло: крупные компании дают нам деньги, которыми можно финансировать любую творческую идею. У нас полная артистическая свобода. Если бы было иначе, я бы давно успокоился. Это очень важно для нас, потому что мы артисты, а не пластиковые поп-звездочки, которых легко штампуют, как на фабрике. Мы очень аутентичная группа, имеющая за плечами десятилетнюю карьеру. Если кто-то захочет дать мне совет, я его, конечно, выслушаю, но в итоге сам решу, как быть.

— Вы тоскуете о сауне, когда выезжаете на гастроли вне Финляндии?
Аки: Порой хочется в сауну или просто где-нибудь поплавать, но это не столь уж принципиально. Лично я больше тоскую о семье и друзьях, но, к счастью, вожу с собой компьютер и "Playstation", что помогает убить время.
Лаури: Мне кажется, что сауна — это очень финская штука, но лично я за ней не пропадаю. Для меня выглядит глупым входить в какое-то темное помещение и потеть там голяком вместе с другими людьми.

— А как часто ходит в сауну типичный финн?
Аки: Финны посещают сауну приблизительно раз в неделю. Мне так кажется. Но я не очень-то уверен.

— Когда я думаю о Финляндии, мне в голову приходят леса, озера, сауна, "Nokia" и лыжный спорт. А вы ездите на лыжах?
Лаури: У меня есть сноуборд, но не пользовался им уже года два, потому что все время на гастролях. Да и не увлекает уже это меня, как когда-то. В Финляндии действительно много красивых мест, как ты и говорил, — озера, леса, немного гор и чудеснейшие пейзажи. Легко можно найти уютное местечко, потому что страна не перенаселенная, население всего лишь миллионов пять. Достаточно отъехать 50 километров от Хельсинки — и ты уже в середине леса.

— Какая часть Финляндии самая прекрасная?
Лаури: Лучше всего выбраться в Лапонию, которая лежит на севере Финляндии. Особенно красиво там, когда близится зима — все так колоритно, зелено, желто, красно, оранжево. Выглядит просто невообразимо.

— А зимой?
Лаури: Зимой много снега и очень холодно. И, кстати, зима у нас очень долгая, многомесячная.
Аки: И к тому же очень темная. Солнце зимой на небе лишь пару часов.
Лаури: Да, и это угнетает. Я справляюсь с этим только так, что стараюсь радоваться темноте. Ведь она, кажется, тоже может быть чарующей и романтичной. А еще есть у нас полярное сияние, которое порой видно даже в Хельсинки, но главным образом в Лапонии.

— А лыжные прыжки с трамплина популярны в Финляндии? Кого вы знаете из знаменитых спортсменов?
Аки: Да мы спортом не очень интересуемся. В Финляндии, конечно, популярен трамплин, но факт остается фактом, что наш знаменитейший прыгун Матти Никанен живет теперь со стриптиза.
Лаури: Матти Никакнен был чемпионом мира лет 10-15 назад. Он легендарный человек в Финляндии, но теперь только пьет, раздевается и даже пробует петь!

— В самом деле? А в каком стиле?
Лаури: Выпустил разве что один альбом, называется "Samuraj", но такой… (смеется) … безнадежный.

— А вы сами ведете типично рок-н-ролльный образ жизни?
Лаури: Похоже на то. Во всяком случае, достаточно типичный. Нам нравится делать хорошую музыку, играть концерты, быть трезвыми на сцене. Перед концертом мы вообще не употребляем алкоголь, потому что каждый вечер стремимся создать людям хорошее настроение, показав все свои возможности. Если бы лично я выпил перед концертом, это был бы уже не я. У меня все должно быть под контролем. Ну а после концерта бывают разные фуршеты, девочки и т.д. Мы недавно ввели новое правило: за кулисы пропускать девочек только раздетых. Полностью. Такое же условие касается входа в наш автобус.

— И часто заходят гостьи в отель или в автобус?
Лаури: Временами. Но мы уже переходим чересчур на личное. Лучше давай о другом.

— Сейчас модно сотрудничество разных артистов. С кем бы вам хотелось записать песню?
Лаури: Вопрос довольно непростой, поскольку очень много хороших артистов. Лично я всегда был большим поклонником Бьорк и с удовольствием записался бы с ней. Она очень оригинальная и в то же время весьма привлекательная личность, всегда делает только то, что ей нравится. У меня, кстати, на плече татуировка с ее портретом.
Аки: Мы даже на концертах поигрывали что-то из Бьорк. Очень ее любим.
Лаури: Правда, в оригинале это была очень нежная песня, а мы добавили туда острый гитарный рифф. Думаю, делая каверы, очень важно выбрать совсем не характерную твоему стилю композицию, тогда переделка может получиться очень интересной.

— Что вас больше всего раздражает в жизни?
Аки: Лично я прежде всего запретил бы расизм. У моих темнокожих друзей в Финляндии было немало проблем. Это меня бесит.
Лаури: Когда я был молодым, то носил зеленые или желтые волосы, яркий грим и т.д. Уже в школе не всем это нравилось, считали меня отщепенцем, не желали со мной контактировать. То же самое испытал наш басист, который каждый день менял прически, необычно одевался и слушал необычную музыку. К счастью, всегда можно найти людей, похожих на тебя хотя бы своей оригинальностью, стоит только присмотреться. Но вот извечная нетерпимость большинства меня раздражает.

— Оглядываясь на свой пройденный творческий путь, жалеете о чем-нибудь?
Лаури: Мы много работали, но ошибки, видимо, случались тоже, хотя чего-то конкретного сейчас вспомнить я не могу. Да на ошибках-то ведь и учатся. Во всем можно найти свою хорошую и плохую сторону. Но жалеть, в общем-то, не о чем. Все, что мы делали, принесло какую-то пользу. Теперь, имея больше опыта, может быть, удастся нам избежать каких-то ошибок в будущем.

— О, а насчет названия! У меня есть подозрения, что THE RASMUS имеет что-то общее с названием одной из книг Астрид Линдгрен.
Лаури: Насколько я знаю, Расмус — это просто шведское имя. Но для нас оно ничего не означает. Просто понравилось нам это слово. А мы ведь хотели придумать удобное для запоминания название, которое хорошо звучит и не означает ничего конкретного.

Перевод Витаута МАРТЫНЕНКИ

© музыкальная газета




© 2005 музыкальная газета