no


Cult Of Luna
CULT OF LUNA: в Швеции хорошо, а в Британии лучше

CULT OF LUNA: в Швеции хорошо, а в Британии лучше Жизнь шведской группы CULT OF LUNA началась несколько лет назад на трупе хардкоровой команды ECLIPSE. Попросту стиль hardcore не соответствовал амбициям вокалиста Класа Ридберга и гитариста Йоганнеса Персона, которые решили удовлетворить свои музыкальные чаяния в новом составе. Первые демо-записи появились еще в 1999 году, но первого альбома шведов меломанам пришлось ждать аж до осени 2001-го. Перед тем группе удалось подписать контракт с малоизвестной фирмой Rage Of Achilles. После серии концертов CULT OF LUNA обратил на себя внимание британской фирмы Earache, и как раз она в начале 2003 года издала второй альбом шведской группы, названный "The Beyond". О новом материале, о контракте с англичанами и рассказывает в своем интервью Клас Ридберг.

— Для начала не мог бы ты вкратце рассказать нашим читателям историю группы?
— Я и Йоганнес, наш гитарист, какое-то время играли вместе в группе ECLIPSE, но пришли мы туда лишь за несколько месяцев до ее распада. Тогда решили создать собственный коллектив, который играл бы совершенно иную музыку. В 1998 году начали искать музыкантов. Имея полный состав, попробовали записать несколько песен. Тогда в нашем составе был еще один музыкант из ECLIPSE — гитарист Фредрик, но в CULT OF LUNA он надолго не задержался, по-моему, по личным причинам. После его ухода состав более-менее стабилизировался и сохраняется до сего дня. Правда, перед студийной сессией альбома "The Beyond" пришлось заменить еще и басиста. Андреас Йогансон играет с нами с осени 2002 года.

— Насколько мне известно, перед "The Beyond" у вас был еще один альбом, изданный в Швеции в 2001-м и переизданный в Великобритании в 2003-м. Что можешь сказать о его содержании, насколько он напоминает новый релиз?
— Не сказал бы, что он чем-то очень уж напоминает новинку. Мы издали его просто по случаю: был готовый материал, а тут нашлись те, которые захотели его издать. Гораздо более продуманным проектом я считаю как раз "The Beyond", так как вошедшие в него песни идеально соответствуют друг другу и общему содержанию. По крайней мере, мне так кажется.

— В таком случае расскажи, как дошло до подписания контракта с британской фирмой Earache, которая явно покруче ваших предыдущих издателей?
— Как-то на наш e-mail пришло письмо от гостя из Великобритании, который работает на фирме Earache. Он сообщил, что слышал наш первый альбом, который ему очень понравился. А мы, издав тот дебютник, уже задумывались, что будем делать дальше. Разослали наш диск на ряд крупных фирм, из которых отозвался как раз Earache. Когда мы сообщили им, что никаким суровым контрактом не связаны, они тут же предложили свой. Вот приблизительно так и закрутилось.

— Поскольку вы связаны с фирмой Earache контрактом, то можете рассчитывать, видимо, и на хороший промоушн. А как насчет концертов, станет ли их больше?
— Все меняется к лучшему, и сейчас нам предстоит играть все больше. По крайней мере, надеемся (смеется). Кажется, будем даже играть в Великобритании вместе с ISIS. Раньше нам было сложно организовать такой солидный концерт, потому что все мы живем в разных местах. А насколько тяжело было на репетицию собраться перед концертом или студийной сессией! Да и менеджер у нас только недавно появился, а так некому было организовывать концерты. А вот теперь есть надежда, выступать будем гораздо чаще.

— Говоришь, живете в разных частях Швеции. А как же вы обменивались мыслями и сочиняли песни?
— А вот с этим уже нет проблем. На репетиции жертвовали каждый уик-энд. Или почти каждый, но только встретимся — и от звонка до звонка, с утра до ночи. От такой интенсивности и работа клеилась. Как я думаю, этот метод можно было бы продолжать и в новых условиях.
— Говоря об истории, ты упомянул хардкоровую группу. Как получилось, что CULT OF LUNA стала играть совершенно иную музыку, которая мало общего имеет с хардкором?
— Это смотря под каким углом зрения, потому что я остаюсь при мнении, что в CULT OF LUNA можно услышать определенное влияние хардкоровой сцены. Каждый из нас имел какую-то связь с хардкоровой сценой, которая в Швеции очень сильная. Каждый из нас был ее частью. Но, как я уже говорил ранее, мы хотим сделать что-то совершенно новое. Кроме того, на нас повлияли очень разные стили музыки, не только хардкор.

— А можешь подробнее остановиться на этом влиянии, поскольку в рецензиях вас обычно сравнивают с такими группами, как NEUROSIS?
— Я бы сказал, что теперь NEUROSIS не оказывает уже такого влияния на нас, как в начале карьеры группы. Нам уже от всего сердца обрыдло сравнение с NEUROSIS. Не знаю, почему это продолжается, хоть мы совсем не звучим похоже на них.
На самом деле я слушаю очень много разной музыки. Определенно сильное влияние оказал на меня SOUNDGARDEN, особенно их альбом "Supweunknown". А еще DOWN, KYUSS нужно вспомнить. Есть еще и метал-группы, оказавшие на меня какое-то влияние, хоть уже не слушаю так много метала, как когда-то. Слушаю теперь столько всего, даже кантри. Ребятам из группы нравится диск "Black Rebel Motorcycle Club". Кроме того, я всегда слушаю группы типа ENTOMBED и всей death-металической сцены.

— На "The Beyond" есть несколько весьма долгих композиций. Как они у вас появились? Ведь вряд ли нечто подобное можно написать так быстро, как хардкоровые произведения?
— (смеется) Не знаю, как получилось, что вышли у нас такие долгие композиции. Я не играю на инструментах, поэтому композиторской работой никаким образом не занимаюсь. Йоганнес и Эрик отвечают за музыку, и риффы они придумывают, а потом мы вместе начинаем работать с этими выдумками. Вот и получается порой, что итоговая разработка растягивается. Когда мы играем ее в готовом виде, она не кажется нам столько уж долгой. Да и когда слушаешь такое с диска, ведь тоже не очень загружает.

— Вы подолгу придумываете ваши произведения или оставляете место для импровизаций?
— Скорее, без всяких импровизаций. И даже на концертах очень точно воплощаем композиторский замысел. Разве что в мелких деталях что-то выходит иначе. А есть даже такие фрагменты, которые невозможно сыграть "живьем". Например, в "Circle" есть steel-guitar, которую мы не используем на концертах, потому этот фрагмент играем по-другому. Но, как видишь, это лишь мелкие отличия.

— В одном из произведений слышна виолончель. Намереваетесь обогатить свой стиль, к примеру, через добавление других смычковых инструментов или электроники?
— Намереваемся и как можно больше. Мы открыты для всего. Если появляется какая-то идея, работаем над ней, а появляется интересный результат — попадает на диск. Поэтому собственно на "The Beyond" слышны steel-guitar и виолончель. Мы не ощущаем никаких ограничений по этому поводу. Попросту, что хорошо звучит, то и попадает на наш диск.

— Осталось ли от студийной сессии "The Beyond" что-нибудь в запасе, пригодное для использования в будущем?
— Есть еще две записанные песни. Они не попали в альбом, но пока мы не придумали, что с ними делать. Посмотрим.

— Очень интересна обложка альбома. Кто ее делал?
— Этого человека можешь найти на сайте moderstyle.nu. За его работами мы уже давненько наблюдаем и хотели бы, чтобы из его рук исходили все наши обложки. Очень понравилась его футуристическая концепция. Она в совершенстве передает что-то невообразимое, что можно найти и в наших произведениях. Ведь играя тяжелую музыку, не всегда нужно какую-то страшилку рисовать (смеется). Всегда стоит пробовать быть иным.

— Когда впервые слышишь название CULT OF LUNA, возникает образ чего-то вроде готик-метал. Как вы пришли к такому выбору?
— (смеется). В принципе, резонное видение. Но я не знаю, как это пришло. Думаю, сидели как-то над этим и… высидели. Не кроется в этом никакой великой истории, но слышал, что сравнивают нас с группами типа MY DYING BRIDE как раз из-за названия, а я такой музыки даже не слушаю. Весело, когда тебя сравнивают с тем, кого ты и не знаешь (смеется). А еще нас сравнивают с норвежскими блэк-металистами, что тоже забавно.

— А как дела с текстами CULT OF LUNA? Вроде, ты их пишешь? О чем они?
— Половина текстов на "The Beyond" моя, а половина Йоганнеса. Он придерживается этакой политической лирики, а я считаю, что тексты должны соответствовать нашей музыке, которая мрачноватая. И я думаю, мне это удается. Я пишу, скорее, о том, что может случиться с каждым из нас каждый день, стараюсь придумывать какие-то типичные истории, облекая их в соответствующие метафоры.

— Напоследок скажи, есть ли уже планы концертной трассы по Европе?
— Естественно. Но теперь идут последние согласования, и больше я не могу пока сказать ничего конкретного. Мы-то хотим, чтобы это началось как можно быстрее.

Перевод Витаута МАРТЫНЕНКИ

© музыкальная газета




© 2005 музыкальная газета