no


Grave Digger
GRAVE DIGGER: металлизация оперы

GRAVE DIGGER: металлизация оперы GRAVE DIGGER — это уже легенда хэви-метала. Выпустив альбом "THE GRAVE DIGGER" (2001), созданный в честь знаменитого американского писателя Эдгара Аллана По, команда Криса Болтендхала решила возвратиться к тому, чем в последние годы и прославилась, то есть к записи сугубо концептуального альбома. Лидер GRAVE DIGGER сперва полностью отдался изучению истории Нибелунгов, слушал оперу Вагнера о них, а потом свои знания воплотил языком хэви-метала. Так что с 2003 года фэнам немецкой группы остается только изучать столь же тщательно альбом "Rheingold". Надо добавить, что подготовлена также лимитированная версия этого издания с добавлением композиции "Snow", которая расставляет все точки над i в истории, рассказанной в текстах.
Крис Болтендхал был чрезвычайно утомлен научной и репетиционной работой над альбомом, но у ударника GRAVE DIGGER Стэфана Амольда остались еще силы для нас. Вот вам его рассказ о новинке.

— Ну вот снова вы, после выпуска феноменального "THE GRAVE DIGGER", решили вернуться к концептуальным альбомам. Почему?
— После записи трилогии и прощания с Уве Люлисом все мы были пресыщены поиском концептуальных идей. Другое дело, мы четко понимали, что обязательно нужно завершить нашу средневековую трилогию. А когда к нам пришел Манни Шмидт, сразу выпал шанс поработать над нормальным диском. Вышло все бесподобно. Зато по прошествии времени вернулись к нам и новые концептуальные идеи, которые привели к "Rheingold". Крис тогда сказал: "Хорошо, Манни, рискнем и запишем такой альбом. Ты этого хочешь?" А раз уж Крис так сказал, то другого выхода у нас не было (смеется).

— Вы все являетесь такими фэнами оперы или только Крис на этом деле шизанулся?
— Лично я безумно люблю оперу благодаря музыке, которая сопутствует пению вокалистов. Пение тоже нравится, но музыка просто потрясает. Столько в ней эмоций, и на сцене — никаких метрономов, только дирижер, а оркестр играет так, как он чувствует.

— Вагнер — это твой любимый композитор?
— Можно сказать, что Рихард Вагнер имеет на меня особое влияние. Я люблю многие оперные произведения, но не всегда могу точно назвать их авторов, потому что просто не помню (смеется).

— Оригинальная версия оперы Вагнера "Перстень Нибелунга" подразделялась, как и ваш альбом, на четыре части: "Rheingold", "Valkyrie", "Sigfried" и "Twilight Of The Gods". А между оперным либретто и текстами Криса к альбому есть какая-нибудь разница?
— Тяжело мне ответить на этот вопрос. Знаю, каким трудом далось ему совмещение всех этих элементов в одном альбоме. К тому же он хотел, чтобы каждому было понятно, чтобы каждый мог ориентироваться, о чем речь в этой опере. В наш альбом "Rheingold" вошло все самое важное, и каким знатоком Вагнера надо быть, чтобы их отобрать. Сам Вагнер не упрекнул бы нас в том, что мы нечто забыли.
Тема, в самом деле, очень широкая, на ней можно построить все наше творчество, записав в общей сложности пять альбомов. Но самым привлекательным для нас было то, чтобы все поместилось именно в одном диске. То же самое касается обложки, которая полностью отличается от того, что привыкли видеть фэны GRAVE DIGGER. В ее основе — вся опера. Каждый из 10 фрагментов альбома имеет свой символ на обложке. Когда слушаешь диск, держа в руках обложку, понимаешь, что чему соответствует.

— В оригинальном либретто Вагнера два главных персонажа — Зигфрид и Вотан. Надо полагать, что и в текстах Криса они нашли свое воплощение?
— Естественно.

— Снова вы ездили записываться в "Principal Studios" неподалеку от Мюнстера. Думаю, что звуком весьма удовлетворены?
— О да, очень удовлетворены. Диск получился истинно мощным, острым. В этот раз Крис имел в распоряжении все, что хотел, так обязаны быть удовлетворенными (смеется). Да мы ведь и не стали впадать в абсурд, чтобы над таким проектом работать непрерывно. Были остановки на отдых, на осмысление сделанного, да и уши должны были отдохнуть, а уж только потом приступали к микшированию. Это лучший способ работы и, самое важное, очень существенный с точки зрения креативности. Если все делаешь одним махом, через 5-6 недель тебе наплевать на всю работу. Надоедает. Снова были с нами братья Резэтти: мы воспользовались их услугами, потому что в прошлый раз очень они нас порадовали. Нет смысла менять победный состав.

— Дата премьеры "Rheingold" была известна задолго до появления диска в магазинах. Не означает ли это, что вы жестко исполняли условия контракта?
— Мы музыканты из плоти и крови. Если уж беремся за подобный проект, то помыслы свои стараемся держать открытыми, и это помогает, упорядочивает нашу работу. К примеру, для меня работа над этим диском была очень простым делом, потому что приятно работать отдохнувшим. Да и с нами был Манни, очень восприимчивая личность. К тому же веселая. И Крис, когда бросил пить и курить, стал более свободной личностью. Мне вообще в кайф работать в этой группе. Нет сомнений типа: "Блин, снова надо писать альбом". А в этих условиях и работается лучше, и диски лучшие получаются.

— Неужто Крис бросил курить? Поздравь его от меня.
— О чем речь, конечно! (смеется). Он и таблетки бросил, и алкоголь. Теперь он чист, как слеза (смеется). А курить бросил за один день. Просто разорвал пачку сигарет и бросил в урну.

— Стэфан, насколько мне известно, Крис в соавторстве с немецким журналистом Хольгером Кохом написал биографию GRAVE DIGGER, которая доступна только в Германии и только для тех, кто владеет немецким языком. А будет ли эта книга на других языках, хотя бы на английском?
— Начали они с немецкоязычной версии, потому что глупо лезть в мир, не покорив своего народа. Речь не о группе, а Хольгера о себе. Первый тираж, однако, уже продан, и Крис, по-моему, сейчас работает над английским переводом и даже над испанским. Нашим фэнам в этих странах, конечно, придется подождать, пока работа завершится. А пока ведь еще и деловые переговоры по этому проекту идут. Прежде всего, насчет условий нового контракта с издательством "Hannibal", занявшемся выпуском биографии. Так что пока план таков: немецкая версия книги, английская и испанская.

— Я спросил о биографии не с бухты-барахты. Ведь неуклонно приближается четвертьвековой юбилей GD. Фэны уже получили от вас новый альбом, есть уже DVD "Tunes Of Wacken", ну и биография. Так будут ли к 25-летию какие-то особенные сюрпризы?
— (смеется) Неожиданностью станет наш концерт, поскольку каждое наше выступление выглядит иначе. Часто бывает так, что музыканты ездят на концерты в Токио, Лондон или Нью-Йорк, и пацанва везде реагирует одинаково. С GRAVE DIGGER этого не будет никогда. Естественно, в связи с новым альбомом концерт тоже будет подвластен сюжету, сцена будет соответствующим образом оформлена. Все время работаем над этим, но уже сейчас могу уверить вас, что сюрпризов будет много.

— Можешь что-то раскрыть или пока это тотальная тайна?
— Скажу тебе, пожалуй, одно. Обычно ударная установка располагается в центре, слева от меня Манни, справа — наш басист и клавишник Йенс. Теперь клавишник будет находиться позади и над ударными. Будет наблюдать за всей сценой свысока, словно король. Но это лишь одна запланированная неожиданность.

— На диске слышно много голосов. Все это вы сделали сами или приглашали реальный хор?
— В студии с нами были два профессиональных певца и Крис. И голос Криса главный в услышанном тобой хоре. Так что благодаря этому концертную версию сможем тоже воплотить сами.

— А будет ли ощущаться исторический дух эпохи в концертных версиях?
— Мы постараемся. В Германии есть такой город, в котором проходит "Nibelungen Festspieltage". Представления там проходят на большой сцене. Неплохо было бы, думаем, выступить там и представить историю в хэви-метал-ключе. Но надо еще уговорить власти того города, а пока лишь личные пересуды об этом идут. Посмотрим, что из этих планов получится.

— Стэфан, ты говорил, что тебе пошел в кайф сам процесс записи альбома, что всем вам пришелся по вкусу итог. Так стоило ли делать перерыв в создании концептуальных альбомов, раз все так хорошо?
— Неизвестно, как пойдет дальше, а пока мы всецело поглощены альбомом "Rheingold". Потом, может, снова появится что-то вроде "THE GRAVE DIGGER", где не было концепции, а только дань уважения Эдгару Аллану По. Надо подождать. Но ты прав, что нам больше удаются концепты.

— Может, расскажешь, что теперь читает Крис, так я бы предвидел темы вашей будущей работы.
— Так ведь абсолютно ничего он не читает (смеется). Ему хватило изучения истории Нибелунгов. Ох и начитался он об этом! Что-то подобное было перед альбомами "Excalibur" и "Knights Of The Cross".

— Тогда расскажи о концертных планах группы.
— Мы появимся на многих европейских фестивалях, а официальный гастрольный тур нового альбома начнется в январе 2004 года. Будет это подлинное событие, с пиротехникой, классным звуком и т.д.

— То есть вроде спектакля? А к нам это попадет?
— Наши менеджеры находятся в постоянном контакте с промоутерами Восточной Европы, поэтому будет возможность выступить в ряде стран этого региона. У вас мы еще не были, но, быть может, когда-нибудь это случится. Нам бы очень этого хотелось. Не пойми меня превратно, но здесь кучу финансовых проблем нужно решить. Дело не в том, чтобы миллион баксов заработать у вас, а хоть на ноль по затратам выйти. Если кто-то у вас за это поручится, то мы приедем. С радостью.

Перевод Витаута МАРТЫНЕНКИ

© музыкальная газета




© 2005 музыкальная газета