no


Berry, Dave
Dave Berry: одного поля ягодa

Dave Berry: одного поля ягодa Говорят, два соловья на одной ветке не поют. Насчет птичек не знаю, я не орнитолог. А вот рокеры вполне могут исполнять одну и ту же песню в одно и то же время. Оригинал, как известно, и называется оригиналом, а второе (пятое, десятое, сорок восьмое) исполнение — кавером. Случается, что обе версии попадают в хит-парад. А вот чтобы одну и ту же песню исполняли артисты, и с… одинаковой фамилией, и при этом были не родственниками, а напротив, проживали на разных континентах, представить трудно! Однако ж, такое случилось. Правда, давно.

Сей удивительный факт имел место сорок лет тому назад в британских чартах c композицией “Memphis”, которую исполняли два артиста по фамилии Берри. Для английских меломанов вопрос “кого купить?”, в принципе, не стоял, и бОльшая часть их купила оригинальную версию рокера Берри (Berry), обеспечив ей высокое место в чартах — шестое. Другая же часть их приобрела сорокапятку с “Memphis” в исполнении другого Берри, тоже обеспечив ей позицию в списках бестселлеров, правда, довольно скромную — 19-ю. Первого исполнителя звали Чак (Chuck), второго — Дейв (Dave). Чак Берри — известный всему миру американский рок-музыкант и композитор, а с англичанином Дейвом Берри вы познакомитесь сегодня.

Славное было время — начало 60-х. Все, кто мог петь хоть как-то и играть хотя бы на чем-то, подались в рокеры. Ну а Дэвиду Гранди (David Holgate Grundy, р. 6.02.1941 в Бейтон, местечке возле Шеффилда, Англия), как говорится, и все карты в руки — его отец был джазовым барабанщиком. Сын начал свою карьеру в дуэте типа EVERLY BROTHERS, потом перешел в ритм-энд-блюзовую группу CRUISERS, черпающую вдохновение из музыки Чака Берри и, не долго думая, взял сценический псевдоним Берри.

Исполняя блюзовые номера, молодые музыканты снискали себе хоть и местную, но стабильную популярность и обеспечили группе точку постоянных выступлений в “Эксквайр-клаб” в Шеффилде, а затем двинулись покорять север страны. Как-то, когда CRUISERS выступали в одном из клубов Донкастера, на них обратил внимание “охотник за талантами” Мики Мост (Mickie Most) и организовал им демо-запись, которой заинтересовалась фирма Decca. Подписали контракт.
Для первого сингла выбрали тот самый “Memphis” Чака Берpи (уместно вспомнить, что и ROLLING STONES взяли для своего дебюта сочинение Ч. Берри “Come On” — на то он и Берри, чтобы быть всеми исполняемым!). Руководство записью осуществлял Майк Смит (Mike Smith). Где-то вы уже слышали это имя, а? Неужели тот самый?! Именно. Мистер Смит, вошедший в историю популярной музыки как человек, забраковавший на прослушивании в Decca самих BEATLES! (Подробности можно узнать в любой мало-мальски полной биографии знаменитого британского квартета). На этот раз Смит забраковал CRUISERS, бившихся в студии над записью одной-единственной сорокапятки 8 часов! Больше они на Decca не появлялись, сопровождая Берри только на концертах. В дальнейшем ему аккомпанировали при записи дисков студийные музыканты, среди которых были Jimmy Page и John Paul Jones (будущие “зеппелины”).

В сентябре 1963 г. первый и последний сингл Дэйва Берри с CRUISERS поступил в продажу, что подсказало и фирме Pye, издававшей в Англии диски Чака Берри, выпустить версию “Memphis” в оригинальном исполнении. Разумеется, охотнее раскупались пластинки маэстро рок-н-ролла (который, кстати, находился в это время в тюрьме), но и 19-е место для дебютанта — уже кое-что.
С самого начала Дэйв Берри сделал немалую ставку и на свой внешний образ — затянутого в черное загадочного персонажа (что подчеркивалось удачно используемым освещением) с поднятым воротником, совершающего на сцене откровенно сексуальные телодвижения и играющего с микрофонным шнуром, как со змеей. Он то закрывал лицо рукой, то тянулся ею за каким-то воображаемым объектом, то прятался за декорациями. В телевизионных выступлениях недостатка не было — молодежные программы тех времен, “Top Of The Pops”, “Ready Steady Go” и “Thank Your Lucky Stars”, несомненно, способствовали раскручиванию начинающего артиста. Впоследствии такие известные британские музыканты, как Alvin Stardust, Gary Glitter и Adam Ant, признавали влияние Берри на свое сценическое поведение.

Не ломая голову над материалом для второго сингла, взяли проверенную временем композицию из репертуара Пресли — “My Baby Left Me” (на ней-то и играл впервые Jimmy Page). Сенсации не было — 37 место в Англии (1964), где уже многие имели эту композицию на дисках Пресли. И вообще, куда там до сенсаций, когда Европа захлебнулась в битломании.
Кстати, о BEATLES. Третья сорокапятка Дэйва Берри, появившаяся весной 1964 г., была как раз композицией “Baby It's You” — “битловая” версия этой песни находилась на их дебютном альбоме, возможно, потому новый вариант и занял скромное 24-е место. Отвечая на упреки в постоянном исполнении уже известных композиций, Берри раздраженно возражал: “Люди не понимают, что я больший поклонник тех песен, чем они!” Но летом 1964 года очень вовремя подоспела баллада начинающего автора Джоффа Стивенса (Geoff Stephens) “The Crying Game”. Душевный, простите за столь нерокерское словечко, вокал плюс своеобразная гитарная партия (с примитивной приставкой для wah-wah-эффекта), плюс тот факт, что, в отличие от первых трех упомянутых выше песен, эту композицию не исполнял еще никто, сделали из песни хит нехилого масштаба — 5 место в британских чартах.

Берри гастролирует по Англии и Европе с такими звездами, как ROLLING STONES, RONETTES, Roy Orbison, принимает участие в грандиозном концерте “Grand Gala Du Disque '65” в Амстердаме вместе с EVERLY BROTHERS, SUPREMES, Cilla Black.
В конце 1964 года Decca выпускает первый альбом артиста, “Dave Berry”. С синглами еще куда ни шло, но продать в Англии достаточное количество дисков долгоиграющих, если вы не BEATLES и не Клифф Ричард, было в те времена трудновато. И Дэйв не стал исключением: ни один из его альбомов не попал в хит-парады.
Другое дело — малые пластинки. После относительной неудачи сингла “One Heart Between Two” (41-е место), выходит песня “Little Things”, позаимствованная у американского певца Бобби Голдсборо (Bobby Goldsboro). Чисто биг-битовый номер — не рок-н-ролл, не блюз и не баллада — в начале 1965 года вновь заслуживает у слушателей 5 баллов, то бишь занимает 5-ю позицию. Кстати, записывалась эта довольно простая мелодия долго: певец сделал едва ли не тридцать проб.

Следующая композиция, выбранная Берри, “This Strange Effect”, вышла из-под пера Рэя Дэвиса (Ray Davies), лидера знаменитых впоследствии KINKS. В те времена он еще не был пророком в своем отечестве — он им только становился. Британский меломан отреагировал на новую сорокапятку вяло, зато в Бельгии и Голландии она стала бестселлером, поднявшись на вершину тамошних хит-парадов. Много лет спустя, в 1990-м, Берри даже получит специальный приз за эту песню от голландского “Радио Вероника” — как за самый продаваемый в истории страны сингл.
Летом 1966 года совсем уж анемичная, сентиментальная до приторности баллада “Mama” (заокеанский хит американца B. J. Thomas) становится прощальным хитом нашего героя, заняв в Британии 5-е место. Ни одна из его последующих записей в чарты не попадает. Записав для Decca 18 синглов (1963-1970), несколько миньонов и альбомов, Берри переходит к CBS. Но без результата.
Отсутствие граммофонных бестселлеров не сломило Берри, хотя именно это часто приводит к крушению карьер многих групп и исполнителей. Он продолжал выступать — много и повсюду: в 70-гг. во Франции, Южно-Африканской Республике, в США и Канаде.
В 1980 г. он выступал в качестве почетного гостя на концертах ADAM AND THE ANTS и SEX PISTOLS (кстати, “пистолеты” записали для звуковой дорожки своего фильма “Great Rock'n'roll Swindle” песню “Don't Give Me No Lip Child” из его раннего репертуара), в 1983-м ретро-турне по Англии свело его с SEARCHERS и TROGGS, двумя другими легендарными группами 60-х. В 1987-м его пригласили выступить популярные в то время “электронщики” HUMAN LEAGUE.

А в 1992 г. очень удачно подоспел фильм Нила Джордана (Neil Jordan) “The Crying Game”, номинированный аж на шесть “Оскаров”, но получивший только одного — за сценарий. В картине звучала оригинальная версия песни в исполнении Берри — лучшего напоминания о певце, выдававшем хиты более четверти века назад, трудно себе представить. В то же время эту композицию “перепевает” и Boy George. В 1997 г. Берри получает специальный европейский приз за музыкальные заслуги и в этом же году предпринимает 60-дневные гастроли по Англии, завершающиеся в знаменитом лондонском “Палладиуме”, а 1 декабря 1999 г. участвует в престижном представлении на борту круизного лайнера “Pride Of Bilbao”, посвященном (представлении) встрече нового тысячелетия.
Дэйв Берри не ушел из музыки, не сменил страну проживания, не спился и не “снаркотился”, не сгинул бесследно, как десятки и сотни поп-музыкальных неудачников, и на протяжении последующих трех с лишним десятков лет (!) остается “заложником ритма” (“Hostage To The Beat”) — именно так назывался его альбом конца 80-х гг. Разве это само по себе не достижение?

Игорь МАТВЕЕВ igor_matveyev@mail.ru

© музыкальная газета




© 2005 музыкальная газета