no


Сансара
Александр Лебедев (САНСАРА):

Александр Лебедев (САНСАРА):
“Мы очень искренни, и у нас нет масок”
"Новая волна свердловского рока вынесла на поверхность очередную уральскую сенсацию — группу САНСАРА — аккурат к фестивалю "Нашествие-2000". Именно тогда страна получила возможность по достоинству оценить неординарное поведение на сцене лидера коллектива Саши Лебедева, который не выговаривает 25 букв русского алфавита. Не осталась без внимания и еще одна "фишка" группы — девушка-барабанщица Саша Кучерова — изначально севшая за ударные из озорства и любопытства. Журналисты, присутствовавшие на презентации дебютного CD "Всевозможно" (весна 2002-го), назвали САНСАРУ самой непосредственной командой России, а критики определили группу как гибрид раннего МУМИЙ ТРОЛЛЯ и позднего АУКЦЫОНА. Вскоре выяснилось, что сопродюсером альбома был сам Владимир Шахрин…
Весной 2003 года САНСАРА обрела второе дыхание. Спустя год после выхода по-уральски дерзкой пластинки "Всевозможно", САНСАРА вернулась с новым концептуальным и стильным альбомом "Дыхания нет". (Из официального пресс-релиза группы.)


— На каждой композиции вашего нового альбома — печати современности, от названия ("Входящие", "Save As", "Plug In") до элементов поэтики. Какую роль в жизни САНСАРЫ играет Интернет в частности и технологии в общем?
— Я думаю, небольшую роль по сравнению с теми, кто хорошо знает, что такое Интернет. Ну да, я почти каждый вечер брожу там и нахожу много интересного. Например, альтернативный вариант обложки для "Дыхания нет" у нижегородского дизайнера с ником "Names". А что касается технологий, так, по-моему, они визуально никак у нас не отражены.
— Расскажешь о концепции альбома? Как рождались его песни?
— Все очень просто. Молодые ребята, решив, что с ними происходит что-то совершенно их не устраивающее, повернули в другую сторону, причем не в противоположную, а в совсем иное измерение. Теперь надеются там и остаться, поскольку там очень комфортно. А альбом "Дыхания нет" — лишь "стоп-кадр", фиксирующий сиюминутное, безысходное самоощущение музыкантов.
— Как вы относитесь к музыкальному цитированию и к музыкальным влияниям? Для вас очевидны звуковые аллюзии пластинки (я имею в виду АУКЦЫОН и COLDPLAY, уж извините)? Вы позволяете себе "заслушиваться" музыкой?
— Конечно, я позволяю себе заслушиваться. Я обычный человек. Я подвержен музыкальным влияниям. Вполне предполагаю, что меня может восхитить и обрадовать чье-либо творчество, кроме собственного. Не думаю, что могу в чем-то себя ограничивать. Зачем?
Да, я слежу за тем, что делает Леня Федоров. Преимущественно сольно. Да, мне нравятся оба альбома COLDPLAY, песни Тома Йорка, Вертинского, Высоцкого и Егора Летова. А когда-то я внимал музыке QUEEN. И при этом совершенно не боюсь, что буду как-то и в чем-то цитировать всех вышеперечисленных. Уж тем более сознательно. На мой взгляд, все естественно, и если кто-то находит в нашей музыке какие-то параллели с уже случившимся… Ну что ж? Все же думаю, что в нашей музыке определенно есть своя суть. Если все художники возьмутся писать один и тот же натюрморт, пейзаж или портрет, все равно получится по-разному. Я к этому отношусь именно так. Ты можешь делать то же, что делали до тебя сотни людей, но у тебя все случится иначе. К тому же, как мне кажется, все дело именно в акте творения, в самом процессе и, если угодно, в постоянном поиске.
— Кто пишет тексты?
— Так вышло, что пока я.
— В одном из интервью вы говорили, что любите читать. Какие книги, прочитанные в последнее время, поразили ваше воображение? Что-то из их содержания или ваших мыслей по их поводу попало в тексты песен альбома "Дыхания нет"?
— Ага, сейчас вспомню… А почему только книги? А еще и кино? Понравились мне "Небо, самолет, девушка" с Ренатой Литвиновой и еще "Кукушка", а также "Звезда". Новое русское кино… Еще стихи. Одна строчка из стихотворения Бродского "Колыбельная трескового мыса": "Все, дальше некуда, дальше ряд звезд, и они горят" — дала начало песне "Выше, чем облака". Но я тут не причем. Скорее, это веление свыше.
— Как вы относитесь к коллекционированию звуков? Какую роль они должны (были) играть на пластинке?
— Да такую же, какую эти "немузыкальные" звуки и играют в вашей жизни. Или в моей. Что-то случалось вокруг, мы это записывали. Такие куски жизни получились. Я их, в общем-то, и не коллекционировал. И на последней нашей работе, кстати, их не так много. Но мне кажется, что следующий альбом с рабочим пока названием "Зверобой" примет в себя еще больше всего интересного.
— Сегодня вы можете назвать себя профессиональной группой?
— Если профессионализм — это когда ты уже зарабатываешь музыкой деньги, то да. А так мне нравятся больше определения вроде "прекрасные дилетанты".
— Как вы познакомились с Шахриным? Какое влияние он оказал на вас как на музыкантов? С кем еще из опытных исполнителей вы сотрудничали?
— Для начала я просто позвонил ему домой и представился: кто я, откуда и зачем. Потом: "вот, послушайте, пожалуйста"… Но это было очень давно. Теперь уже немного все по-другому. Смею думать, что мы с Володей друзья.
Что касается других исполнителей… Вот для следующего альбома готовится песня "Тайны/Танцы", я надеюсь спеть ее дуэтом вместе с Гаянэ Арутюнян из ДЕТЕЙ ПИКАССО. Считаю, что она опытная исполнительница.
— Расскажите о группе ТОЧКА ОТРЫВА. Кто был инициатором трека "Через слово Зима"?
— Вначале было просто название несуществующей композиции — "Через слово Зима". Мне казалось, что это хорошее название и песня вот-вот появится. Такое часто бывает. Но в итоге случилось как всегда совершенно непредсказуемо. В проекте ТОЧКА ОТРЫВА участвует брат нашего басиста Андрея Просвирнина — Сергей. Вот мы с ним, уже и не помню при каких обстоятельствах, все и затеяли. Очень ценно, что песня получилась "живая", в смысле, что без сэмплов, скрэтчей и прочей электроники, чаще всего составляющих музыкальную основу в хип-хопе.
— Что стало причиной включения в диск двух версий песни "Выше, чем облака"? Вы не сошлись на одной аранжировке или причина иная?
— Мне просто показалось, что эта песня может и должна звучать как-то иначе, чем в тяжелом электрическом варианте. А для концепции альбома акустический вариант пришелся как нельзя кстати.
— В описании вашей работы над вторым диском часто используется сочетание "группа обрела второе дыхание". Обычно так говорят, описывая новый, после перерыва, этап развития чего-либо. У вас был творческий перерыв между работой над первой и второй пластинками? В чем выражается ваше "второе дыхание"?
— Не знаю я, кто так описывал. С дыханием у нас все в порядке. И с первым, и со вторым. И даже, надеюсь, с последним.
— Расскажите о фабричном дизайне диска. Чем он отличается от коллекционного?
— Фабричный, в общем-то, традиционен. Интереснее тот, что делает наш гитарист Сергей Королев вручную из грубого картона, скотча и цветного аракала. Он сделал таких коробочек уже штук 50. Причем ни одна из них не похожа на другую. Зачем? Просто когда альбом еще не вышел, а промо уже надо было кому-то раздавать, было как-то обломно показывать простые матрицы в типичных пластиковых упаковках. Вот Серега и начал делать эти необычные дигипаки. Получилось очень красиво и необычно.
— Почему для клипа вы выбрали песню "Уголь"? И, кстати, что вы можете сказать о Шахрине в роли режиссера?
— Это его дебют. И, похоже, что удачный.
Песню "Уголь" выбрали единогласно, поскольку посчитали, что это самый лучший вариант. Между прочим, снят замечательный видеоряд и для инструментальной шумовой "Future In The Past". А это один из моих любимых треков на альбоме. А что касается "Угля", то съемки клипа проходили в феврале в помещении Екатеринбургского Дворца молодежи. Мы были не на сцене, а над ней, где расположена вся осветительная аппаратура. Очень хрупкие переходы и лесенки над сценой, по которым проходит Александр Лебедев, символизировали хрупкость музыканта в нашем шоу-бизнесе. Этот клип очень простой, даже наивный. Шахрин, помимо генерирования собственно самой идеи ролика, также взял на себя всю организацию съемок.
— Как оценивают ваш "рост" люди, которые знают вас с самого начала?
— Похоже, что как данность, как что-то нечто само собой разумеющееся. Мы очень благодарны им за поддержку и веру в нас с этого самого начала.
— Вы продолжаете играть квартирники?
— Да, продолжаем.
— Как вам кажется, в чем "сила" САНСАРЫ?
— В возможности позволить себе очень многое, не оглядываясь ни на кого. В том, что мы сами выбираем путь, по которому нам идти, и еще мы стараемся принимать участие в том, в чем обычно другие музыканты не участвуют. И потом, мы же живем в родном городе, где, как говорится, стены помогают. У нас есть тыл. И наша группа — как семья. Мы вместе выросли. Мы видимся каждый день, и сомневаюсь, что каждый из нас сможет играть где бы то ни было еще постоянно. Мы очень искренни, и у нас нет масок. Мы честны с нашими поклонниками, слушателями. При этом нам доставляет огромное удовольствие удивлять самих себя.
— Расскажите о вашем участии в создании мультфильма "Омон Ра". Кстати, вы встречались с Пелевиным?
— Наше участие выразилось лишь в создании какой-то части музыкального сопровождения этого мульта. Инструментальная композиция, получившая название "Мересьев", ждет своего часа. А выйдет ли таки этот мультфильм, даже и не знаю.
С автором мы, к сожалению не встречались.
— Какие еще креативные идеи зреют в головах участников группы?
— О, их великое множество!! Всему свое время.
— Позволите себе заниматься музыкой серьезно?
— Никогда. Иначе зачем все это?

Вопросы задавала
Катерина НЕВИНСКАЯ


© музыкальная газета




© 2005 музыкальная газета