no


Butch
BUTCH дает повод

BUTCH дает повод Butch — существо с грустными глазами, которое выглядит совершенно бесполо, но жутко притягательно. Зовут его Елена Погребижская, и это лидер скандального московского проекта.
Настоящую концертную деятельность группа начала только в этом году, хотя шумно стартовала уже год назад на "Максидроме", потом на празднике журнала "ОМ" Земфира и Вакарчук наперебой расхваливали ее песню, еще было "Нашествие" и двести выпущенных в небо голубей. Несколько неожиданно Butch начал(а?) петь романсы вместе с Александром Ф. Скляром уже в качестве сольной программы Елены Погребижской. Теперь и первоначальный скандальный имидж андрогина, имеющий своей целью шокировать, ушел на второй план. В стиле унисекс вряд ли можно найти что-то удивительное, дело, скорее, в обстоятельствах и деталях, соленых-перченых подробностях, сопутствующих этому. Послушав дебютный альбом коллектива, возникает вопрос, зачем все это было нужно, потому что песни замечательные и не нуждаются в такой пиар-поддержке. Тем не менее, BUTCH дает повод…

— Мне показалось, ваш дебютник во многом опровергает все, что ему предшествовало (пиар); совсем не такой он бунтующий и протестующий, как можно было бы предположить. Он такой, каким вы его задумывали, или в процессе работы что-то изменилось?

— Я думаю, что альбом не был задуман никаким другим, он просто писался довольно долго, и поэтому наши собственные взгляды на музыку развивались и немного поменялись с момента первого студийного дня. Никто альбом специально бунтующим или небунтующим не задумывал, просто мы все в группе делали то, что нам нравится.
— Он получился мягким, местами кокетливым… вы согласитесь с таким определением?
— Какая разница, соглашусь я или нет? Это же не моя задача давать характеристики, мое дело давать им повод.
— В песне "Мания" прослеживаются восточные мотивы, иногда напоминает что-то турецкое по настроению, по накалу страстей…
— Возможно.
— Очень привлекает ваш образ, как мужской, так и женский, не возникает ли у вас с этим проблем?
— Нет, я живу в гармонии с ними обоими. А разве у всех остальных людей не так? И потом, я человек привлекательный в принципе, разве это проблема?
— Многие отечественные звезды страдают от проявлений фанатизма, идолопоклонничества. Как вы относитесь к вашим поклонникам? Кто они? Это достаточно юные люди?
— Да мне кажется, что это со всеми публичными людьми так. Мне кажется, что человечеству нужны герои. Всегда это было, и не важно, сколько им лет, тем, кто ищет героев. Для кого-то это его начальник, для кого-то Че Гевара, для кого-то президент, для кого-то Майкл Джексон, для кого-то я. Только покажешься над волной, обязательно найдется парочка человек, которые будут считать тебя своим героем. И это нормально. У меня среди поклонников есть девушки и юноши, есть те, кому четырнадцать, и есть те, кому пятьдесят шесть. Есть фанатеющие мамы и папы юных поклонников, которые и сами вовлеклись в это. Поклонников своих я люблю, потому что они тоже меня любят и поддерживают. Крайние формы, типа караула в подъезде или звонков на домашний телефон, или подобные разные штуки я терпеть не могу, потому что они вторгаются уже на мою личную территорию. Сюда никто не приглашен, потому разбираюсь в таких случаях резко.
— И случались ли у вас такие ситуации, когда люди смотрели на вас, не понимая, кто вы? Вас это может злить, раздражать?
— Не думаю.
— В поисках нужного саунда альбома, вы все-таки нашли его? Получилось то, что вы хотели?
— В целом да. Мне лично альбом очень нравится. Хотя нет пределов совершенства, конечно.
— Меня очень смутило то, как звучат гитары на альбоме (несмотря на это, в целом он на меня произвел большое впечатление, чего я, откровенно говоря, не ожидала, из русской музыки сейчас мало что трогает). Но именно гитары очень напоминают ZЕМФИРУ, МОРАЛЬНЫЙ КОДЕКС и группу СЕТИ, как ни странно…
— Нет, мне не говорили ничего подобного про гитары, и мне так тоже не кажется. Про Земфиру поминают частенько, но обычно в другом контексте. Хотя это лестный ориентир, я думаю.
— У вас с Сергеем Петуховым сложился интересный творческий тандем. Для этого нужно, чтобы между людьми было стопроцентное взаимопонимание, как вы его достигаете?
— Ну, мы с ним, вообще-то, старые друзья. И потом в какой-то момент дошли даже почти до телепатии. У нас был такой случай. Принес Сергей один раз набросок мелодии. Я сижу, пишу текст и понимаю, что он пишется про моего одного погибшего друга, сразу раз — и весь текст написался. Потом звонит Серега и говорит: "Не знаю, про что ты там пишешь, но я хотел тебе сказать, что у меня тут недавно друг разбился, я о нем думал и музыку писал". Такие вот дела.
— Butch занимается спортом? Butch не курит? Butch предпочитает активный отдых? Куда вы любите ездить отдыхать, есть такое любимое место?
— К сожалению, я курю. Уже пару месяцев. Спортом да, занимаюсь, каждый день примерно километр проплываю. Отдых я люблю на море, больше всего люблю бывать в Одессе. Там здорово.
— Ваш имидж, даже если он соответствовал в какое-то время вашему душевному состоянию, все равно достаточно искусственный, вы от него еще не устали? Что будет дальше происходить с Butch?
— Этого я не знаю. Хочу, чтобы группу BUTCH слушали стадионы, мы к этому идем. Понятно, что это не все, что я хочу от жизни. А имидж — это же не я, а всего лишь то, что людям про меня кажется.
— Для журнала "Башня" вы сделали такую изящную фотосессию, это редактор вас уговорил? Каковы ваши ощущения от такого эксперимента?
— Уговаривали меня долго. Наверное, неделю. Особенно мне не хотелось коктейльного платья, оно еще и без всякого белья, оказывается, носится. Потом мне кто-то сказал — ну ты смелый человек или нет? Это меня и убедило. И большое спасибо, потому что, по-моему, после этой фотосессии какие-то зажимы, что ли, отпустились. Мне сейчас вообще все равно, как одеваться или какие виды принимать, хоть бы и для обложки "Плейбоя" сниматься в голом виде, лишь бы прикалывало меня.
— Вы говорили о том, что вам нравятся НОЧНЫЕ СЕАЙПЕРЫ, ТОРБА НА КРУЧЕ…
— Нет, у меня нет особого отношения, да и вкусы у меня тысячу раз поменялись.
— Каждый раз, читая отзывы после разных московских фестивалей, меня не покидает ощущение ангажированности как самих фестивалей, так и людей, которые о них пишут. О вашем выступлении я прочитала достаточно холодный отзыв. Как вы себя чувствуете, дважды побывав на сцене "Максидрома"? И какие впечатления от фестиваля "Fuzz"?
— Я, честно вам скажу, уже не помню. Люблю, да, большие площадки. Сейчас знаю, что они на самом деле никуда не дают дорогу, как хотелось думать. Хоть обыграйся на всех фестивалях, этого мало для развития группы.
— Какой фильм, из просмотренных в последнее время, произвел на вас впечатление или просто понравился?
— Фильм "Герой". Не знаю даже, чем он меня задел, но после него что-то осталось внутри.
— Что такое сольный проект Елены Погребижской "Романсы"? Какие конкретно романсы в него вошли? Он звучит в акустическом варианте и принимает ли в нем участие кто-то из музыкантов помимо вас?
— Романсы я пою под рояль и скрипку. Играют со мной очень хорошие музыканты. Совсем другие, не из группы. Романсов у нас сейчас, по-моему, пятнадцать или шестнадцать. Все разные, что-то из песен Вертинского, какие-то классические, какие-то цыганские. Выбираю те, которые могли бы быть написаны мной, вот если можно подписаться под тем, о чем там, значит, можно петь.
Многие из этих романсов я, в общем-то, знаю много лет и пою под настроение дома или еще где-нибудь. А какая вообще разница, что петь? Лишь бы трогало меня и публику, хоть оперу, хоть рок-музыку. Хотя публика сначала была здорово удивлена, особенно мои фанаты. Они этого не ждали. А классическая публика, которая была на нашем совместном концерте с Сашей Скляром, Ирой Богушевской и Гариком Сукачевым, тоже слегка ошалела от рокерской подачи любимых ими вещей. В итоге, в этом и прикол, что музыка классическая, а манера исполнения непривычная.

Вопросы задавала Татьяна ТАРАСОВА
Фото предоставлено группой


© музыкальная газета




© 2005 музыкальная газета