no


Крамбамбуля
Вольский + Михалок + Куллинкович = Крамбамбуля 1.5

Вольский + Михалок + Куллинкович = КРАМБАМБУЛЯ 1.5. Наливай и слушай! В музыкальных магазинах Минска уже появились в продаже так называемые «пробники» нашумевшей «КРАМБАМБУЛИ 1.5». Пробники потому, что сейчас, летом, когда принято уходить-уезжать на период мертвого сезона, отцы и матеря «полторашки» бросили свое детище на произвол продаж: мол, покупайте или не покупайте, а мы посмотрим, как пойдет процесс и стоит ли делать в дальнейшем апгрейд альбому. Что ж, до осени — так до осени, а летом пиво пить особенно приятно!.. В сентябре вернемся к вопросу: посмотрим на успех, посетим презентацию, а пока — походим вокруг да около непонятного по стилю (что-то вроде «семидесятые плюс современность»), но зато реально веселого (особенно под пиво и др-р-р-р) «стеб-альбома» «КРАМБАМБУЛЯ 1.5».

Лявон Вольский

— Скажите, Лявон, так ли по техническим причинам в альбом не попала «Belle»?

— По абсолютно техническим. Процесс затягивался, и мы решили не томить слушателя и выпускать альбом без этой «Бэли». Мы пытались связаться с французскими правообладателями, а оказалось, что авторские права уже вовсе и не во Франции. Потом они начали ломаться, сказали, что по одной песне не продают: или оптом, или ничего. А оптом нам сто лет этот «Notre Dame De Paris» не нужен! Мы не занимаемся вообще мюзиклами и в ближайшее время не собираемся заниматься. Идут какие-то переговоры, но это так все медленно происходит… Сейчас ведь время отдыха, мертвый сезон начался. Я думаю, в районе сентября все нормализуется, и уж тогда мы и будем что-то выпускать.
— Ага, то есть намерения намерениями остаются, несмотря ни на что, даже на время?
— Пока намерения намерениями оставались, «Бэля» давно потеряла популярность, да. Но тем не менее все готово, даже эту идиотскую гармонию сделали!!! Это стоило нам больших усилий. Ведь песня эта — как простая, так и сложная, а сложная как раз таки потому, что там все время идут модуляции. В песне пять обычных аккордов, но постоянно в разных тональностях, а это очень тяжело для исполнения, хотя звучит по-простому.
— Сергей Михалок говорил, что, возможно, вы в костюмы нарядитесь, клип-шоу снимете?
— Когда мы уже сделаем эту «Бэлю», получим права, выпустим сингл, потому что по-другому никак не получится ее выпустить, ну, или включим ее во второе издание «КРАМБАМБУЛИ 1.5», то, конечно, нужно будет сделать клип. Представьте себе Михалка, в сутане, все как надо… Монах, священник, с крестами… Куллинкович с горбом. В общем, как только разберемся с правами, сразу же сделаем все возможное для того, чтобы народ посмеялся!
— А вы в чем?
— Я… Я в доспехах!
— А кроме «Бэли», есть еще «основания» для переиздания? Позже будет что-то еще из «неизданного»?
— Скорее всего, да. А то альбом из-за отсутствия этой несчастной «Бэли» и других материалов получился на сорок с лишним минут, а хотелось бы больше. Что-то еще, конечно, можно было бы включить. Я думаю, что еще какие-то песенки родятся. Что-то мы добавим стопроцентно: одну-две песни, мультимедиа, фотографии с концертов….
— А по серии концертов какие непосредственно планы?
— Непосредственно — никаких. Но то, что они будут, это точно, потому что продюсеры уже разработали наполеоновские планы, но пока еще непонятно, с чего начинать. Но зато у нас есть время над этим подумать: сейчас никаких серьезных гастролей-туров не будет. Все обычно начинается с сентября, вот там и увидим. Хотя… 15 июля концерт N.R.M. в солянке какой-то в Парке Челюскинцев, потом «Басовище»… А потом все обычно тихо… Хотя я как раз перед «Басовищем» еду отдыхать, слава богу. На мой взгляд, лучше всего быстренько вырвать время в июле, потому что потом будет уже не то. Чем ближе к концу лета, тем больше я занят, идет подготовка к осенней работе.
— На альбоме еще два ремикса. Как вы относитесь к идее продвижения музыки в том числе и через танцевальные площадки?
— Всем людям нужно дать возможность заниматься творчеством! Ди-джеи, они ведь авторской музыки не пишут… То есть пишут, но редко. Евгений Олейник, человек, который сделал два эти ремикса, работает на «Би-Эй». Колмыков пришел и сказал, что нам нужен радийный микс. Короче, пришел и сказал: «Ты не мог бы, Женя, сделать такую ди-джейскую версию песни, чтобы ее можно было по радио крутить?» Олейник ответил: «Мог бы». И все сделал. Второй смешнее, чем первый, «MODERN TALKING». Вообще, Женя очень интересно подошел к работе. Он скачал вокальные треки, а музыку не слушал. И под эти треки он набросал то, что нужно. Получилось интересно, даже гармония иногда проскальзывает
— Как у «КРАМБАМБУЛИ 1.5» с популярностью в Москве?
— Что все к этой Москве привязались? Мне кажется, в Москве уже невозможно пробиться, там все расписано. Непосредственно этот альбом, да и первую «КРАМБАМБУЛЮ», мы делаем для нашей страны. Ну кому интересны в Москве какие-то песни на белорусском языке? Мы и не планируем даже ничего такого, это продукт внутреннего потребления, он обещает быть интересным.

Анна Вольская

— Аня, в процессе работы, продюсерской работы, какие трудности в основном встречались на пути?
— Во-первых, финансовые. В любом случае записать альбом нормально — это очень дорого. Поэтому я сразу скажу: первый прецедент с этим проектом заключался в том, что мы продали смежные на него права компании «БелПI», которая будет выпускать «КРАМБАМБУЛЮ» осенью в подарочных упаковках. Они поверили в нас, хотя мы продавали кота в мешке, мы сами не знали, что из этого получится. Они нам очень здорово помогли и являются нашими, я бы так сказала, совладетелями. Второе — это человеческий фактор. Потому что тяжело собрать разных личностей. В этом случае помогает то, что Саша, Лявон и Сережа давно знали друг друга, и, наверное, им когда-то хотелось что-то совместное сделать, но они, видимо, не знали, как. И в конечном итоге все оправдалось. Появились песни у Сережи Михалка, Саша Куллинкович с распростертыми объятиями готов был что-то делать, приносить. Но это все студийное время, пока мы ограничились вот этим составом песен и участников. И трудности еще в будущем. Например, съемки клипа. Ведь, вообще говоря, творческий потенциал в Беларуси огромный, но нет инвестиционных вложений. Это самая большая проблема, которая всегда была и пока еще остается. Поэтому мы привлекаем инвесторов как только можем. Мы продаем смежные права, мы ставим их логотипы, мы показываем, что альбомы могут быть продаваемыми и альбомы могут быть утилитарными, то есть нужными в любой ситуации, даже в бизнес-ситуации. Человек, который размещает рекламу на полиграфии, получает рекламу вечную, в принципе. Она окружена положительными эмоциями, и плюс человек не выбрасывает обложку с модулем как газету, диск всегда остается у него дома.
— Для вас то, что «БелПI» обладает смежными правами, что значит?
— Это конкуренция. Потому что если диск будет стоять в магазине и продаваться в нагрузку для утилитарного товара, то кто-то лучше купит его там, в магазине. С другой стороны, так как дистрибьюция в Беларуси развита плохо, для нас это хорошая реклама.
— Напрашивается такой вопрос. Вы считаете сотрудничество с «БелПI» скорее событием случайным или все же что-то начинает изменяться в стране?
— Я могу сказать, что «БелПI» — фирма эксклюзивная. Она, во-первых, поддерживает культуру национальную, а во-вторых, они на данный момент меценаты, они поддерживают концерты отечественные, с белорусскими командами. У нас сейчас коммерческое сотрудничество. Но хотелось бы верить, что оно не только меценатское, но и взаимовыгодное. Очень тяжело работать с белорусскими фирмами. Они нас не понимают. Для них это нестандартная форма вложения денег. Проще с российскими и зарубежными. Но надеюсь, интерес появится. Потому что в принципе это окупается. Только для этого нужно сделать первый шаг. «БелПI» сделали первый шаг, они нам поверили, за что им большое спасибо.
— К слову, «полтора» почему?
— Потому что 1.5 — это оригинально. А вообще, мы ведь планировали сделать сингл, а для сингла 1.5 — это здорово. Не два, не один. Как-то прижилось, вот и выпустили. А полтора — серийный номер.
— «Каралі раену» — так «скромно»…
— Да, скромно. Сначала долго шутили, кто король, кто нет. А потом вспомнили, что все, оказывается, рок-корону получили, и эта рок-корона может претендовать только на район, ха-ха.
— Оформлением альбома занимался ЛВ?
— Лявон рисовал шаржи. Все остальное — дизайнер. Дизайнер — просто супер! Мы хотели стилистику семидесятых — мы ее получили, хотя заранее и не договаривались, что будет так-то и так-то. Человек послушал диск и нарисовал обложку, и настроение альбома с обложкой гармонирует.
— Лявон говорил, что в процессе подготовки без спиртного не обходилось…
— Я бы сказала, что ребята довольно дисциплинированные и мы не практикуем это дело. Другой вопрос, что существует так называемый человеческий фактор. Например, приходит Сережа Михалок и никого почти не знает, и что-то начинает рождаться, какие-то песни, аранжировки. Безусловно, чтобы облегчить работу, Михалок приносит пиво. Это облегчает общение. В разумных пределах, конечно. Это раскрепощает в процессе знакомства. Чтобы не было нюансов из серии «пришла звезда москальская» или «ребята какие-то непонятные». Чтобы стереть все границы, иногда нужна чарка.
— А такой лайтовый стеб в альбоме — это специально было продумано?
— Это не продумано, это рождается. Это не настолько продюсерский проект. Мы с Колмыковым не говорили, что надо вот такие песни писать, а вот такие не писать. Это само у ребят рождалось.
— А повлияло ли каким-то образом на эту работу то, что за первую «КРАМБАМБУЛЮ» вы получили корону?
— Пока нет. Корона не приносит денег, она, я бы назвала это так, приносит дополнительное рекламное время. Может быть, легче оперировать в поисках инвестиций, но… Возможно, кто-то другой почувствовал, а мы зарывались в студии и вышли только что. Оглянемся — присмотримся. А вообще — классно! Здорово, что нас признали.
— Вы в принципе довольны работой? Сожалений в глубине души нет?
— Я довольна. Единственное, что есть технические моменты, мастеринг и так далее. Альбом должен и звучать хорошо, и с оформлением быть хорошим… Но моменты, о которых ты говоришь, есть. Надеюсь, это будет исправляться в будущем.
— Из альбома вам больше всего какая композиция нравится?
— Мне нравится «Няма» Сережи Михалка. Он ее сам написал. Все, конечно, нравится! Но «Няма» меня торкает!
— Что сейчас в планах?
— Планируем по мере того, как будут идти продажи, как народ будет воспринимать альбом и это трио, что-то продолжить. И хотим все-таки выпустить песню «Belle». Для нас сейчас принципиально решить вопрос с правами. Мы становимся цивилизованной страной, мы не можем выпустить «Belle» пиратским способом. Для нас хорошо, что у нас с Москвой границы размытые, так что, может быть, мы добьемся права на перевод через московские конторы. Это будет такой еще один «встряск», наверное. БТ собираются снять на «Belle» клип и сделать его народным достоянием, хотя это довольно смешно. Нам очень смешно. Еще планируется концертный тур, так как мы завязались плотно с «БелПI». Они решили выпустить брэнд «КРАМБАМБУЛЯ» с нашей подачи. То есть осенью у нас появится национальный напиток, который можно будет презентовать. Например, в Польше есть «Крупник» с Великого княжества Литовского, есть какие-то медовухи… У нас нет национального напитка. Ни иностранцы, ни мы не можем привезти из Беларуси что-то ТАКОЕ, кроме водки под разными марками. Так вот под все это мы хотим сделать тур по Беларуси с дегустацией напитков в элитных ночных клубах и просто с большими концертами в ДК. Я думаю, что будут шоу, будут девочки на подпевках. То есть попробуем, как говорит Сережа Михалок, сделать фабрику звезд по-белорусски.
В самое ближайшее время, буквально на днях, открывается сайт krambambulya.com, он выглядит как квест. Ты приходишь в гасцеуню, там есть барная стойка, где ты можешь оставить свой рецепт коктейля. Вход до 18-ти воспрещен.
— А как проверить?
— …что-нибудь придумаем! Ну, вход нежелателен, скажем так. Есть библиотека, где можно узнать информацию, есть музычная заля, там стоит фоно с mp3, рисовал все это Лявон. Дизайн — Игорь Назаренко. Рисуночки — ЛВ.
— Помимо КРАМБАМБУЛИ у вас есть другие планы-проекты?
— Я надеюсь, мы перейдем на другую тему. То есть сейчас посмотрим, как сработает «КРАМБАМБУЛЯ», а потом… Я являюсь продюсером коллектива ZET. Попробуем сейчас записать гениальный альбом. Насупит время ZET. Это важная работа. И с ними мы попробуем прорваться на европейский рынок.
— Куда, если не секрет, вы едете отдыхать?
— В Ялту. В Ялте у нас прекрасная квартира, там очень хороший климат… Мы едем отдыхать всей семьей, и именно сейчас, потому что потом просто не будет возможности.

Александра РОГАЧ

© музыкальная газета




© 2005 музыкальная газета