no


По Глазам
“Лучше быть без директора, чем с плохим начинающим...”

Стася (ПО ГЛАЗАМ): “Лучше быть без директора, чем с плохим начинающим...” Если бы у слова "обкумаренный" было доброе значение, я бы сказала, что Стася — обкумаренный человек. Как минимум, Стася очень загадочная. Но каким же еще может быть автор музыки ПО ГЛАЗАМ!? — Покажите мне человека, который скажет, что ПГ делают стандартный продукт!

Стася всецело посвящает себя творчеству, которое совсем недавно в виде музыкального пазла, по кусочкам, по крупинкам слилось в один целехонький компакт-диск "Солнце разливается". Альбом дебютный и для первенького нестандартно сильный. Лирико-наркоманские распевы, явно НЕСТАНДАРТНЫЕ музыкальные вставочки. Почему-то кажется, что рожден он был в питерском newstream'е. Затягивает спецификой голоса, модуляциями, качеством звука (еще бы: Ступка, Фадеев, Жуков...), текстами, падающими монетками в восьмом треке... В общем, отдыхают TOTAL, если у кого еще есть в голове стойкие с ними ассоциации.
Стася жутко радуется тому, что наконец-то трансформировалось ее творчество в нечто материальное, в то, что можно потрогать, пощупать, послушать.
А с другой стороны, это уже мое личное мнение, что же ей сейчас делать?.. Ведь Стася, по-моему, такой человек, который не может без проблем, поисков. А тут альбом вышел! Трудно представить, ЧЕМ же займется Стася сейчас, когда не надо (временно) мотаться по городам, нервничать, что-то с кем-то решать-выяснять. Ах да! Наверное, Стася начнет искать музыкантов. Точно! И это не прикол, Стася действительно мечтает найти ПОСТОЯННЫЙ состав группы, так что задумайтесь, перспективные музыканты.
За пару недель до презентации, когда Стасю душили мутные чувства в связи с неопределенностью места пребывания компактов, мы с ней и встретились. В то, что альбом вышел, действительно не верилось. Но радостно было преочень. Стася, ПОЗДРАВЛЯЮ!

— Стася, альбом...вышел?..
— Альбом вышел наконец-то! Что можно об этом сказать... Некоторые песни записывались в Киеве со Ступкой, некоторые — в Минске с Жуковым, некоторые — в Праге с Максимом Фадеевым. Альбом получился таким, каким я и хотела. Очень разнообразным. В него я хотела вложить все-все-все эмоции. В альбоме 13 песен. Наверное, кто-то уже слышал "Принцессу на горошине", "Солнце разливается". "Принцессу на горошине" мы записали с Максимом Фадеевым в Праге в прошлом сентябре. Оформление альбома было сделано в Москве одним приятным молодым человеком, который работает на корабле, а корабль стоит на реке. Оформление альбома — яичница живая. Сфотографированная. С желтком.
— Почему яичница?
— Мне просто понравилась эта идея, потому что есть над чем подумать, когда ты видишь, как центровая желтая субстанция окружена белым... белым молоком. Вот так вот!
— Диск, несмотря ни на что, выпускался на Real, как я понимаю.
— Да. Real Records НАКОНЕЦ-ТО ВЫПУСТИЛ ДИСК! Я больше не могу! Я столько его ждала!
— Да, сколько лет длилась подготовка?..
— Работа из ничего, с нуля, длилась 2 года! Я думала, что это долго. Но говорят, что для первого альбома начинающей певицы это нормально. Причем реально я делала все, что хотела. Real Records — это тот большой сейф, из которого вынимаются деньги на музыку и даются музыканту, чтобы он воплощал свои идеи в студии. Real Records — очень хорошие ребята, они мне позволяли делать все что угодно за их счет.
— ???
— Я переписывала одни и те же песни на разных студиях. Допустим, я записала песню с Андреем Жуковым в Минске, а потом поехала переписывать ее же с Евгеном Ступкой.
— Такое ощущение, что у Ступки пишутся ВСЕ, кто хоть каким-то образом связан с Гулевичем!
— Э... Да... Гулевич? Гулевич! Гулевич... Слава Гулевич сделал в моей жизни очень многое! Он взял мою демо-кассету и отнес ее на Real Records. С этого и вылился этот красивый диск.
Я не думаю, что это какая-то серьезная работа, это скорее экспериментальный альбом. Он не такой фундаментально-офигенный, как альбом COLDPLAY, например. Но все-таки, я думаю, песни в нем хорошие.
— А как тебе аранжировки?
— Где-то что-то переделывалось. Например, меня ломали аранжировки. Я взяла три песни, пришла к минскому, никому не известному парню, который уволился с какой-то государственной студии и поставил себе дома маленькую студию, навешал одеял... Он мне переделал некоторые песни. И они вошли в альбом.
— Писался альбом везде и по чуть-чуть и, по традиции, разными музыкантами?
— Да...
— А на данный момент какой состав?
— Моя подружка Дана предложила мне поиграть со своей группой ИМПЭТТ. Сейчас у меня "импэттовские" музыканты.
— На презентации будут играть музыканты ИМПЭТТ?
— Да.
— Та-а-а-к... А кто занимается ПО ГЛАЗАМ сейчас?
— Конкретно директора как бы нет... Никто не занимается. Real Records и я. И мои друзья. И люди, которые хотят нам помогать.
— А как же Иван Гуров?
— Иван Гуров отошел от дел по собственному желанию. Знаешь, можно пойти по зеленой дорожке длинной, но с двумя ошибками, можно пойти по красной сразу... Я поняла, что это долгая дорога. Может быть, в чем-то я была не права, но все мы люди и все мы совершаем ошибки в отношениях. Уж лучше быть без директора, чем с плохим начинающим.
— Чего сейчас хочется?
— Хочется устроить гастрольный тур! Немножко поездить с концертами по клубам. Альбом уже позади, поэтому сейчас начнем "живые" выступления, встречи с журналистами по поводу выхода альбома. Но творчество меня не покидает, я готовлю уже следующий материал.
— Ты и дальше будешь работать с Real Records?
— Все зависит от того, как пойдет работа.
— Грубо говоря, от продаж альбома?
— Да.
— А какой тираж?
— Небольшой. Тысяча-две.
— На Москву и Минск две тысячи?! И сколько на Минск?
— Слава мне обещал привезти для начала тысячу. Я не выясняла на самом деле. Мне это не интересно.
— А, так Слава все-таки помогает?
— Да. Мы в рабочих отношениях и собираемся быть полезными друг другу. Помимо того, что он пообещал привезти дисков, Гулевич поможет с организацией презентации.
— В общем, лето для вас мертвым сезоном не будет.
— Вот, например, прошлое лето совсем не было мертвым сезоном. Все эти бешеные фестивали... Нами никто не интересовался, мы сами пытались заинтересовать. А сейчас уже, после "Нашествия", публикаций в журналах московских, нас заметили.
— Ну, ты сама как чувствуешь: не зря ты проводила много времени в Москве?
— Не зря. Но рано. Жизненная ситуация для развития духовности в человеке там неблагоприятная. Рано. Народ не готов мыслить в разных направлениях.
— Что ты имеешь в виду?
— Такие группы, как КОРОЛЬ И ШУТ, панк-рок, в общем, уже давно заняли свою ячейку. И его, панк-рок, достаточно просто двигать, это направление простое для восприятия. Панки обезбашенные напрочь! А человек более сложной конструкции, более тонкого восприятия действительности, да еще и в творчестве — это тяжело для обывателя...
— Ты считаешь, что лет через... ПГ будут востребованы?
— Я считаю, нужно двигаться. Должно произойти какое-то движение вперед в развитии.
— Например, альбом: какой по счету это шаг в твоем плановом продвижении?
— Не мне это судить. Я руководствовалась только интуицией. Моими мозгами были другие люди. Я полностью ушла в творчество. Я думаю, сказать, какой это был шаг, можно будет только через несколько лет. Но главное, что он был.
А потом... Ты посмотри, как все изменилось. Еще два года назад люди смотрели на какую-нибудь китайскую маечку с надписью огромными глазами, люди ходили в блузках и школьных нарядах. Что произойдет через пять лет? Все когда-то растет, стареет и ускользает от нас. Нормальный процесс эволюции. Что-то появляется... Если Стася появилась, значит, это кому-нибудь нужно.
— А Москва зовет?
— Москва зовет, но что-то она меня утомила в последний раз... Меня ругают, что я капризная в жизни... Мне нужно собраться и начать работать. Я человек полутонов. Мне нужно на что-то опираться. Я очень долго хожу, брожу, ищу. И когда я нахожу вот то, на что можно опереться, мне это должно казаться офигенной силой. А сильное... Оно всегда сильное, оно не на день и не на два.
— Например, по составу не скажешь, что что-то постоянное ты нашла...
— Это на самом деле нормально. На это нужно напороться. И произойти это может один раз в жизни.
— Сопоставляя все то, что происходило с ПО ГЛАЗАМ...
— Это была хардовая творческая работа. Мы использовали все возможности, чтобы сделать все, что нам хотелось в тот момент. Но слишком много событий происходило, не всегда удавалось концентрироваться, не всегда был шанс попасть в десяточку. Где-то провальчик...
— А с характером твоим часто у других возникают проблемы?
— Наверное... Наверное, я слишком пряма и резка иногда бываю... Каждый волен вести себя как хочет. Другое дело, как к этому относиться. Можно ведь спокойно улыбнуться и мудро взглянуть на все это.
— А звездность при этом присутствует?
— Нет, я не звездный человек, хотя многим так кажется со стороны. Но мы же не то, что внешне. Реально я другой человек. Им все это кажется.
— Расскажи, плиз, веселую предысторию песни "Наркотик", которая потом поменяла название.
— Изначально я записала демо и отослала его в Москву. Песня называлась "Наркотик". Все ужаснулись, мол, опять эта наркоманская девочка в своем репертуаре... Там припев: "Спи, мой наркотик, антибиотик...". Песня посвящается мужчине, я его ласкового назвала наркотиком. Это то, от чего хорошо, к чему тянет. И я использовала слово "наркотик". Не нахожу в этом ничего страшного. А потом мы подумали, что на радиостанции это не возьмут, потому что... время такое. И поэтому мы решили сделать следующее. Стояла я у микрофона в студии у Максима Фадеева в Москве и пела: "Спи, мой... (глубокий вдох. — От авт.) котик, антибиотик...". Поэтому опять котики появились в моей жизни.
— Почему опять?
— Ну, солнце разливается кошкам по глазам.
— И не могу не спросить, чем история совместной песни с Сашей Васильевым закончилась?
— Песня до него так и не дошла. Они записывали свой альбом "Новые люди", были заняты. А мы люди маленькие... У меня есть мечта позвать их к себе в гости за город и сделать шашлык, погулять по лесу, отдохнуть. И, конечно, спеть. Потому что люди мне очень близки и приятны.
Возможно все. Все начинается с банальной мечты. И со временем появляются возможности. Мечты всегда воплощаются, когда есть возможность. А возможность — это то, о чем я говорила: то, на что можно опереться.
— Опора необходима, но недостаточна. Главное — талант. И продукт.
— Каждый человек талантлив. Это ядерная фраза, но я с ней согласна. Талант — это работа над собой.

P.S. 25 июня в Минске состоялась так называемая презентация альбома. Организатор была счастлива и констатировала: "Ну, человек 50 пришло, остальные все приглашенные..." Между выступающими группами (IQ 48, FRAME и КУКЛЫ) — перерывы по полчаса... Анонсируемая фраза "живое" поздравление от группы ЛЮБОВЬ И СПОРТ" ограничилось тремя предложениями Андрея Вашкевича. ПО ГЛАЗАМ — под "минус". Вино, грациозность... Ребят, да будьте вы проще! А то усадили в одно купе опыт работы, талант, мозги, пренебрежительное отношение к стране, сумочку с деловыми отношениями и поехали себе в Москву. Человечность забыли. Да и чем вам так общий вагон не нравится? Неудобно? Места мало? Смущают окружающие люди?.. Эко ж вас пластилинит... Стася... Зачем тебе это?.. Так бы не хотелось, чтобы ты оказалась в роли "поющей в темноте". Можно было бы постебаться и сказать: ай, мол, как всегда, никому ни фига не надо, умные жестокие поюзали добрых наивных, наблюдающие выпили, актеры сыграли, организаторы влетели, главное — поставили логическую точку. Все за диском. Не могу. Альбом — офигенный. Это ТВОЙ альбом! Не позволяй ИМ... Просто не позволяй!..

Александра РОГАЧ

© музыкальная газета




© 2005 музыкальная газета