no


Палац
Французские настроения Олега Хоменко

Французские настроения Олега Хоменко Фолк-группа ПАЛАЦ выступала в мае во Франции. Хотя названия европейских городов в гастрольном графике музыкантов не редкость, эта поездка была все-таки особенной. Давно хотела пообщаться с лидером группы Олегом Хоменко, наконец, такая возможность представилась. Из отзывов в музыкальной тусовке о нем складывается впечатление как о непростом для общения, однако в реальности за холодной стеной шоу-бизнеса скрывается веселый и доброжелательный человек.

— Какие впечатления остались от гастролей во Франции?
— Всегда, когда мы выезжаем куда-нибудь в Европу, мне безумно нравятся "ветряки" — ветряные электростанции за окнами, когда проезжаем Германию. И когда приезжаем во Францию — такие белые, толстые, жирные, с рыжими пятнами, французские коровы. Такие классные, ленивые, огромные... Мы были в центре Франции: Леон, Клермонферан, Риак. Но, в общем-то, это не очень большие города.
— Вы там не первый раз уже были?
— Именно с ПАЛАЦЕМ и для французской публики мы выступали в первый раз. Отдельно, с другими проектами, я уже там был. Сейчас был ряд клубных концертов, точнее, четыре, и выступление с очень серьезной фолк-роковой звездой Франции ЛОЗАРО. Мощный такой коллектив. С ними мы играли на очень серьезных площадках, достаточно сказать, что там выступала METALLICA. Еще был концерт в магазине. Магазин по продажам компактов номер один во Франции. И есть такая практика, когда на специальной площадке в конференц-зале выступают разные, даже самые крутые, коллективы, когда они туда приезжают. Мы очень понравились всем менеджерам и даже выпили настоящее шампанское. Менеджеры расчувствовались по поводу нашего выступления или по тому поводу, что очень быстро стали продаваться наши компакты. Мы знаем, что во Франции продаются наши компакты, в самых крупных магазинах можно спросить диск группы ПАЛАЦ, и вам покажут. А в наших областных центрах нельзя, все никак не договориться...
— А как французская публика, поклонники, поклонницы?
— Выглядят, как бомжи, но оказалось вполне интеллектуальной публикой. То есть кажется, что это тусовка наркоманов — ничего подобного... Но это, наверное, из-за этой дурной моды — "не гладиться" вообще, как достали из стиральной машины, так и одевают. Если человек богатый, значит, он страшнее всего должен быть одет. Я не имею в виду офисную и рабочую обстановку, сферу обслуживания. Я имею в виду в повседневной жизни: на концерте, на выставках и т.д. Конечно, все качественное, и поэтому совершенно все равно... И это другое мышление. Потому что для меня важно, чтобы майка была выглажена, туфли — начищены. Для них это все уже совершенно не важно. Может быть, у нас это все еще комплекс бедного человека, все должно быть чистенько, с иголочки. Долгое время достатка у них, видимо, поменяло мышление.
— У вас вышел альбом "Святочны", какие там "святы"?
— Закончился тираж сборника "Лепшае", очень хороший наш альбом. Он уже раскуплен, его просто нет. И когда встал вопрос о переиздании альбома, было принято решение не переиздавать его в том варианте, в котором он был, так как появилось много новых песен, которые хотелось бы, чтобы вошли в "The Best". Возникла идея, концепция — создать принципиально новый альбом. И каждая песня посвящена какому-нибудь празднику, это и Рождественские праздники, купалье, дожинки и обыкновенные свадебные песни. Для кого-то это праздник, для кого-то, может, и нет. Каждая песня так или иначе исполнялась на какой-то праздник. Поэтому — "Святочны"! Новых песен, которые не издавались ни на одном альбоме — четыре. Это и ди-джейская песня, которую мы сделали на Рождество, "Jingle Bells", суперпесня, переведенная на 26 языков мира, среди которых теперь есть и белорусский, это наш перевод. По-моему, очень классно получилась. Она так не издавалась, поэтому мы решили включить ее в альбом. А остальные — песни для нового альбома, который мы планируем выпустить только в конце следующего года.
— Такие долгосрочные планы?
— Нет, это стандартный подход. Мы обычно выпускаем альбом раз в два года. Ничего не торопим, не форсируем. Другое дело, когда выходят переиздания, сборки, тогда кажется, что мы выпускаем по альбому в год.
— По какому принципу вы принимаете решение об участии или неучастии в каком-то концерте, мероприятии? В проекте "Наша музыка" вы не выступали, а на фестивале "На перекрестках Европы" выступаете.
— Как попросят. "На перекрестках" просто очень много наших друзей, а что касается "Нашей музыки",
мы вообще не были готовы... в тот момент, когда я
туда пришел, я еще неточно знал, как называлось это
мероприятие. Но я посмотрел — много молодых команд, очень достойных. И, кроме того, мы бы участвовали в этом проекте с ди-джейским вариантом, а в концерте были все именно "живые" команды. Не хотелось выглядеть "вороной".
— Концерты с ди-джейской музыкой вы играете в основном в клубах?
— Даже на площадях иногда играем. В основном это, конечно, танцевальные клубные выступления. Но очень здорово играть эту программу на празднике... любого города, она приходится по вкусу и нам, и людям.
— Мне все время казалось, что у ПАЛАЦА и без того достаточно танцевальная музыка.
— Нет. Музыка в мире сейчас очень конкретно-функциональна: музыка для машин, музыка для рок-шоу, музыка для того, чтобы слушать. То есть все очень функционально, каждое направление имеет свою функцию. Что касается ПАЛАЦА, у нас было такое объединение музыки электронной и "живого" звучания, и сейчас оно несколько функционально разошлось. Ближе к фолк-року, и ближе к клубному электронному звучанию. Получается, что логично выросло из нашей музыки как бы два проекта, хотя на самом деле это все одно и тоже.
— Вы сейчас репетировали одну из новых песен?
— "У лузе", эта песня по мотивам Купальских песен. Она была написана тогда, когда нас просили для кинофильма "Анастасия Слуцкая" сделать веселенькую песенку, которая могла бы в шестнадцатом веке звучать на ярмарке, и именно на народных инструментах. В первоначальном своем варианте она будет звучать в фильме. Затем мы сделали рок-аранжировку этой песни. И это уже, наверное, новый ПАЛАЦ.
— Предлагали ли вам принимать участие в трибьютах DEPECHE MODE, N.R.M., и как вы к этому относитесь?
— Очень хорошо. Что касается DM, я очень их люблю. Дело в том, что когда подбирался состав участников, нас не было в Беларуси, поэтому мы не смогли просто участвовать. Как, кстати, и в проекте таком, как "ПесняРок", очень давно он был. Что касается N.R.M., я думаю, что все получится. Самое главное — дойти до студии и записать какую-нибудь песню N.R.M.
— Песня выбрана?
— А оказывается, что мы и не имеем такой установки, что ту песню, которую мы скажем, ту и будем делать. Нужно поделиться с другими коллективами. Так что пусть они выбирают, а мне нравятся очень многие песни N.R.M., так что это вообще не проблема.
— Песни ПАЛАЦА выходили на российских сборниках?
— Только в сборках "Нашествия" 3, 4 и, по-моему, 7 три наших песни выходили. Это, конечно, серьезный российский проект. В самом фестивале мы участие не принимали. Но за нами стоят все-таки маленькие деньги, и мы поем по-белорусски. Мы не Украина. В Москве живет восемьсот тысяч украинцев, и это все объясняет. Белорусов там тоже много, но это не диаспора. И просто мало денег, поэтому в Москве белорусская музыка представлена только ПЕСНЯРАМИ, и слава богу, что ими. Потому что "ляписы" и ЛЕПРИКОНСЫ — это русскоязычная музыка, они нормально конкурируют с российскими группами.

Татьяна ТАРАСОВА

© музыкальная газета

© 2005 музыкальная газета