no


Amos, Tori
Tori Amos мир глазами Скарлет

Tori Amos мир глазами Скарлет Под конец прошлого года появился очередной диск американской вокалистки Тори Амос, названный "Scarlet's Walk". На сей раз это своеобразное путешествие по Америке со многими личными и политическими раздумьями. Вдохновителем стала "титульная героиня" по имени Скарлет. Представляет она не только Тори, но и всех современных женщин. На своем пути Скарлет познает мир, но вместе с тем и раскрывает таинства своей души... — Привет, Тори! Как жизнь? Говорят, недавно твоя дочь впервые пошла в детский сад и были какие-то проблемы. Ну и как, она уже привыкла к новым условиям?
— Да, очень долго привыкала. Только в последние дни ей стало лучше там, по-свойски (смеется). Понимаешь, мы там с соседями организовали что-то наподобие "летающего детского сада", где каждый день группа всех наших детей принимает в гости новую мамку. Перед отъездом на гастроли была как раз моя очередь, и в доме крутилось еще множество друзей и подруг Тэш (дочь Тори. — Прим. ред.). Более того, для меня это еще был первый день презентационных интервью, так представь себе, что там делалось. Правда, Тэш стала полноправной хозяйкой, и мы все выдержали, а теперь с детьми мается кто-то другой. А тут еще пережили шквал перегревов — у нас ведь жара стоит. Конечно, лично мне это не страшно, люблю погреться на солнце, как — прости за сравнение — ящерица. Но пара знакомых уже получили свеженький солнечный удар. Перед самым выездом пошли дожди, Тэш снова веселая, а я спокойна.
— А что случилось, что после стольких лет сотрудничества с Warner Bros. ты рассталась с ними?
— Постараюсь ответить весьма просто, хотя, сам понимаешь, есть вещи, о которых не говорится при других. Я записывалась для Warner почти 15 лет, было у меня там много настоящих друзей, которые за эти годы все-таки уходили оттуда один за другим. Некоторые даже вообще оставили музыку. Вот и мне захотелось что-то изменить. Безусловно, жаль было расставаться с людьми, которые так много для меня значили. Но рядом с твоими друзьями всегда есть и те, с кем — не побоюсь этого слова — ни на минуту не осталась бы в одном помещении. Сразу перегрызлись бы по любому вопросу, хоть бы такому — сидит ли на стене муха. Стараешься быть симпатичной, терпеливой, но тяжело долго терпеть. А тут руководство Epic Records заинтересовалось моими песнями, которые появились во время моей беременности Наташей (Tash. — Прим. ред.). Уговорили меня, чтобы не боялась принять трудное решение. И сразу между нами заискрилось.
— Ты говорила, что, издавая предыдущий альбом "Strange Girls", оставила в инкубаторе несколько новых произведений. Записи нового альбома — это и есть те запасы или для "Scarlet's Walk" все писалось специально?
— В то время только начинали зарождаться эти песни, только формировались. У меня в голове были идеи отдельных фрагментов, но целых композиций склеивать из них я тогда даже не пробовала. Было большое мировое турне в 2001 году, было трагическое 11 сентября. Потом беременность. И тогда я не знала еще, какие фрагменты войдут в новые песни, что получится в итоге и какое будущее все это ждет. Никогда не знаешь, что произойдет, а ведь песни так связаны с нашей действительностью. Они имеют чувства, имеют сознание — и я говорю это не только о своих, а вообще обо всех композициях. Они приходят из того, другого мира, и порой знают больше, чем мы. Может быть, даже могут предвидеть будущее. Не имею понятия, откуда берется в них это провидение, но я убеждена, что это правда. Когда еще на гастролях начали приходить первые идеи, оказалось, что складывается определенная целость. Начала формироваться единая повесть. Повесть о путешествии девушки по имени Скарлет. Порой я была ею, порой кто-то другой. Временами ее душа покидала тело и, потонув в окружающей среде, основывала новые сюжетные линии повести. В одной песне Скарлет, например, стала кровью, плывущей в теле человека, который живет рядом с ней. Но все произведения оказались связанными между собой неразрывно, как глава настоящей повести. И, конечно, они создали сами свой собственный альбом. О взаимодействиях, которые изменяют нашу жизнь.
— Однако, я прочитал где-то слова Нила Гейлмана, который представляет этот альбом как посвящение прежде всего Америке.
— Да, этот диск о душе Америки, о том, чем это место является на самом деле. Ладья, которая несколько сот лет тому назад пережила настоящую интервенцию пришельцев из Европы, насаждающих там свою культуру, свои государственные традиции. А ведь там жили люди уже несколько тысяч лет, у них тоже были свои традиции. Поначалу все умудрялись уживаться, но с течением времени аппетиты европейцев росли, начались кровопролитные конфликты. Не замечаешь схожесть этой ситуации с Америкой после 11 сентября? Мое внимание обратили на это люди, которых я встречала на гастролях, уже как раз после написания песен для нового диска. Не хватало слов выразить наше состояние, мы впервые переживали сами агрессию по отношению к нам и только задавали себе вопросы: "Почему это произошло? Почему с нами? Чем мы провинились?" Появилось столько сомнений, которые открыли глаза многих американцев. Возникла необходимость попытаться вернуться в те времена и осмыслить душу того организма, в который проникла инфекция. Теракт 11 сентября больше ударил не по стенам, домам или отдельным людям, а собственно в душу Америки. Душу, в которую так верили наши давние предки того континента.
— А могла бы ты одним словом охарактеризовать Америку сегодняшнего дня?
— Было бы это, пожалуй, слово "кризис". Америке нужно самой решить, какое направление взять. Определить разумные ставки или поддаться жадности. Единственная надежда, что молодые люди, которые теперь только учатся в школах или университетах, как можно скорее должны найти в себе силы и желания овладения своей страной. Ведь теперь будущее решают те, кого через пару десятков лет уже не будет, когда проявятся итоги сегодняшних изменений. Перед Америкой сейчас стоит действительно трудная задача — выявить и воспитать из граждан своей страны будущих предводителей. Знаю, что это уже происходит. В каком-то университете сейчас учится наследник Мартина Лютера Кинга. И не только в Америке, но и во Франции, Сенегале. Везде! Но они еще растут, дозревают, и мы должны заботиться об этих цветах. В противном случае не сможем развиваться. Что можем сделать для них в данную минуту? Голосовать. Это один из способов изменения мира. Нужно понимать, что хоть живем мы в трудное время, однако не будет оно продолжаться вечно. Конечно, в жизни молодых людей должно быть время на забавы, развлечения, но не должны они проспать свое призвание.
А не спать — это значит быть активным. В таких гражданах нуждается каждая страна.
— Так что: песни нового альбома — это тоже лозунги и советы для современной Америки или попытка показать, как она выглядит сейчас или выглядела в прошлом?
— Никогда не осмелилась бы взять на себя столь ответственную роль, как наставление всей страны. Создавая свои произведения, хочу только побудить людей к мышлению, разговорам на эти темы, заставить их быть неравнодушными, открыть перед ними новые возможности или просто пробудить неведомые чувства. Раньше я искала, теперь ваша очередь. Подтолкнуть людей к поискам правды — с таким намерением приступала я к работе над этим альбомом. В определенный момент это даже стало каким-то наваждением, совесть теребила мои мысли и после каждого завершенного фрагмента спрашивала: "Ты действительно была здесь искренна?"
— Не секрет, что альбом получился очень концептуальным...
— Именно так все его характеризуют, но мне больше нравится называть альбом путешествием, повестью. Звуковая повесть.
— Тогда как ты почувствуешь себя, если из связанных воедино глав твоей повести кто-то выберет на сингл только одну ее часть? Ведь промоушн целого альбома отдельными фрагментами — это уже устойчивая традиция. Не будет ли в этом смысле промоушн альбома-повести связан с нанесением увечий целостности?
— Выбирать сингл — это уже не моя компетенция. Решает это издающая компания. Да и всегда одно произведение не так адекватно представляет целый альбом, как бы точно ни сделали выбор на чей-то взгляд. Это касается даже неконцептуальных альбомов. А в моем случае это тоже может быть такой раздел повести, который пробудит желание осмыслить весь сюжет. Если рассматривать под этим углом зрения, то все вписывается в устоявшиеся традиции.
— А если отрывок лишит смысла всю концепцию альбома?
— Если люди слышат по радио один фрагмент, то уже только от них зависит, нужно ли им остальное. Есть вещи, которые невозможно проконтролировать. Кто-то так и живет в мире незавершенных повестей и даже не мучается, а кто-то хоть нечто пробует найти и осмыслить до конца.
— Альбом "Scarlet's Walk" включает также мультимедийные неожиданности.
— Этот диск, вставленный в компьютер, становится ключом к двери, ведущей в совершенно новые, неизвестные места. Карты и снимки неожиданно оживают, становятся трехмерными и позволяют вам сопутствовать Скарлет в ее прогулке. Это путешествие, которое также покажет вам историю первых исследованных американских племен. Людей, которые первыми придумали свой образ жизни на этой земле. Помещены на мультимедиа и неопубликованные произведения, появившиеся во время студийной сессии этого альбома.
— Как выглядит твоя студия звукозаписи? Есть ли в ней какие-то амулеты, вдохновляющие исключительно тебя?
— Каждый раз она выглядит по-разному. А насчет амулетов, так у меня просто мания их собирать. Теперь у меня в студии игрушечные инструменты, подаренные друзьями: палочки, небольшой барабанчик и другие чудеса, служащие для выбивания ритма. Они со мной от начала работы над этим проектом.
— А есть какие-то универсальные источники вдохновения? Многих вдохновляет вид текущей воды, кого-то — играющие дети, а тебя?
— Может быть потому, что каждый диск и работа над ним отличаются между собой, каждый раз разные вещи привлекают мое внимание. Вдруг откуда ни возьмись появляются определенные элементы, которые сами собой становятся символами успеха новой работы, становятся его основой или крестовиной. И связать их в одну предметную категорию никак не получается.
— Поговорим сейчас о некоем парадоксе, касающемся твоего творчества. Пару лет назад настоящую лавину информации о Тори Амос можно было найти в прессе, занимающейся музыкой heavy-metal (например, "Metal Hammer", "Hit Parader"). Писали о тебе рядом со статьями о SLAYER или SEPULTURA. Но ведь никогда ты стилистически даже не приближалась к таким направлениям. А может, в какой-то момент ты сама обратила внимание на повышенный интерес к твоей личности фэнов heavy-metal? Пыталась себе это как-то объяснить?
— Понимаешь, я живу в очень герметичном мире. Не читаю многих журналов, которым раньше даже давала интервью. Часто и не знаю, кто обо мне пишет. Но никогда не скрывала своего восторга профессионализмом и мастерством музыкантов, играющих так называемую тяжелую музыку. Что бы о них ни говорили, большинство стало виртуозами в том, что делают, часто имеют хорошее музыкальное образование, хотя не все из него могут использовать в своем амплуа. Быть музыкантом — это удел избранных. Может, такой ответ покажется тебе немного странным, но я всегда была в хороших отношениях с metal-коллегами. Не знаю, почему. Может быть, по причине одинакового увлечения хорошим вином?
— ?!
— Ты удивился бы, если бы познакомился с ними лично. Внешне они могут шокировать, озадачивать, но где-нибудь вдали от камер и объективов ведут свою секретную тайную жизнь. Очень чувствительны, впечатлительны, увлечены литературой и т.д. и т.п. А что общество воспринимает их за дьяволов, князей тьмы или в подобном абсурде, так это не мешает им быть обычными людьми. Публика хочет видеть определенный имидж и часто выхватывает только ту сторону артиста, которая подтверждает это видение, а не перечит. А ведь человек не состоит только из него.
— Как повлияло на твою работу рождение дочери? Диски теперь записываешь дольше или наоборот — приходится им посвящать значительно меньше времени?
— Такие события не происходят без последствий. Конечно, это мое двухлетнее сокровище теперь в центре моих интересов. План дня и вообще все расписание занятий крутится вокруг моей маленькой Тэш и ее нужд. Не могу позволить себе не быть при ней, когда она требует меня. Изменилось очень многое. Когда-то засиживались в студии аж на всю ночь, отсыпаясь потом целый день. Просто не тужились над планированием каждого дня, а только работали. Но вот планировали бы, так и ее, может, не было. Но теперь управляемся согласовать работу в студии с заботой о Тэш. Оказалось, это не так трудно. Хоть некоторые из нашей команды все равно не могут выйти из студии до свету! Да ты и сам, видимо, знаешь людей, которых не вытянешь из кровати до обеда — не спится по ночам. Так вот мы нашли, однако, способ сработаться так, чтобы каждый был задействован в удобное для себя время.
— Услышим ли Тэш на каком-нибудь из твоих дисков?
— (смеется) Увидим. Знаешь, все это зависит от нее самой. Она уже много понимает. К примеру, она большая поклонница Гарри Поттера. И если в какой-то день решит, что хочет петь, то пусть поет. Если скажет нет, то, скорее всего, ничто на земле ее уже к этому не заманит.

Перевод Витаута МАРТЫНЕНКИ

© музыкальная газета

© 2005 музыкальная газета