no


McCartney, Paul
Пол МакКартни: возвращение на сцену

Пол МакКартни: возвращение на сцену После 10-летнего перерыва сэр Пол МакКартни вернулся на сцену с новым мировым туром "Back In The World", в рамках которого 24 мая дал единственный и великолепный во всех отношениях концерт в Москве на Красной площади. О том, как он прошел и что говорил экс-битл на пресс-конференции, написали уже практически все газеты и журналы (на шоу было аккредитовано без малого 500 журналистов, включая, разумеется, и корреспондентов "МГ"). И чтобы не повторяться, мы решили предложить вашему вниманию интервью с сэром Полом, из которого вы узнаете о том, что побудило его вновь отправиться в дорогу.

— Когда вы записывали альбом "Driving Rain", думали ли вы о том, чтобы возобновить концертную деятельность?
— Нет. Сначала я просто хотел записать песни для альбома и абсолютно не думал о том, чтобы отправиться в турне. Но творческий процесс настолько захватил меня, что мне вновь захотелось выйти на сцену и "живьем" исполнить свои новые песни. А после концерта, посвященного жертвам трагедии 11 сентября, я еще больше утвердился во мнении, что неплохо бы было поехать на гастроли.
— По какому принципу вы отбираете песни для турне?
— Когда я отправляюсь в тур, то всегда думаю о том, какие песни хочет услышать публика. И всегда стараюсь сделать так, чтобы с концерта никто не ушел разочарованным, так как по себе знаю, что это такое. Однажды я решил посетить шоу ROLLING STONES и надеялся, что они исполнят "Satisfaction", "Honky Tonk Women" и "Jumping Jack Flash", но моим надеждам так и не суждено было сбыться. Те же, кто придет на мои концерты, смогут услышать как песни с нового альбома, так и вещи THE BEATLES и WINGS.
— Как публика принимает композиции с диска "Driving Rain"?
— Принимают их хорошо. Однако на собственном опыте знаю, что новые песни часто "проходят" с трудом и у публики создается впечатление, что ей навязывают новый материал. Также не секрет, что все хотят услышать старые песни THE BEATLES и ждут, не дождутся, когда я исполню "Can't Buy Me Love" или "Let It Be".
— Хотели бы вы переписать те самые старые песни THE BEATLES, дать им новую жизнь, новое звучание?
— Да, это было бы очень интересно. Но другой вопрос — хотят ли этого поклонники THE BEATLES? Вот, например, Боб Дилан чуть ли не каждый вечер занимается подобными экспериментами, изменяя звучание своих песен, я же на это пойти не могу. Сначала нужно все обдумать и взвесить, а уж затем принимать решение. Хотя, было бы любопытно послушать, как будет звучать, скажем, "Hello Goodbye" в современной аранжировке.
— Какие воспоминания у вас остались о группе WINGS?
— Группа WINGS прекратила свое существование через десять лет после своего появления на свет, и она, я бы сказал, растворилась, подобно сахару в чае. Мы многого добились за это время, и WINGS позволили мне продолжать создавать музыку и после THE BEATLES, что было очень важным для меня. Я не мог бросить заниматься музыкой, и у меня просто не было — да и не могло быть — иного пути, иного выбора. WINGS — часть моей жизни, и о ней у меня сохранились самые лучшие воспоминания.
— Что вы можете сказать о роли, которую играла Линда в WINGS?
— Линда была сердцевиной нашего коллектива. Она постепенно училась играть на клавишных, и я считаю, что люди, которые тогда смеялись над ней, совершали большую ошибку. Мне всегда казалось, что если бы Линда не стала моей женой, то она, скорее всего, играла бы в какой-нибудь панк-группе. Она любила это музыкальное направление, потому что там все было "сырым" и громким. Во время турне 1976 года Линда своей игрой на клавишных разнообразила многие песни и, в частности, "Live And Let Die". Я помню, как Кэрол Кинг и Нил Седака пришли за кулисы после одного из концертов WINGS и Нил сказал, что им очень понравилось наше выступление и то, как мы пели, а особенно вокал Линды. Эти слова произвели на нее огромное впечатление, и с тех пор она стала петь, и ей это очень нравилось. Когда я работал с Майклом Джексоном, то он попросил, чтобы Линда тоже приняла участие в записи, на что я возразил: "Какое она может иметь отношение к нашей совместной работе?". "Никакое, — сказал Майкл. — Но ее голос очень хорош". Наши голоса действительно очень удачно сочетались и стали отличительной особенностью звучания WINGS.
— Слушаете ли вы сейчас альбомы WINGS?
— Да. И некоторые песни вызывают у меня дрожь, а некоторые мне просто не нравятся, сейчас я их записал бы по-другому и сделал бы лучше. Вообще, я никогда не был доволен значительной частью того, что мы делали в WINGS, и есть лишь несколько песен, которые я действительно люблю.
— Какие чувства вы испытываете, выходя на сцену?
— Вам, может быть, покажется странным, но я до сих пор испытываю волнение, выходя на сцену. Мне нравится общаться с публикой и чувствовать ее реакцию. На одном из концертов в 1989 году я увидел в толпе бородатого мужчину, рядом с ним стояла его дочь, и они дружно размахивали руками и подпевали мне. Их глаза были наполнены счастьем. Такое, поверьте, не забывается.
— Многих интересует: это ваше последнее турне или вы еще порадуете любителей музыки своими концертами?
— Трудно сказать. Конечно, всегда хочется дать положительный ответ, но, по правде говоря, я никогда не думаю о том, что это мой последний тур. Иногда мне кажется, что я буду давать концерты до 90 лет, и спасибо Богу за то, что я до сих пор в прекрасной форме и по-прежнему могу нести людям радость.

P.S. Благодарим "Альфа-банк", «SAV Entertainment» и S.B.A./GALA Records за помощь в подготовке материала.

Алексей ХОЛОПЦЕВ
Леонид СЛОБОДЧИКОВ


© музыкальная газета




© 2005 музыкальная газета